Поиск

Таинственный остров Жюль Верн Часть вторая Глава XVII

Всегда в одиночестве. — Просьба неизвестного. — Постройка фермы в корале. — Прошло двенадцать лет! — Боцман «Британии». — Покинутый на острове Табор. — Рукопожатие Сайреса Смита. — Загадочная записка.

Слова эти подтверждали догадку колонистов. В прошлом несчастный совершил какое-то тяжкое преступление, быть может, он искупил его перед людьми, но не перед самим собой. Преступника мучила совесть, он раскаивался, и, конечно, новые друзья с сердечной теплотой пожали бы ему руку, но он чувствовал, что не достоин пожатия руки честных людей! Однако после схватки с ягуаром он не вернулся в лес и с этого дня уже не покидал плато Кругозора.

Что же за тайна была в его жизни? Откроет ли он её когда-нибудь? Одно только и оставалось: ждать. Во всяком случае, колонисты твёрдо решили не расспрашивать его и вести себя так, словно они ничего не подозревают.

Спустя несколько дней жизнь на острове вошла в свою колею. Сайрес Смит и Гедеон Спилет работали вместе, занимаясь то химией, то физикой. Только иногда журналист отправлялся на охоту с Гербертом, ибо теперь, колонисты боялись отпускать юношу одного в лес; приходилось быть настороже. А Наб и Пенкроф трудились — один день в загоне и птичнике, другой день — в корале, к тому же хлопотали по хозяйству, — словом, дел у них набиралось достаточно.

Неизвестный работал в стороне от товарищей, по-прежнему не садился за общий стол, спал под деревом на плато и не принимал участия в беседах. Казалось, что он и в самом деле не выносит общества своих спасителей.

— И чего ради, спрашивается, он обратился за помощью к людям? Зачем бросил записку в море? — недоумевал Пенкроф.

— Он сам обо всём нам расскажет, — неизменно отвечал Сайрес Смит.

— Когда же?

— Быть может, раньше, чём вы думаете, Пенкроф.

И действительно, день признания близился. Десятого декабря, через неделю после возвращения в Гранитный дворец, неизвестный подошёл к Сайресу Смиту и тихо, смиренно сказал:

— Сэр, я хочу кое о чём попросить вас.

— Пожалуйста, — ответил инженер, — но сперва позвольте мне кое-что вам сказать.

При этих словах неизвестный покраснел и чуть было не убежал. Сайрес Смит понял душевное состояние преступника, который, очевидно, боялся, что его начнут расспрашивать о прошлом.

Сайрес Смит удержал его.

— Послушайте, — произнёс он, — мы для вас не только товарищи по несчастью, но и друзья. Вот всё, что я хотел сказать вам, а теперь я вас слушаю.

Неизвестный провёл рукой по глазам. Он дрожал и несколько секунд не мог выговорить ни слова.

— Сэр, — наконец произнёс он, — я хочу просить вас об одной милости.

— О какой же?

— В четырёх-пяти милях отсюда, у подножия горы, находится ваш кораль, там вы держите домашних животных. Они нуждаются в уходе. Не позволите ли вы мне жить при них?

Сайрес Смит посмотрел на несчастного с глубоким состраданием. Затем ответил:

— Друг мой, в корале нет жилья, одни хлевы, они и для животных не очень-то пригодны…

— А мне, сэр, там будет хорошо.

— Друг мой, — сказал инженер, — мы вам ни в чём не будем перечить. Вам хочется поселиться в корале? Пусть будет по-вашему. Впрочем, вы всегда желанный гость в Гранитном дворце. Но раз вы предпочитаете жить в корале, мы постараемся устроить вас там поудобнее.

— Мне будет удобно в любых условиях.

— Друг мой, — ответил Сайрес Смит, — который умышленно так называл неизвестного, — позвольте нам в данном случае поступить по собственному разумению.

— Благодарю вас, сэр, — ответил неизвестный и тотчас же ушёл.

Инженер не преминул рассказать товарищам о просьбе неизвестного, и они решили построить в корале деревянный домик и обставить его поуютнее.

