Поиск

Пираты южных морей Говард Пайл Глава VIII Кишмурский рубин

Пролог

Капитан Робертсон Кейтт в свое время был весьма знаменитым пиратом.

Однако свою преступную карьеру он начал довольно поздно, а до этого был широко известен как почтенный купец с Ямайки. Долгое время Кейтт вел торговлю в Африке, но постепенно превратился в пирата и в конце концов закончил свой путь как один из самых прославленных в истории флибустьеров.

С его именем связана выдающаяся авантюра, осуществив которую он одним махом разбогател и стал считаться одним из самых дерзких и удачливых флибустьеров своего времени. Я имею в виду захват огромного корабля, принадлежавшего кишмурскому радже. На борту сего судна, а оно называлось «Солнце Востока», находилась любимая жена раджи, вместе со своей свитой совершавшая паломничество в Мекку. Двор упомянутого великого восточного владыки, как легко можно догадаться, буквально ослеплял блеском золота и драгоценных камней, так что в тот раз пираты, предводительствуемые капитаном Кейттом, захватили просто несметную добычу.

В числе драгоценных камней оказался и прославленный Кишмурский рубин. То был, как это, может быть, известно читателю, один из самых крупных самоцветов в мире, отличавшийся, помимо своих поразительных размеров, еще и уникальной игрой цвета. Кишмурский раджа по какому-то случаю подарил сей камень любимой супруге, и во время нападения на несчастной женщине как раз была надета диадема, украшенная знаменитым рубином.

Для того чтобы прославиться, пиратскому капитану Кейтту вполне было бы достаточно захватить такую значительную персону, как жена кишмурского раджи, я уж не говорю о гигантских сокровищах, обнаруженных морскими разбойниками на ее корабле. Однако столь исключительная добыча, как кишмурский рубин, который сам по себе стоил так дорого, что на него вполне можно было бы купить какое-нибудь восточное княжество, мгновенно вознесла Кейтта на недосягаемую высоту и превратила его в фигуру чуть ли не легендарную.
Прихватив сказочное сокровище, капитан наш поспешно удрал с огромного корабля, бросив его тонуть со всеми пассажирами и командой. Спаслись лишь три матроса-индийца, они-то и донесли до изумленного мира весть об ужасном несчастии.

Нетрудно догадаться, что после этой акции капитану Кейтту более невозможно было даже надеяться на продолжение той сравнительно незаметной жизни, которую он доселе вел. В глазах всего мира он превратился в слишком уж примечательную фигуру. В различных частях света против этого жестокого флибустьера немедленно снарядили несколько экспедиций, так что вскоре подобное пристальное внимание со стороны общественности вынудило его искать надежное укрытие. Да откровенно говоря, Кейтту и не было теперь никакой необходимости продолжать свою пиратскую карьеру, ибо он находился в зените славы и приобрел немалое богатство.

Посему дальнейшие приключения нашего капитана приобрели характер скорее апокрифический. Достоверно известно, что он благополучно достиг Вест-Индии, ибо его неоднократно видели на Ямайке: один раз в Порт-Ройяле и дважды в Сантьяго-де-ла-Вега. Затем Кейтт исчез, и прошло несколько лет, прежде чем о нем услышали вновь.

Однажды в Бристоле при попытке продать местному купцу несколько драгоценных камней (а в завязанной узелком красной косынке, откуда был извлечен сей товар, их было немало) был арестован некий Николас Дакворти, в свое время служивший канониром на «Счастливой судьбе», именно так назывался пиратский корабль капитана Кейтта.

Впоследствии Дакворти сделал признание, сообщив, что капитан Кейтт после своей величайшей авантюры беспрепятственно покинул Африку и достиг берегов Нового Света, но подле Наветренных островов «Счастливая судьба» налетела на коралловый риф. Тогда капитан немедленно покинул корабль и вместе с самим Дакворти, а также штурманом-португальцем, капитаном брига «Кровавая длань» (корабля сопровождения Кейтта) и неким законченным негодяем по имени Хант (который, не занимая среди пиратов какой-либо определенной должности, тем не менее являлся зачинщиком и соучастником большинства злодеяний капитана) благополучно добрался до ближайшего порта. В конце концов пятеро вышеупомянутых авантюристов оказались на Ямайке, прихватив с собой все драгоценные камни и часть золота, награбленного на злополучном «Солнце Востока».

Однако, когда дело дошло до дележа добычи, обнаружилось, что коллекция самоцветов неполная: рубин раджи загадочным образом исчез. Пираты тут же заподозрили в краже своего капитана, причем они были столь уверены в том, что это именно он совершил сие гнусное деяние, что, не откладывая дела в долгий ящик, немедленно принялись силой выбивать из Кейтта признание.

Однако успехом их предприятие не увенчалось, ибо капитан, так и не сломленный их настойчивостью, вскоре скончался на руках у своих товарищей от полученных повреждений, унеся таким образом тайну местонахождения прославленного рубина — если, конечно, таковая и впрямь была ему известна — с собой в могилу.

Завершил Дакворти свое признание заявлением, что, по его мнению, из всей шайки капитана Кейтта выжили только он сам, штурман-португалец, капитан «Кровавой длани» да Хант, ибо после их бегства со «Счастливой судьбы» она наверняка погибла вместе со всей командой во время шторма.

Ну а поскольку вскорости самого Дакворти повесили, то, коли его предположение было верным, из всей шайки головорезов, которые сумели осуществить, возможно, величайшую из всех когда-либо предпринимавшихся пиратами авантюр, в живых остались лишь трое.

1
Джонатан Рагг
Никогда не знаешь, какие романтические устремления могут таиться за вполне респектабельной внешностью и скрываться за самым благоразумным поведением.

Повстречавшись с Джонатаном Раггом, высоким, худощавым и нескладным молодым квакером не слишком привлекательной наружности: прямые черные волосы, высокий, вечно нахмуренный лоб, глубоко посаженные маленькие глазки и квадратная челюсть, невозможно было даже на миг заподозрить в этом не по годам серьезном юноше склонность к романтическим приключениям.

Тем не менее, внезапно перенесшись, если мне будет позволено так выразиться, из покоя благоразумной Филадельфии в жаркое очарование ямайского Кингстона, где ночь сверкала подвешенной в опаловом небе полною луною, а теплая струящаяся тьма полнилась загадками тропиков да навеваемыми бризом головокружительными ароматами, он вдруг ощутил такое неистовое желание пережить что-нибудь необычайное, что, подвернись ему подобная возможность, он очертя голову ринулся бы навстречу приключениям, даже не задумываясь о последствиях.

