Поиск

Король Артур и рыцари круглого стола Говард Пайл Глава 4. Новый король

Итак, Артур, как и велел ему брат, разыскал отца и, почтительно обратившись к нему, сказал:

— Господин, что-то, наверное, случилось, только я не понимаю, что, потому как мой брат Кэй просит вас немедленно прийти к нему, и вот я здесь, чтобы оповестить вас об этом.

Сэр Эктор был немало удивлен и даже обеспокоен: что же такое могло приключиться, если его сын оставил битву и зовет отца? И он поспешил на встречу с Кэем, увидев которого, обеспокоился еще сильнее, ибо у того было бледное лицо и воспаленные глаза.

— Мой сын, что с тобой? — воскликнул отец. — Ты не ранен?

— Господин, — отвечал тот, — я вполне здоров, но посмотрите вот на это!

И без дальнейших слов он развернул плащ, в который был укутан волшебный меч.

— Что я вижу? — вскричал отец, отступая на несколько шагов.

Однако он сразу понял, что именно предстало перед его глазами, и уже начал лихорадочно думать, как им всем поступить.

— Да, отец, — продолжал Кэй, — у меня в руках тот самый меч, который мы видели воткнутым в каменную глыбу. Скажите, что может мне принести владение этим мечом?

— Сначала ответь, каким образом он оказался у тебя?

Голос у сэра Эктора был резким, недоверчивым, и Кэй заговорил не сразу, а ненадолго задумался. Потом сказал так:

— У меня в битве сломался меч, и тогда… Тогда я нашел ему на замену вот этот.

Все еще не веря своим глазам и ушам, отец проговорил:

— Если ты своими собственными руками, мой сын, вынул его из расщелины в камне, то тебе предстоит стать законным правителем этой страны. Королем Англии! О чем гласит надпись на камне… Но сначала ты должен будешь проделать то же самое на глазах у всего народа, а потому воткни меч обратно в камень и подожди, пока вокруг него не соберутся все состязатели. Ты должен победить в честном бою.
Слова отца весьма обеспокоили Кэя, и он ответил:

— Но как же я это сделаю, мой господин? На камне уже не осталось никакой щели, и весь он тверже, чем железо. Только чудо позволит мечу вновь войти в него.

— Это будет не большим чудом, сын мой, чем когда меч удалось вытащить из камня, — сказал сэр Эктор.

И Кэй немного успокоился.

«Что ж, — подумал он, — если мой младший брат сделал это, неужели я не сумею сделать то же самое?..»

— Хорошо, — проговорил он. — Пойдемте, отец.
Они вновь завернули меч в плащ и направились к собору.

Но сколько ни пытался Кэй вонзить меч в камень — и так, и этак, со всех сторон, — ничего не получалось.

— Это невозможно, отец, — вынужден был он признаться. — Никто не в состоянии совершить подобное чудо!

На что сэр Эктор сказал:

— Как же тогда сумел ты вытащить меч из камня? Отвечай!

Кэй молчал в растерянности, и тут послышался робкий голос Артура:

— Отец, могу я говорить?

— Говори, сын.

— Можно, я попробую вставить меч обратно, потому что это был я, кто вынул его из камня?

Сэр Эктор нахмурился, пожал плечами и кивнул, после чего Артур взял меч из рук старшего брата, подошел к камню, и — о, чудо! — меч вошел в него как нож в масло. Артур вынул меч, попробовал снова — и снова клинок оказался в камне по самую рукоятку.
Когда юноша повернулся и отошел от камня, сэр Эктор, к его изумлению, упал перед ним на колени.

— Отец! — воскликнул Артур. — Что вы делаете? Встаньте!

— Я не твой отец, — отвечал тот. — И я знаю теперь, что в твоих жилах течет кровь настоящих королей!

Кэй стоял пораженный, не в силах вымолвить ни слова, а сэр Эктор продолжал:

— Пришло время, Артур, когда ты должен узнать всю правду. Ровно восемнадцать лет назад, в последний год правления твоего отца Утэр-Пендрагона, ко мне пожаловал мудрец Мерлин и от имени короля велел прибыть в определенный час в определенное место. В этом месте меня встретили он и прославленный в те годы рыцарь по имени Ульфиус. Они вручили мне нечто, завернутое в ткань пурпурного цвета. Это был ребенок. Мерлин сказал, что имя его Артур и я должен воспитать его как собственного сына и никому на свете не говорить о том, как он ко мне попал. Я выполнил его наказ и вот сейчас понял наконец… знаю, кто ты на самом деле! Ты сын короля Пендрагона!
— О нет! Нет! — горестно воскликнул юноша.

— Почему такая печаль в твоем голосе? — спросил сэр Эктор, поднимаясь с колен.

— Потому что с этой минуты я лишился вас, моего дорогого отца, — отвечал Артур. — Лучше не быть королем, чем потерять вас, мой господин…

Пока они вели беседу, рядом с ними внезапно оказались двое высоких мужчин благородной осанки и внешности, в коих сэр Эктор узнал Мерлина и сэра Ульфиуса.

— Что тут происходит? — вопросил Мерлин, и сэр Эктор ответил, указывая на Артура, что это и есть тот самый ребенок, который был передан ему на воспитание восемнадцать лет назад, а вот только сейчас он с легкостью дважды вынул меч из камня и дважды вложил его обратно.
— Я знаю, — отвечал седобородый мудрец. — В этом юноше надежда всей Англии. Он должен стать величайшим из всех ее королей и собрать вокруг себя самых блестящих рыцарей, о чьих делах и подвигах будут говорить и петь на протяжении многих веков… Радуйтесь, сэр Эктор, — так закончил свои речи Мерлин, — ибо наступает новая и великая эра!