В тот же день поселенцы отправились в кораль, прихватив с собой инструменты; не прошло недели, как жилище было готово и ждало хозяина. Домик стоял на пригорке, футах в двадцати от хлевов, оттуда удобнее всего было наблюдать за стадом муфлонов, насчитывающим уже более восьмидесяти голов. Смастерили кое-что из мебели — кровать, стол, скамью, шкаф, сундук, привезли в кораль оружие, боевые припасы и набор инструментов.

Надо сказать, что неизвестный не ходил смотреть на своё будущее жилище и, не обращая внимания на колонистов, работающих на постройке, трудился на плато, очевидно желая довести до конца начатое дело. И действительно, благодаря его усердию земля была обработана и только ждала, когда наступит пора сева.

Двадцатого декабря все работы по благоустройству домика были закончены. Инженер объявил неизвестному, что его жилище готово, и тот ответил, что сегодня же будет там ночевать.

В тот вечер жители Гранитного дворца собрались большом зале. Время близилось к восьми часам — неизвестному пора было уходить. Они не хотели стеснять его, не хотели прощаться с ним, решив, что это будет для него тягостно, поэтому, окончив работу, оставили его в одиночестве, а сами отправились домой.

Итак, они беседовали, сидя в большом зале, когда в дверь негромко постучали. В зал быстро вошёл неизвестный и сказал без всякого вступления:

— Господа, расставаясь с вами, я хочу, чтобы на прощание вы узнали всю правду обо мне, слушайте же.

Простые эти слова произвели большое впечатление Сайреса Смита и его товарищей.

Инженер поднялся и сказал неизвестному:

— Мы ни о чём вас не спрашиваем, друг мой. Вы вправе молчать…

— Мой долг рассказать всё.

— Садитесь же.

— Я постою.

— Мы охотно выслушаем ваш рассказ, — произнёс Сайрес Смит.

Неизвестный отступил в полутёмный угол комнаты. Он стоял обнажив голову, скрестив руки на груди, и глухим голосом, будто через силу, повёл рассказ, который слушатели ни разу не прервали:

— Двадцатого декабря тысяча восемьсот пятьдесят четвёртого года паровая яхта «Дункан», принадлежавшая богатому шотландскому землевладельцу лорду Гленарвану, бросила якорь у западного берега Австралии, у мыса Бернуилли, лежащего на тридцать седьмой параллели. На борту яхты находились Гленарван с женой, майор английской армии, француз-географ и дети капитана Гранта — молоденькая девушка и мальчик. Корабль их отца «Британия» год тому назад затонул, экипаж погиб. Вёл яхту капитан Джон Манглс; команда состояла из пятнадцати человек.

Вот какая причина привела яхту «Дункан» к берегам Австралии.

Полгода назад экипаж яхты подобрал в Ирландском море бутылку с запиской на трёх языках: английском, немецком и французском. В записке кратко сообщалось, что во время крушения «Британии» спаслось трое — капитан Грант и два матроса, что они попали на какую-то землю; указывались и широта и долгота, но невозможно было разобрать, какая это долгота, — цифру размыло.

Итак, в записке говорилось, что спасённые находятся на тридцать седьмом градусе одиннадцатой минуте южной широты. Но долгота была неизвестна. Поэтому разыскивать капитана Гранта и его спутников надо было где-то на тридцать седьмой параллели, и можно было с уверенностью сказать, что, обследовав материки и океаны, удастся их найти.

Английское адмиралтейство отказалось снарядить спасательную экспедицию, но лорд Гленарван решил сделать всё возможное, чтобы отыскать капитана Гранта. Он познакомился с Мери и Робертом Грант. Яхту снарядили в дальнее плавание, в котором пожелали принять участие жена лорда и дети капитана Гранта; и вот «Дункан» покинув Глазго, пересёк Атлантический океан, вышел Магеллановым проливом в Тихий океан и направился к берегам Патагонии, где, по некоторым предположениям — сначала именно так истолковали записку, — капитан Грант томился в плену у туземцев.

Пассажиры «Дункана» высадились на западном побережье Патагонии, а яхта поплыла дальше, — она должна была ждать их на восточном берегу, у мыса Корриентес.