Посети Джонатана подобные праздные фантазии дома (где он служил клерком в конторе преуспевающего купца по имени Джеремая Дулиттл), он мигом выкинул бы подобные глупости из головы, однако сейчас, когда он впервые оказался в чужой стране, среди незнакомых людей, в окружении столь странных и непривычных звуков, его воображение не на шутку разыгралось, и он почувствовал непреодолимую, доселе ему совершенно неведомую жажду приключений.

Джонатан Рагг стоял на залитой лунным светом улице, где немыслимой белизной сияли окружавшие сады длинные стены, венчаемые поразительным обилием тропической листвы.

В садах сих тут и там возвышались вычурные виллы и роскошные особняки, окна и ставни повсюду были распахнуты, а жалюзи и шторы раздвинуты, дабы открыть больший доступ прохладному и благоуханному ночному воздуху. Изнутри домов лился яркий свет, слышались бодрые голоса и жизнерадостный смех, а то и песни под аккомпанемент спинета или гитары. То и дело в лунном свете мимо юноши проходили группы людей в легких летних одеяниях потрясающе яркой и веселой расцветки. Очарование тропической ночи чудесным образом подействовало на молодого человека. Все вокруг было так необычно и настолько отличалось от того, что Джонатан Рагг видел прежде, что ему вдруг почудилось, будто он попал в сказку, оказался в какой-то волшебной стране. Прежде чем продолжить повествование, пожалуй, стоит уведомить читателя, что герой наш прибыл в эту волшебную страну в качестве суперкарго «Сюзанны Хейс», судна из Филадельфии. На протяжении нескольких лет он проявлял себя столь честным и прилежным служащим в конторе уважаемого Джеремаи Дулиттла, что великодушный муж сей в конце концов предоставил своему достойнейшему клерку возможность совместить приятное с полезным: одновременно удовлетворить склонность к заграничным путешествиям и занять ответственную должность, влекущую за собой повышение жалованья. «Сюзанна Хейс» вошла в гавань Кингстона лишь сегодня днем, и то была первая ночь Джонатана, проведенная им в тропических широтах, куда его так часто уносили мечты, пока бедняга корпел в конторе над столом, заваленным отчетами.

Наш герой и не догадывался, что буквально стоит на пороге невероятных романтических приключений. Если бы Джонатан только знал, что ему предстоит пережить в самое ближайшее время, вполне вероятно, что его пыл в значительной мере поубавился бы.

2
Таинственная леди в серебристой вуали
Тут наш герой обнаружил, что в деревянных воротах, подле которых он стоял, открылось маленькое окошко и оттуда его внимательнейшим образом изучает некто, пока ему не видимый.

Юноша даже не успел толком удивиться, ибо в следующее мгновение открылись уже сами ворота, и перед ним в лунном свете возникла скрюченная фигура старой негритянки. На ней было платье из коломянки, отделанное множеством обрезков ткани самых кричащих расцветок; впрочем, похоже, здесь, в тропиках, чуть ли не все так одевались. Курчавую голову негритянки покрывали, в соответствии с модой ее народа, кольца гигантского огненно-красного тюрбана, сооруженного из цельного платка. Лицо старухи было испещрено оспинами до невообразимой степени, и подобное уродство еще более подчеркивалось огромными выпяченными и бесформенными губами да вращающимися желтыми, едва ли не шафрановыми глазами. Джонатан Рагг невольно подумал, что ему доселе, пожалуй, никогда не доводилось встречать столь незаурядную и отталкивающую внешность.
Нашему герою пришло на ум, что сейчас-то, быть может, с ним и произойдет то самое приключение, которого он буквально мгновение назад столь страстно возжелал. И Джонатан не ошибся, ибо негритянка, бросив быстрый и осторожный взгляд по сторонам и явно успокоившись, поскольку улица на тот момент совершенно опустела, знаком велела ему подойти поближе. Когда же юноша оказался рядом с ней, она схватила его за рукав и немедленно затащила в сад за стеной, после чего закрыла ворота на засов, причем проделала все так быстро и бесшумно, что за этим явно крылась какая-то тайна.

В этот самый миг из тени ворот вырос огромный негр и встал между Джонатаном и выходом таким образом, что любая попытка сбежать для нашего героя неминуемо повлекла бы за собой стычку с сим чернокожим гигантом.

Негритянка пристально посмотрела на юношу и спросила на ломаном английском:

— Бояться, белый?

— Вовсе нет, — ответил Джонатан, — ибо, говоря по правде, хоть человек я мирный и принадлежу к религиозной общине квакеров, однако все-таки не настолько слаб сложением и робок нравом, чтобы кого-то бояться. Ей-ей, задумай я бежать, то, скажу тебе без лишней скромности, наверняка сумел бы проложить себе дорогу и одолеть человека и покрепче, нежели твой большой друг, который маячит перед воротами.

При этих его словах негритянка усмехнулась так широко, что в лунном свете Джонатану показалось, будто вся нижняя часть ее физиономии превратилась в одни сверкающие зубы.

— Ты есть храбрый белый, — сказала она. — Ты идти с Мелиной, и Мелина отводить тебя к молодая красивая леди, которая иметь с тобой ужин.

Вслед за этим, не предоставив нашему герою ни малейшей возможности отклонить сие необычное приглашение, даже если бы подобная мысль и пришла ему в голову, негритянка взяла его за руку и повела к большому и весьма импозантному дому, возвышавшемуся над садом.

— Воистину, — сказал Джонатан самому себе, следуя за чернокожей проводницей и, в свою очередь, преследуемый огромным негром, — воистину, если уж судить по подобному началу, то я вот-вот получу свою порцию приключений.

Роскошь внутреннего убранства особняка ничуть не уступала его впечатляющей наружности: поднявшись на освещенную веранду и пройдя через залитую светом прихожую, Джонатан оказался в окружении такого изысканного богатства и столь утонченного изящества, каковых доселе ему еще ни разу встречать не доводилось.

В хрустальных канделябрах, словно звезды, сияли свечи из белого воска, причем упомянутые канделябры имели столь причудливую огранку, что, улавливая свет, сверкали всеми цветами радуги, и все помещение заливало мягкое, но яркое сияние. Полированные зеркала безупречной чистоты, обрамленные позолотой, отражали вощеные полы, роскошные восточные ковры и великолепные картины, развешанные по обшивке цвета слоновой кости; они были вставлены в стены комнаты, так что, куда бы Джонатан ни бросал взгляд, он повсюду видел бесконечное множество отражений.

