Поиск

Король Артур и рыцари круглого стола Говард Пайл Глава 5. Новый король проявляет себя

Весь этот день до наступления темноты продолжались турниры рыцарей. Лишь на следующее утро все — и зрители, и участники — заполнили площадь возле собора, где в присутствии самого архиепископа, восседавшего на возвышении, начались состязания у камня, в который почти по самую рукоятку был воткнут сияющий ярче солнца меч.

Девятнадцать правителей разных земель, которые называли себя королями, и шестнадцать других высокородных рыцарей брались за рукоятку меча, пытаясь вытащить его из каменной глыбы. Однако все их попытки оканчивались одинаково — неудачей. И у одних это вызывало смущение, у других — злость, а у всех вместе — растерянность и недоумение. В толпе тоже удивлялись беспомощности всех этих знатных особ, многие из которых славились своей силой. Как же так, говорили люди, уж если такие прославленные воины спасовали перед камнем, кто же, в конце концов, станет править нашей несчастной разоренной страной?

Потерпевшие поражение рыцари задавались тем же вопросом и в конце концов решили обратиться к архиепископу.

— Милорд, — так начал говорить один из них, — вот все мы здесь перед вами приложили все свои силы к этому мечу, и никто не добился успеха. Быть может, волшебник Мерлин заколдовал его и мы напрасно старались? А Мерлин просто-напросто решил посмеяться над нами и унизить нас перед народом. Да и в самом деле, кто из людей в состоянии вытащить клинок, закованный в каменную глыбу? Это невозможно. Мы почтительно просим вас, милорд, принять мудрое решение и своей волей назначить верховного правителя Англии. Все уже устали от ссор, споров и междоусобных войн.
— Имейте терпение, братья, — отвечал им архиепископ. — Вот видите, сюда направляется Мерлин, он все растолкует вам.
Мерлин уже приблизился в сопровождении сэра Ульфиуса и, повернувшись в сторону шатра, где находился сэр Эктор со своими сыновьями, возгласил:

— Выйди к нам, Артур! Выйди и покажи перед всем людом чудо, которое видели только немногие из нас.

И Артур вышел из шатра и, повинуясь Мерлину, направился к тому месту, где восседал архиепископ, а люди вокруг начали перешептываться и переговариваться, желая узнать, кто же этот юноша, которого позвал волшебник, и зачем он подходит к трону священнослужителя.

А тот уже поднялся во весь рост и спросил Мерлина о том же:

— Скажи, старик, с кем ты подошел ко мне? Кто он такой и по какому праву здесь находится?

И Мерлин ответил так громко, что его услышали все, кто находился на площади:

— Его имя Артур, и он здесь по праву рождения, потому что он не кто иной, как родной и законный сын короля Утэр-Пендрагона!
— У короля не было детей! — закричали в толпе. — Он умер бездетным.

— Нет! — возразил Мерлин и рассказал всем присутствующим о тайне рождения Артура, а его слова подтвердили сэр Ульфиус и сэр Эктор, приемный отец юноши.

— Если у кого-то остались сомнения, — вновь заговорил Мерлин, — юный Артур докажет свое королевское происхождение, подойдя к этому камню, в который воткнут меч. Он вытащит его!

— Пускай подойдет! — раздались отовсюду крики. — Посмотрим, как у него получится! Лучшие рыцари не могли справиться!

По знаку Мерлина юноша взялся за сверкающую рукоятку, с легкостью вытащил меч из камня, трижды взмахнул им над головой и вставил обратно.

Под оглушительные крики толпы он повторил это еще дважды, а все вокруг, и даже сам воздух, сотрясалось от ликующих возгласов.

Однако девятнадцать правителей разных земель и шестнадцать других высокородных рыцарей, которые только недавно пытались сделать то же самое, не присоединили свои голоса к всеобщему ликованию. Они стояли понурив головы, не зная, как отнестись к тому, что произошло минуту назад прямо перед их глазами. Одни из них вскоре были уже готовы признать этого юношу новым королем, другие — как, например, сэр Пеллинор — продолжали противиться этому, даже поклялись самим себе противостоять всеми силами невесть откуда взявшемуся мальчишке и свергнуть его с трона в любое подходящее время.
Но тут все услышали, как архиепископ объявил Артура королем Англии и благословил на этом поприще.

Толпа снова взорвалась радостными криками. Артур молчал, и видно было, что он удивлен, потрясен и взволнован до глубины души.

Когда он уходил с площади, люди ринулись за ним с пожеланиями всех благ, стараясь заглянуть ему в глаза, притронуться хотя бы к краю его одежды. Они надеялись, что он избавит страну от нищеты и всех других бед, в которые она окунулась.