Гленарван и его спутники прошли всю Патагонию, следуя по тридцать седьмой параллели, и, не найдя никаких следов пребывания капитана Гранта, тринадцатого ноября снова сели на яхту, чтобы продолжать поиски в открытом море.

Они обследовали, но тщетно, два острова, лежащих по пути — Тристан-да-Кунья и Амстердам, — и «Дункан», как я уже говорил, двадцатого декабря тысяча восемьсот пятьдесят четвёртого года приблизился к мысу Бернуилли, расположенному на австралийском побережье.

Гленарван, решив пересечь Австралию, как до этого он пересёк Южную Америку, высадился на сушу. В нескольких милях от берега стояла ферма некоего ирландца, который радушно принял путешественников. Лорд Гленарван рассказал ирландцу о том, что привело его в эти края, и спросил, нет ли у него сведений об английском трёхмачтовом судне «Британия», потерпевшем крушение; около двух лет назад где-то у западных берегов Австралии.

Ирландцу никогда не приходилось слышать о потонувшем корабле, но, к великому удивлению всех присутствующих, в разговор вмешался один из его слуг.

— Милорд, воздайте хвалу господу богу и возблагодарите его, — сказал он. — Если капитан Грант ещё жив, то живёт он на австралийской земле.

— Кто вы? — спросил лорд Гленарван.

— Шотландец, как и вы, милорд, — ответил незнакомец, — я один из спутников капитана Гранта, спасся при крушении.

Фамилия этого человека была Айртон. Его документы удостоверяли, что он действительно служил боцманом на «Британии». Он рассказал, что будто потерял из виду капитана в тот миг, когда корабль разбился о прибрежные рифы, будто до сих пор был убеждён, что из всего экипажа «Британии» уцелел только он, что капитан Грант погиб вместе со всеми.

— Однако, — добавил Айртон, — «Британия» потерпела крушение не у западных, а у восточных берегов Австралии, и если капитан Грант ещё жив, о чём свидетельствует записка, значит, он в плену у туземцев где-нибудь на восточном побережье.

Айртон говорил с подкупающей искренностью, смотрел прямо в глаза. В его словах нельзя было сомневаться, к тому же за него ручался ирландец, у которого он прослужил больше года. Лорд Гленарван поверил, что Айртон человек честный, и по его совету решил пересечь Австралию вдоль тридцать седьмой параллели. Гленарван, его жена, дети капитана Гранта, майор, географ, капитан Манглс и несколько матросов, собравшись в небольшой отряд, пустились в путь во главе с Айртоном, а «Дункан» под командой Тома Остина, помощника капитана яхты, взял курс на Мельбурн, где должен был ждать распоряжений Гленарвана.

Двадцать третьего декабря тысяча восемьсот пятьдесят четвёртого года отряд отправился к восточным берегам Австралии.

Надо вам сказать, что Айртон был предателем. Он и в самом деле служил боцманом на «Британии», но вступил в пререкания с капитаном и пытался подговорить экипаж к мятежу — хотел захватить корабль. Капитан Грант высадил его на западном берегу Австралии восьмого апреля тысяча восемьсот пятьдесят второго года — то была вполне справедливая кара.

Следовательно, негодяй этот даже не слышал о гибели «Британии». Впервые он узнал обо всём из рассказа Гленарвана. С той поры как Айртона высадили на берег, он под именем Бена Джойса возглавил шайку беглых каторжников, теперь же нагло утверждал, что кораблекрушение произошло на восточном берегу. Он нарочно, направил лорда Гленарвана по ложному пути, в надежде, что, пока тот будет путешествовать, ему удастся завладеть яхтой, превратить её в пиратское судно и стать грозой морей.

Неизвестный помолчал. Потом заговорил снова дрожащим голосом:

— Отряд двинулся в путь, намереваясь пересечь австралийский материк. Нет ничего удивительного, что его ждали неудачи: ведь шайка Айртона, или Бена Джойса, называйте его как угодно, шла то впереди, то позади экспедиции, готовясь выполнить замысел своего главаря.