Предложив нашему герою присесть, что он и проделал, с немалым смущением опустившись на самый краешек золоченого стула, обтянутого сатином, чернокожая проводница покинула его, на какое-то время оставив юношу наедине с собственными мыслями.

Прежде чем ему удалось более или менее восстановить душевное равновесие, шелковые занавеси на дверях в другом конце комнаты раздвинулись, и перед Джонатаном предстала женская фигура совершеннейших форм и пропорций. Незнакомка была одета во все белое, и с головы до ног ее окутывали складки вуали из тончайшего серебристого газа, которая хоть и скрывала лицо хозяйки, все же позволяла разглядеть ее вполне достаточно, чтобы угадать чрезвычайное изящество и прелесть ее черт. Приблизившись к нашему герою и протянув ему тонкую руку алебастровой белизны с усеянными перстнями с драгоценными камнями пальцами, она обратилась к нему следующим образом:

— Сэр, вас, несомненно, чрезвычайно удивило столь неожиданное и едва ли не насильственное приглашение в дом совершенно незнакомого вам человека. — Незнакомка чисто говорила по-английски, и речь ее звучала мелодично. — Но, хоть вы меня и совсем не знаете, должна сообщить вам, что я со своим посетителем знакома несколько лучше, ибо мои агенты наблюдали за вами с момента вашей высадки на пристани сегодня днем и неотступно следовали за вами до самых недавних пор, когда вы остановились возле ворот моего сада. Они не спускали с вас глаз, о чем вы, несомненно, даже и не подозревали. Они даже сообщили мне, что вы до сих пор не ужинали, что объясняется, по-видимому, вашим исключительным интересом к новому окружению. Зная это, а также предполагая, что аппетит ваш уже весьма разыгрался, я хочу попросить вас оказать мне величайшую честь и разделить со мной трапезу, которая, как это бесспорно вас удивит, была поспешно приготовлена исключительно ради вас.

Сказав сие и даже не дав Джонатану времени на ответ, девушка протянула ему руку и с весьма вежливой настойчивостью провела в соседнюю комнату — изысканно обставленную столовую.

Там его глазам предстал стол, накрытый белоснежной скатертью и уставленный неописуемой красоты серебряной и хрустальной посудой. Леди села, указав Джонатану на стул напротив себя, и затем им подали такие кушанья, которые, по мнению нашего героя, только и могли существовать что на страницах сказок «Тысячи и одной ночи», кои ему однажды довелось прочесть.

Далее к ужину (который сам по себе мог бы ублажить любого гурмана и сибарита) подали вина и ликеры, наполнившие комнату ароматом купающегося в лучах солнца винограда, из коего они были выжаты, и разжегшие аппетит Джонатана, который, впрочем, и без того не нуждался в подобном побуждении. Леди, кушавшая весьма мало, терпеливо ожидала, пока гость не удовлетворит свой голод. Когда же она увидала, что он расправился с завершавшим пиршество десертом, то изложила ему дело, которое, судя по всему, полностью занимало ее мысли.

— Сэр, — молвила она, — вам, несомненно, известно, что у каждого человека, будь то мужчина или женщина, есть враг. В моем случае, должна вам сообщить, их целых трое, причем все они страшные люди, которые ради достижения своей цели не колеблясь пожертвуют моей жизнью. Мне постоянно угрожают их козни, и у меня нет никого, совсем никого, — вскричала она в сильнейшем порыве, — к кому я могла бы в случае нужды обратиться за помощью. Поэтому-то я и питаю надежду обрести в вашем лице друга, ибо, выяснив через своих агентов, что вы не только честны нравом и сильны физически, но и обладаете весьма значительной смелостью и решительностью, я намереваюсь возложить на вас обязательство, важность которого на данный момент вы и представить себе не можете. Так ответьте же мне, желаете ли вы помочь беззащитной девушке, на долю которой выпали тяжкие испытания?

— Должен вам сказать, моя дорогая леди, — отвечал Джонатан с живостью гораздо большей, нежели он выказывал обычно, и с мягкостью, доселе ему и вовсе неведомой (несомненно, все это явилось следствием сытного обеда и обилием отведанных им вин), — что, если бы только я мог узреть ваше лицо, решение мое в подобном деле оказалось бы, вне всяких сомнений, более благоприятным, поскольку, исходя из того немногого, что возможно различить сквозь вуаль, я склонен полагать, что внешность ваша весьма и весьма приятна глазу.

— Но, сэр, — возразила леди, до некоторой степени удивленная подобной репликой, — все люди таковы, какими их создал Господь, как вам должно быть ведомо. Однажды, быть может, я с великой радостью удовлетворю ваше любопытство и покажу вам свое едва ли чем примечательное лицо. Однако сейчас, — и она опять посерьезнела, — я вновь должна спросить вас: желаете ли вы помочь беззащитной девушке, которая оказалась в величайшей опасности? Если нет, то скажите откровенно, и мои рабы отведут вас к воротам, через которые вы и вошли, и отпустят с миром. Но ежели вы согласны принять на себя обязательство, то никакой другой награды, кроме как признательности от той, кто в собственной беспомощности взывает к вам подобным образом, вы не получите.
Тут Джонатан на какое-то время погрузился в молчание, ибо ему действительно предстояло приключение, превосходящее самые смелые его ожидания. Кроме того, по характеру он был человеком осторожным и осмотрительным, абсолютно не склонным ввязываться в истории столь таинственные и запутанные, как та, в которую его сейчас вовлекали.

— Моя дорогая леди, — сказал он наконец, — ваш рассказ тронул меня до такой степени, что я с радостью пришел бы вам на помощь. Однако должен заметить, что человек я осторожный и никогда прежде не принимал участия в делах подобного рода. Посему, прежде чем давать какие-либо обещания, которые в будущем могут каким-то образом лишить меня свободы действий, я желал бы услышать, что именно от меня потребуется.

— О, сэр, — вскричала леди с величайшей живостью и видимым облегчением: она явно боялась, что собеседник ее сейчас просто встанет и уйдет, — вы сами увидите, что обязательство, которое я намереваюсь на вас возложить, не такое уж и значительное, как это можно было заключить из моих слов. Знайте же, что я владею небольшой вещицей, обладание коей человеком посторонним в наших краях, коим вы и являетесь, совершенно не будет представлять какой-либо важности, однако же пока она находится у меня, я подвергаюсь величайшей опасности.

Сказав это, она хлопнула в ладони, и на зов немедленно явилась служанка, оказавшаяся той самой негритянкой, которая и вовлекла Джонатана в загадочное приключение. Создание сие, кое в ярко освещенной комнате казалось еще более уродливым и отвратительным, нежели при лунном свете, держало в руках белую салфетку, которую и передало хозяйке. Леди развернула ее, и внутри оказался небольшой шарик из слоновой кости, размером примерно с лайм. Затем, отпустив кивком служанку, девушка протянула шарик Джонатану, который с немалым любопытством взял его и принялся внимательно изучать. Судя по всему, вещица эта была невероятно древней, ибо пожелтела едва ли не до коричневого цвета. Шарик был покрыт причудливой резьбой восточного типа, и наш герой решил, что смастерили его в Китае.

— Должна сказать вам, сэр, — произнесла леди через какое-то время, позволив гостю ознакомиться с вещицей в тишине, — что хотя стоимость ее может показаться вам незначительной, она все же весьма велика. Впрочем, это всего лишь диковинка, которые частенько приобретают приезжие. А теперь ответьте: согласны ли вы взять ее на попечение и оберегать с величайшей заботой и преданностью — да, как зеницу ока — в течение всего вашего пребывания в наших краях и вернуть мне ее в целости и сохранности за день до отбытия? Этим самым вы окажете мне услугу, важность которой, быть может, даже не поймете, но которая превратит меня в вашу должницу до конца моих дней.

К этому времени Джонатан собрался с мыслями вполне достаточно, чтобы ответить:

— Я всего лишь простой клерк и не разбираюсь в диковинках и безделушках. Однако, по-моему, вы склонны несколько преувеличивать угрожающую вам опасность. Но в любом случае я выполню вашу просьбу: буду надежно хранить этот шарик и верну его приблизительно через неделю: к тому времени, как я надеюсь, мы освободимся от груза и сможем продолжить свое плавание.

При этих словах Джонатана леди, все это время смотревшая на него с необъяснимой горячностью, разразилась словами столь искренней благодарности, что наш герой был совершенно ошеломлен. Когда же порыв ее до некоторой степени утих, она позволила гостю уйти, и негритянка проводила юношу через сад и выпустила на улицу сквозь ворота, через которые он и зашел.

3
Ужасная встреча с одноглазым джентльменом в черном
Вновь оказавшись на улице, Джонатан Рагг какое-то время постоял в лучах лунного света, пытаясь восстановить душевное равновесие, ибо был и вправду немало взволнован недавним столь неожиданным происшествием. И тут юноша заметил, что недалеко от него остановился невысокий джентльмен, одетый во все черное, который весьма испытующе его разглядывал. При ярком свете луны нашему герою было видно, что у коротышки всего один глаз и что в руке незнакомец держит трость с золотым набалдашником. Не успел Джонатан удивиться, как незнакомец приблизился к нему с самым радушным видом.

— Сэр, — обратился он к юноше, — я, несомненно, не допущу ошибки, предположив, что вы — суперкарго «Сюзанны Хейс», вошедшей в наш порт сегодняшним днем?

— Да, — отозвался Джонатан, — именно так называется моя должность, и на этом-то корабле я и прибыл.

— Ну конечно! — вскричал коротышка. — Я оказался прав! «Сюзанна Хейс» с грузом кукурузной муки от моего доброго друга Джеремаи Дулиттла из Филадельфии! Я очень хорошо знаю вашего доброго хозяина, вправду очень хорошо. А слышали ли вы когда-нибудь от него о его друге мистере Эбнере Гринуэе из ямайского Кингстона?

— Хм, боюсь, что нет, — отвечал Джонатан, — такого имени я не припомню, равно как и того, чтобы оно когда-либо встречалось в наших учетных книгах.

— Ну разумеется! — оживленно и самым добродушным образом вновь отозвался коротышка. — Мое имя действительно навряд ли упоминалось в ваших отчетах, ведь я не деловой партнер, хотя и был в прошлом весьма близким другом вашего хозяина. Как много мне хотелось бы расспросить о Джеремае, и, по правде говоря, я надеялся, что вы привезете мне от него письмо. Знаете что, я живу тут неподалеку, и если вас не затруднит, то, может, вы зайдете ко мне в гости, и мы поболтаем не спеша. Я бы с радостью проводил вас до корабля, а не звал бы к себе, но, должен вам сказать, меня замучила проклятая лихорадка и мой врач запретил мне выходить по ночам.

— Хорошо, — согласился Джонатан, бывший, как вы уже могли понять, весьма покладистым по натуре, — я с удовольствием провожу вас до дома. Почему бы и не оказать любезность другу добрейшего Джеремаи Дулиттла.

И дальше они пошли вместе, беседуя весьма по-дружески. Низкорослый одноглазый джентльмен в черном доверительно взял Джонатана под руку и засеменил рядом, беспрестанно стуча тростью по мостовой. Он очень хорошо знал город (будучи его жителем), и разговор их оказался таким интересным, что они прошли уже весьма значительное расстояние, прежде чем Джонатан обнаружил, что они входят в квартал значительно более темный и с гораздо меньшим количеством прохожих, нежели все предыдущие. По обеим сторонам улицы стояли высокие кирпичные дома, меж которыми бежала узкая и неровная мостовая со сточной канавой посредине.
Перед фасадом одного из этих зданий — высокого и мрачного сооружения — одноглазый коротышка остановился и, открыв дверь ключом, поманил нашего героя за собой. Джонатан и здесь не стал спорить, и его новообретенный друг продолжил путь вверх по лестнице, причем шаги его гулко отдавались в темноте. Наконец, поднявшись на два пролета и достигнув площадки, коротышка отпер в конце коридора дверь, после чего провел Джонатана в комнату, освещаемую исключительно лунным светом, который, проникая через полуприкрытые ставни, высвечивал на полу яркий прямоугольник.

Затем хозяин с помощью кремня и огнива зажег свечу, и при ее свете наш герой разглядел, что находится в спальне, обставленной весьма комфортно и даже с некоторым изяществом, хотя и проявляющей все признаки холостяцкого жилища.

— Вы простите меня, — сказал его новый знакомый, — если я закрою ставни и окно? Эта чертова лихорадка, о которой я давеча упоминал, такой природы, что врач запрещает мне даже впускать ночной воздух в комнату, иначе к утру меня будет трясти так, что кости и зубы повыскакивают.