Между тем «Дункан» стоял на ремонте в Мельбурнском порту. Айртон уговорил лорда Гленарвана, что нужно приказать «Дункану» из Мельбурна отправиться на восточное побережье, — там бандиты легко завладели бы яхтой. Айртон завёл экспедицию в непроходимые леса неподалёку от побережья, где она терпела неимоверные лишения, затем убедил Гленарвана написать письмо помощнику капитана яхты и взялся доставить это письмо, в котором Гленарван приказывал экипажу незамедлительно привести «Дункан» в залив Туфолда, расположенный на восточном побережье в нескольких днях пути от стоянки отряда. Там Айртона должна была поджидать его шайка.

Предателю чуть было не вручили приказ на имя помощника капитана, но тут его неожиданно разоблачили, и ему пришлось бежать. Однако письмо отдавало во власть Айртона яхту, и он постарался раздобыть его любой ценой. Это удалось, и через два дня Айртон уже был в Мельбурне.

До сих пор преступнику везло, и он вообразил, что так будет и дальше: он отправит «Дункан» в залив Туфолда, шайка бандитов перебьёт экипаж и завладеет судном, а он, Бен Джойс, будет хозяйничать в здешних морях. Господь не дал злодею привести в исполнение свои кровавые замыслы.

Явившись в Мельбурн, Айртон передал приказ помощнику капитана, Тому Остину, и тот, ознакомившись с его содержанием, тут же велел сняться с якоря; но можно себе представить разочарование и ярость Айртона, когда на второй день плавания он узнал, что помощник капитана ведёт яхту не в залив Туфолда, а к восточному берегу Новой Зеландии! Айртон попытался воспротивиться, но Остин показал ему письмо. И правда, благодаря счастливой случайности — описке француза-географа — кораблю велено было отправиться к восточным берегам Новой Зеландии.

Все планы Айртона рухнули! Он вздумал бунтовать. Его заперли. Итак, он плыл против воли в Новую Зеландию, не зная, что сталось с его шайкой, что сталось с отрядом лорда Гленарвана.

«Дункан» плавал вдоль берегов Новой Зеландии до третьего марта. В тот день Айртон услышал выстрелы. «Дункан» палил из всех коронад, и вскоре лорд Гленарван вместе со своими спутниками поднялся на борт яхты.

Вот что произошло за это время.

После множества испытаний, множества опасностей отряд лорда Гленарвана вышел к восточному побережью Австралии и добрался до залива Туфолда. Яхты там не было! Гленарван телеграфировал в Мельбурн. Ему ответили: «Восемнадцатого сего месяца «Дункан» отплыл в неизвестном направлении».

Гленарван решил, что его отважный экипаж попал в руки Бена Джойса, а яхта стала пиратским судном.

И всё же Гленарван не отказался от поисков. То был смелый и благородный человек. Он сел на первое попавшееся торговое судно, доплыл на нём до западных берегов Новой Зеландии, пересёк её, следуя по тридцать седьмой параллели, но не нашёл никаких следов капитана Гранта; зато на восточном берегу он, к своему изумлению и благодаря божьей помощи, обнаружил «Дункан», который по приказу помощника капитана ждал его здесь целых пять недель!

Случилось это третьего марта тысяча восемьсот пятьдесят пятого года. Итак, Гленарван снова вступил на борт «Дункана», — там уже находился и Айртон. Его привели к Гленарвану, который хотел выведать у злодея, знает ли он что-нибудь об участи капитана Гранта. Айртон отвечать отказался. Гленарван предупредил негодяя, что в первом же порту сдаст его английским властям. Но Айртон безмолвствовал.

«Дункан» продолжал плыть вдоль тридцать седьмой параллели. А тем временем леди Гленарван решила побороть упорство злодея. В конце концов ей это удалось, и Айртон обещал всё рассказать Гленарвану, но при условии, что его не выдадут английским властям, а высадят на одном из островов Тихого океана. Гленарван согласился, ибо готов был на всё, лишь бы что-нибудь узнать об участи капитана Гранта.