И он сразу же не только закрыл ставни, но и запер их на тяжелый железный засов. Покончив с этим, хозяин предложил нашему герою присесть и поставил перед ним бутылку превосходнейшего рома, а также угостил не менее отменным табаком, после чего между ними завязалась дружеская непринужденная беседа. Под влиянием рома Джонатан вскоре поведал своему новому другу о приключении, в которое его вовлекла прекрасная незнакомка, и рассказ этот его собеседник выслушал с величайшим, если не сказать жадным вниманием.
— Ну и дела, — заявил он, когда Джонатан закончил, — надеюсь, ты, мой юный друг, не стал жертвой какого-нибудь дурацкого розыгрыша. Дай-ка взглянуть, что она тебе вручила.

— Пожалуйста, — отозвался Джонатан, сунул руку в карман брюк и извлек шарик из слоновой кости.

Стоило только единственному глазу маленького джентльмена в черном узреть сию вещицу, как по телу его пробежало что-то вроде конвульсии, а затем он странным образом впал в оцепенение.

С величайшим трудом собравшись с чувствами, когда Джонатан убрал шарик в карман, он глубоко вздохнул и хлопнул ладонью себя по лбу, словно пробуждаясь ото сна.

— А ты, — сказал он вдруг, — ведь квакер, насколько я понимаю. Неужели ты никогда не носишь с собой оружия, даже в таком месте, как это, где в любой момент тебе в темноте могут воткнуть испанский нож между ребрами?

— Нет, не ношу, — ответил Джонатан, до некоторой степени удивленный столь неожиданным вопросом, совершенно не относящимся к теме разговора. — Я человек мирный и не одобряю убийства. Члены нашей христианской общины никогда не носят оружия — ни для нападения, ни для защиты.

Стоило только Джонатану это сказать, как коротышка внезапно вскочил со стула и быстро прошел в другой конец комнаты. Наш герой не без удивления взирал, как хозяин одним ловким движением запирает входную дверь на засов и ключ. А в следующий миг он повернулся к Джонатану со столь переменившимся выражением лица, словно вдруг снял маску. То был уже не болтливый и вежливый коротышка-холостяк преклонных лет, но человек, охваченный какой-то яростной и невыразимой страстью.

— Шар! — хрипло выкрикнул он. — Тот шар из слоновой кости! Немедленно отдай его мне!

И с этими словами он выхватил из-за пазухи длинный и острый испанский нож, при одном взгляде на который становилось ясно, сколь это опасное и смертоносное оружие.

Злобная вспышка, исказившая каждую черту лица старого джентльмена в черном, переполнила нашего героя таким изумлением, что он даже не понимал, во сне ли это происходит с ним или же наяву. Однако стоило Джонатану увидеть, что хозяин направляется к нему с обнаженным сверкающим клинком в руке, как он мгновенно пришел в себя. Вскочив на ноги, Джонатан, не теряя зря времени, выставил меж собой и неожиданным врагом стол.

— Послушай, приятель, — вскричал он голосом, полным ужаса, — тебе лучше держаться от меня подальше, ибо, хоть я человек мирный и избегаю кровопролития, обещаю тебе, что не дам себя убить, не попытавшись защитить свою жизнь!

— Кричи себе на здоровье! — отозвался коротышка. — Здесь тебя все равно никто не услышит! Кричи хоть до хрипоты, тут поблизости никто даже не остановится и не заинтересуется, что происходит. Говорю тебе, я полон решимости завладеть этим шаром, даже если для этого придется вырезать твое сердце! — При словах сих физиономию его исказила такая дьявольская ухмылка да и весь вид его демонстрировал столь твердое намерение осуществить свою угрозу, что по телу нашего героя побежали мурашки, словно чьи-то ледяные пальцы стремительно и резко провели вверх-вниз по его позвоночнику.

И все же Джонатану удалось совладать с обуявшим его ужасом и довольно спокойно сказать:

— Слушай, друг, ты, кажется, позабыл, что я вдвое выше и моложе, и хоть у тебя и есть нож, я намерен защищаться до последнего. Я не собираюсь отдавать тебе шар из слоновой кости и от души советую тебе открыть дверь и позволить мне беспрепятственно уйти, а иначе я могу причинить тебе вред.

— Жалкий глупец! — вскричал коротышка, даже не дав ему закончить. — Ты думаешь, у меня есть время на болтовню с тобой, когда меня подкарауливают два мерзавца, быть может, за этой самой дверью? Не хочешь отдавать шар по-хорошему? Ну что ж, пеняй на себя! — И, заскрежетав в неописуемой злобе зубами, он положил руку на стол и с невероятным проворством перепрыгнул его, налетев прямо на нашего героя, который оказался совершенно неподготовленным к столь решительному нападению. Джонатана отбросило к стене, в горло ему стальной хваткой вцепилась рука маленького джентльмена, а перед самым его носом грозным предвестником скорой смерти блеснул нож.

Одержимый инстинктом самосохранения, юноша схватил своего противника за запястье и, в сверхчеловеческом усилии защититься, напряг каждый мускул своего тела, пытаясь отвести от себя лезвие ножа. Нападавший же, хоть и был довольно стар и мал ростом, казалось, целиком состоял из стали и вложил в свое намерение совершить убийство такую мощь, что на какой-то миг сердце нашего героя застыло от ужаса. Во рту у него пересохло, а волосы на голове зашевелились и встали дыбом. Издав нечеловеческий вопль отчаяния и муки, Джонатан собрал оставшиеся силы и, подставив противнику подножку и бросив всю массу своего тела вперед, сбил того с ног. Сцепившись в отчаянной хватке, оба одновременно рухнули на пол, с невероятным грохотом опрокинув стул. Наш герой оказался сверху, оседлав маленького джентльмена в черном.

Стоило им удариться о пол, как коротышка издал пронзительный и жуткий вопль и, немедленно прекратив какие-либо попытки нападения, начал бить руками по полу и сучить ногами по ковру, в котором тут же запутался.

Наш герой вскочил на ноги и расширившимися от ужаса глазами ошалело уставился на своего противника. Комната перед ним плыла, мысли лихорадочно крутились в голове.

Джонатан понял, что произошло: совершенно не намереваясь этого сделать, он убил коротышку. Нож, лезвие которого ему удалось отвернуть от себя, во время падения пронзил грудь противника, чье тело теперь сотрясала предсмертная агония. И тут наш герой увидел, как из ощерившегося рта побежала тонкая красная струйка. Он увидел, как закатились глаза коротышки. Он увидел, как сомкнулись его веки. Он увидел, как маленький человечек вытянулся и затих навсегда.

4
Роковая встреча с иностранцем о серебряных серьгах
Наш герой так и стоял, словно изваяние, таращась на свою жертву. Его оглушенный разум раздувался словно пузырь, каждый очередной удар сердца отдавался громом в ушах, взор затуманился, а дрожащие руки покрылись холодной и липкой испариной. Мертвец у его ног теперь уставился на него остекленевшим взглядом, и бедный Джонатан пребывал в смятении чувств, ощущая себя настоящим убийцей.

Да как же такая чудовищная история могла произойти с ним, всего лишь минуту назад совершенно не ведавшим греха кровопролития? И что ему теперь делать с сей бездыханной жертвой, распростертой у его ног с ножом в сердце? Кто поверит в невиновность Джонатана, если имеется столь ужасающее свидетельство его преступления? Как ему, чужаку в этой далекой стране, защититься от обвинений введенного в заблуждение правосудия? От подобных мыслей бедного юношу охватил полнейший ужас и прошиб ледяной пот. Нет, нечего дожидаться, когда здесь появятся представители закона! Нужно немедленно бежать из этого ужасного места, иначе, если его тут застигнут, судьба его будет решена!

В этот самый миг, когда опасения Джонатана достигли пика, внезапно раздался стук в дверь, отдавшийся в тишине комнаты столь громко и звучно, что натянутые, как струны, нервы нашего героя буквально зазвенели. Он застыл в полнейшем оцепенении, едва ли осмеливаясь дышать. Обнаружив, что стоит с открытым ртом, Джонатан облизнул пересохшие губы и со щелчком стиснул челюсти.

И снова раздался громкий и настойчивый стук в дверь, за которым последовало требовательное: «А ну давай открывай!»

Несчастный Джонатан бросил по сторонам взгляд, полный одновременно ужаса и отчаяния, но ни малейшей возможности для бегства не обнаружил. Он был накрепко заперт в комнате со своей жертвой, словно крыса в капкане. Ничего не оставалось, кроме как подчиниться требовательному приказанию снаружи. И действительно, даже в сильнейшем разброде чувств нашему герою достало рассудка сообразить, что чем дольше он будет тянуть с открытием двери, тем меньше у него останется надежды выглядеть невиновным в глазах стучавшего, кем бы тот ни был.
Неуверенными и судорожными движениями, словно вконец расстроившийся механизм, он пересек комнату, осторожно переступив через распростертое на полу тело, и, преодолевая внутреннее сопротивление, повернул ключ, отодвинул засов и распахнул дверь.

Фигура, возникшая в свете свечи на фоне черного коридора, вид имела необычайный и типично чужеземный, словно этот персонаж нарочно подготовили для участия в той исключительной трагедии, в которой Джонатан играл одновременно роль и жертвы, и невольного убийцы.

То оказался высокий худощавый мужчина с вытянутым желтоватым лицом о весьма живописных длинных черных усах да паре отталкивающих, глубоко посаженных и бегающих черных глаз. Под треуголкой у него была туго повязана малиновая косынка, а в ушах поблескивали в свете свечи серебряные серьги.

Сия примечательнейшая личность, даже не удосужившись хоть что-то объяснить нашему герою, немедленно ворвалась в комнату и, вытянув длинную птичью шею, чтобы посмотреть через стоявший на пути стол, устремила сосредоточенный взор на неподвижно лежавшую в центре комнаты фигуру.

— Что ти наделаль! — воскликнул он с гортанным иностранным акцентом и, не дожидаясь ответа, прошел вперед и опустился на колени рядом с мертвецом. Ткнув рукой в бездыханную поникшую грудь, он поднял глаза и пронзительно уставился на нашего сраженного отчаянием героя, все так же оцепенело стоявшего, словно пребывая во власти кошмара. — Он есть мертв! — объявил иностранец, и Джонатану только и оставалось, что кивнуть.

— За что ти убиваль его? — поинтересовался незнакомец.

— Клянусь честью, — вскричал Джонатан, наконец обретя голос, хотя и такой хриплый, что даже сам его не узнал, — я и сам не пойму, из-за чего все произошло! Но уверяю тебя, приятель, я совершенно не виновен в том, что этот человек мертв.

Чужеземец не отрывал от нашего героя пронизывающего взора, и Джонатан, почувствовав, что от него ждут продолжения, заговорил снова:

— Я и вправду жертва какого-то недоразумения. Со мной произошло необычайное приключение. Этим вечером, оказавшись в вашей стране впервые, я был приглашен в дом к прекрасной незнакомке, которая попросила меня об одолжении, показавшемся мне незначительным и даже нелепым. Приглядывать вот за этим шариком из слоновой кости, — с этими словами Джонатан извлек вещицу из кармана и продемонстрировал ее иностранцу, зажав между большим и указательным пальцами. — Похоже, именно эта безделушка и навлекла на меня сие несчастье, ибо, когда я вышел из дома леди, человек, который теперь лежит мертвым на полу, пригласил меня к себе. Завлекши сюда, он потребовал отдать ему эту игрушку. А когда я ответил отказом, вдруг словно обезумел и набросился на меня с явным намерением убить!

При виде шарика из слоновой кости иностранец стремглав поднялся с колен и вперил в нашего героя взгляд столь странный, какового тому прежде видеть не доводилось. Глаза его по-кошачьи расширились, а воздух вырвался из груди с такой силой, что, казалось, ему и вздохнуть-то более не удастся. И пока Джонатан не убрал шарик назад в карман, незнакомец так и стоял погруженный в транс, словно загипнотизированный видом вещицы. Но стоило причине его столь странного поведения исчезнуть в кармане брюк нашего героя, и он моментально очнулся, словно испытав электрический шок. В мгновение ока он словно по волшебству преобразился. Глаза его вспыхнули непредсказуемым зловещим огнем, лицо налилось кровью, а рука одним стремительным движением оказалась в кармане.

— Шар! — скрипучим голосом заорал он. — Шар! Давать мне шар! — И в следующий миг герой наш узрел, что в лоб ему уперлось круглое и блестящее дуло пистолета.

На мгновение Джонатан остолбенел. Затем, перед лицом новой смертельной опасности, он издал вопль, отдавшийся в его собственных ушах ревом дикого зверя, и с неистовством и яростью безумца набросился на чужеземца.