Тут Айртон рассказал историю своей жизни, признавшись, что с тех пор, как его высадили на побережье Австралии, он ничего не знает о капитане Гранте.

Гленарван тем не менее сдержал своё слово. «Дункан» плыл всё дальше, и вот однажды показался остров Табор. На нём и решено было оставить Айртона; и вот на этом клочке суши, лежащем на тридцать седьмой параллели произошло чудо: оказалось, что там нашли приют капитан Грант и двое его матросов. Вместо них на пустынном острове должен был поселиться преступник. Когда он покидал яхту, Гленарван напутствовал его такими словами:

— Айртон, вы будете отрезаны от мира, от людей. Вам не удастся бежать с островка, на который мы вас высаживаем! Вы будете одиноки, как перст, под всевидящим оком господа бога, который читает в тайниках человеческого сердца, и никто не станет тревожиться о вас, как мы тревожились о капитане Гранте. Вы и не достойны того, чтобы о вас помнили честные люди, но они вас не забудут, Айртон! Мне известен этот остров, я знаю, где вас найти. Память мне никогда не изменит!

И «Дункан», снявшись с якоря, вскоре исчез из виду!

Произошло это восемнадцатого марта тысяча восемьсот пятьдесят пятого года.

Айртон остался один, но его снабдили всем необходимым: оружием, инструментами, съестными припасами. В его распоряжении был дом, выстроенный достойным капитаном Грантом. Изгнаннику суждено было одиноко влачить свои дни и искупить содеянные им преступления.

И он раскаялся, господа, совесть не давала ему покоя; он был так несчастен! Он решил, что если в один прекрасный день люди приедут за ним, ему надлежит вернуться в мир иным человеком! Как исстрадался этот отверженный! Как много работал, надеясь, что труд исправит! Как много времени проводил в молитвах, зная, что молитва переродит его!

Так жил Айртон два, три года; но его угнетало одиночество, и он не сводил глаз с горизонта, надеясь увидеть корабль и вопрошая себя, долго ли ещё ему придётся искупать свою вину? Он мучился, и вряд ли кому доводилось так мучиться. Ведь жизнь в одиночестве — пытка для того, чью душу терзают муки совести!

Но, очевидно, небо ещё недостаточно покарало несчастного, ибо он стал замечать, что превращается в дикаря. Он чувствовал, что начинает терять рассудок. Трудно сказать, когда это произошло — через два ли года, через четыре ли, но в конце концов изгнанник утратил всякое подобие человека — таким вы и нашли его!

Нет нужды говорить вам, господа, что Айртон, Бен Джойс и я — одно и то же лицо.

Конец этой исповеди Сайрес Смит и его товарищи выслушали стоя. Трудно передать, как она их взволновала! Они увидели столько искренней скорби, муки, отчаяния!

— Айртон, — торжественно сказал Сайрес Смит, — вы были закоренелым преступником, но я уверен, что господь бог отпустил вам все грехи! И в доказательство он вернул вас к людям. Вы прощены, Айртон! Скажите же, хотите быть нашим товарищем?

Айртон отшатнулся.

— Пожмём друг другу руки, — сказал инженер.

Айртон бросился к Сайресу Смиту, крепко пожал ему руку, и крупные слёзы полились из его глаз.

— Согласны вы теперь жить вместе с нами? — спросил Сайрес Смит.

— Мистер Смит, — ответил Айртон, — лучше мне ещё немного побыть одному в корале.

— Воля ваша, Айртон, — ответил Сайрес Смит.

Айртон уже собирался уйти, но инженер остановил его.

— Постойте-ка, друг мой, — сказал он. — Ведь вы намеревались жить в одиночестве, зачем же вы бросили в море записку, которая навела нас на ваш след?

— Какую записку? — удивился Айртон, очевидно не зная, о чём идёт речь.

— Я говорю о записке, вложенной в бутылку: мы нашли её в море, в ней сообщались точные координаты острова Табор.

Айртон провёл рукой по лбу. Затем, подумав, ответил:

— Я никогда не писал этой записки и не бросал бутылки в море.

— Никогда? — переспросил Пенкроф.

— Никогда!

И Айртон, поклонившись, вышел.