Тот нажал на крючок, но вышла осечка. Тогда он отбросил бесполезное оружие, с грохотом стукнувшееся о пол, и немедленно вытащил из другого кармана еще один пистолет. Но прежде чем негодяй успел прицелиться, наш герой схватил его за запястье и вывернул руку назад, помешав, таким образом, выстрелить в себя. Затем последовала исключительная по своей ярости и неистовости схватка: иностранец старался высвободить руку, Джонатан же со всей энергией отчаяния мешал ему осуществить сей убийственный замысел.

В пылу борьбы незнакомец швырнул нашего героя о край стола, и бедняга почувствовал, что спина его вот-вот переломится. Он осознал, что в подобном положении сможет продержаться очень и очень недолго. Лица противников сблизились. Джонатан почувствовал на своей щеке горячее, разящее чесноком дыхание чужеземца, а затем увидел, как в свете свечи сверкнули его острые зубы, показавшиеся из растянувшегося в дикой и свирепой ухмылке рта.

— Отдавать мне шар! — с яростью хрипло прошептал он.

И в этот момент в ушах у Джонатана зазвенело от внезапного оглушительного выстрела пистолета, и наш герой испугался, не получил ли он смертельное ранение, которого пока даже не почувствовал. Затем он вдруг увидал, что по лицу его противника, едва ли не вплотную прильнувшему к его собственному, пробежала волна чудовищных изменений. Глаза его несколько раз с невероятной быстротой моргнули и закатились. Рот широко раскрылся, словно незнакомец вдруг решил зевнуть. Пистолет с грохотом упал на пол, и в следующий миг мышцы иностранца, только что бывшие столь твердыми, безвольно обмякли. Суставы его расслабились, и вот уже все тело бесформенной грудой рухнуло поперек распростертого на полу мертвеца. Комнату наполнило едкое облако порохового дыма. Руки чужеземца раз-другой конвульсивно дернулись, шея омерзительно вытянулась. Длинные худые ноги его медленно распрямились, и постепенно каждую мышцу тела обволокла апатия смерти. На вороте у горла появилось и начало расползаться пятно крови, одновременно с этим с лица чужеземца сходила краска, погружая его в свинцовую бледность.

На сии жуткие метаморфозы герой наш взирал не отрываясь, словно то было для него делом чрезвычайной важности. И лишь когда последняя искорка жизни покинула тело его второй жертвы, только тогда отвел он взгляд от ужасной сцены и огляделся по сторонам. Однако из-за плотного облака едкого дыма, скрывавшего все вокруг и спиравшего ему горло, Джонатан ничего не мог разобрать.

5
Неожиданная встреча с морским капитаном с переломанным носом
Если первая обрушившаяся на нашего героя катастрофа совершенно его ошеломила и едва не свела с ума, то эта вторая схватка, более жуткая и неистовая, словно бы на какое-то время вовсе лишила его способности мыслить и испытывать эмоции. Все то смятение чувств, что сотрясало его до этого, полностью исчезло, как он это вдруг обнаружил, оставив ему лишь оцепеневший и ослепленный рассудок. Джонатан стоял перед сей второй жертвой, в смерти которой был также неповинен и коей также послужил лишь невольным орудием, как и в первом случае, и уже не ощущал внутри себя ни малейших признаков раскаяния или ужаса. Он подобрал с пола свою шляпу, упавшую еще во время первой схватки, тщательнейшим образом стряхнул с нее пыль обшлагом рукава и аккуратно водрузил на голову. Затем развернулся и, все еще словно одурманенный каким-то сильнодействующим наркотиком, приготовился покинуть сию сцену трагического ужаса, столь неожиданно его поглотившего.

Однако прежде чем юноша успел осуществить свое намерение, его ушей вдруг достиг громкий топот шагов: некто, уже более осторожно и неуверенно, двинулся в сторону комнаты, где только что разыгралась двойная трагедия и где молча и неподвижно стоял наш герой.

Джонатан даже не предпринял попытки скрыться и лишь покорно ждал, что же произойдет дальше. Он ощущал себя жертвой обстоятельств, над которыми у него не было никакой власти. Уставившись на полуоткрытую дверь, он подготовился к следующему приключению, каким бы оно ни оказалось. Шаги снова замерли, на этот раз у самого порога, а затем дверь медленно отворилась.
Перед взором нашего героя предстала фигура человека крепкого и сильного, несомненно имевшего отношение к мореходству. Судя по золотой тесьме на треуголке пришельца, печати, свисавшей на ленте из кармашка для часов, и некоей внушительности всего его облика, он, очевидно, в профессии своей обладал немалым весом. Сложения незнакомец был весьма крепкого, с короткой бычьей шеей. На нем болтался черный шарф, завязанный свободным узлом, а красный жилет его был искусно обшит золотой тесьмой. Завершали его одеяние кожаный ремень с медной пряжкой и кортиком да высокие морские сапоги. Лицо незнакомца было круглым и широким (он слегка смахивал на кота) и благодаря постоянному воздействию солнца и ветра имело окраску отполированного до блеска красного дерева. Однако сия примечательная физиономия, при других обстоятельствах выглядевшая бы, пожалуй, даже забавной, была чрезвычайно обезображена: переломанный нос незнакомца был почти расплющен по лицу, и все, что от него осталось различимого, представляло собой два круглых отверстия на месте предполагаемых ноздрей. Зловещие глаза его, светло-серого цвета и чрезвычайно подвижные, каковое обстоятельство все-таки придавало им некоторое добродушие, вполне отвечали остальному его облику, пускай и были полуприкрыты черной порослью густых бровей. Когда же незнакомец заговорил, голос его оказался таким низким и звучным, словно исходил из бочки, а не из груди человеческого создания.

— Что все это значит, морячок? — громогласно вскричал он, и барабанные перепонки нашего героя едва не лопнули. — В чем дело? Что такое здесь происходит? Кто это тут палит из пистолетов посреди ночи?

Однако тут он увидел два трупа, лежавшие на полу, и толстые губы его в удивлении обернулись в зияющее «О», а глаза завращались подобно двум шарам, так что со своей круглой физиономией с дырками ноздрей на ней этот человек являл собой зрелище, при других обстоятельствах показавшееся бы смешным и гротескным.

— Вот черт! — проревел он снова. — Несомненно, здесь произошло убийство!

— Нет-нет, не убийство! — дрожащим голосом, задыхаясь, воскликнул Джонатан. — Клянусь, все вышло случайно, я невинен как младенец!

Пришелец перевел насмешливый и хитрый взгляд с юноши на две фигуры на полу, а затем снова посмотрел на него. Лицо его расколола усмешка, которую вряд ли можно было назвать веселой.

— «Случайно»! — повторил он. — Черт возьми, случай действительно странный: двое протягивают ноги, а третий остается без единой царапинки!

С этими словами он прошел в комнату и, взяв за руку последнюю жертву Джонатана, без малейшего сострадания, словно то был мешок с мукой, стащил беспомощное тело на пол рядом с первым трупом. Затем, подняв зажженную свечу, склонился над распростертыми телами, поочередно разглядывая лица. Незнакомец долго и весьма тщательно изучал их, сохраняя при этом полнейшее молчание.
— Оба мертвы, — провозгласил он наконец, — что твой морской дьявол, и, кто бы ты ни был, парень, дельце свое ты сделал так искусно, как я в жизни своей не видывал.

— Но, честное слово, — таким же дрожащим голосом ответил Джонатан, — я здесь ни при чем, они сами во всем виноваты. Оба по очереди напали на меня, а я всего лишь защищался. Первый упал на свой собственный нож, а второй случайно застрелил себя, когда пытался выстрелить в меня.

— Это ты можешь рассказывать какой-нибудь сухопутной крысе, — отозвался моряк, — авось она тебе и поверит. Но втереть очки капитану Бенни Уиллитсу не так-то просто. И какова же, осмелюсь спросить, причина, по которой эти двое напали на столь безобидного парня, коим ты тут прикидываешься?

— Это мне не известно! — вскричал Джонатан. — Но позволь рассказать тебе, как все произошло. Знай же, что я являюсь членом христианской общины квакеров в Филадельфии. Сегодня я впервые прибыл в Кингстон и повстречался с юной леди весьма привлекательной наружности, которая вверила мне сей шарик из слоновой кости и попросила несколько дней подержать его у себя. Один лишь вид безобидного шарика — в котором сам я не могу углядеть ничего, что взывало бы к насилию, — как будто сводил этих людей с ума, и они в ярости накидывались на меня, чтобы убить. Клянусь, это чистая правда! Поверишь ли ты, что столь заурядная безделушка способна стать причиной таких несчастий?
Говоря все это, Джонатан держал перед глазами моряка предмет, загадочным образом вызвавший столько злоключений. Однако стоило взору капитана Уиллитса упасть на шарик, как с моряком произошла разительнейшая перемена. Его румяные щеки потускнели и пожелтели, пухлые губы отвисли, а взгляд остекленел. Он поднялся и с выражением величайшего изумления уставился сначала на нашего героя, а затем на шарик из слоновой кости в его руке; Джонатану показалось, что его собеседник словно бы одновременно лишился рассудка и дара речи. Наконец, когда юноша убрал вещицу обратно в карман, моряк медленно пришел в себя, хотя это и стоило ему значительных усилий, и глубоко, во всю мощь легких вздохнул. Уголком своего шарфа из черного шелка он утер внезапно взмокший лоб.

— Что ж, дружище, — наконец выдавил из себя капитан переменившимся голосом, — ты и вправду пережил удивительное приключение. — И добавил после еще одного глубокого вздоха: — Да, черт подери! Скажу тебе, что по лицам читать я умею очень хорошо. Думаю, ты парень честный, и я склонен верить каждому твоему слову. Тысяча чертей! Мне очень жаль тебя, и я помогу тебе выпутаться из этой передряги.

Первым делом, — продолжал моряк, — надо избавиться от трупов. Ну, с этим, я уверен, проблем у нас не возникнет. Одного мы завернем в ковер, а второго — вот в это покрывало, которым накрыта кровать. Поскольку гавань не так уж и далеко, мы без труда дотащим обоих дотуда и бросим в воду. Никто и не догадается, что произошло. Надеюсь, ты понимаешь, что тебе не стоит уходить отсюда, бросив трупы, ибо, если их вскоре обнаружат, ты можешь влипнуть в крупные неприятности.
Подобные рассуждения показались нашему герою, в его теперешнем отчаянном положении, столь здравыми, что он не возразил против них ни единым словом. И обе безмолвные жертвы нынешней ночи были упакованы в тюки, со стороны совершенно не выглядевшие зловещими.

Итак, Джонатан взвалил на плечо ковер с джентльменом-коротышкой в черном, а капитан — иностранца, после чего они вместе спустились по темной лестнице и вышли на улицу. Здесь капитан взял на себя роль проводника и возглавил экспедицию. Миновав несколько переулков и улочек, время от времени останавливаясь передохнуть, ибо ноши у обоих были громоздкими и тяжелыми, соучастники в конце концов достигли гавани, причем никто ни разу не задал им никаких вопросов и, судя по всему, даже не заподозрил ничего дурного. Один из причалов дальше прочих выдавался в море. Туда-то моряк и направился, и Джонатан последовал за ним. Так они шли по пирсу, то и дело спотыкаясь о болтающиеся доски, пока наконец не достигли места, где глубина была достаточной для осуществления их замысла. Здесь капитан сбросил свою ношу в темные и загадочные воды, и Джонатан последовал его примеру. Со зловещим и тягостным всплеском тела погрузились в стихию, и там ковер и покрывало, в которые они были завернуты, развязались и всплыли на поверхность, и приливом их медленно понесло прочь.

Джонатан стоял и безучастно смотрел, как исчезают сии последние свидетельства двух его непреднамеренных убийств, и вдруг почувствовал, что чьи-то руки с невероятной силой обхватили его сзади. В сих объятиях локти его оказались плотно прижаты к бокам, и какое-то время юноша стоял совершенно беспомощный и пораженный, а над самым его ухом раздался голос капитана:

— Ты, проклятый квакер-убийца, я получу этот шарик, или ты умрешь!

Слова эти произвели на Джонатана эффект холодного душа. Он тут же принялся высвобождаться с безумным неистовством, вызванным одновременно ужасом и отчаянием. Его усилия оказались столь поразительными, что не единожды наш герой почти что вырывался, однако снова и снова сильные руки нападавшего удерживали его в своей хватке, словно в железных тисках. Одновременно противник Джонатана предпринимал частые, но безуспешные попытки засунуть руку в карман его брюк, где лежал шарик из слоновой кости, при этом сыпля сквозь зубы чудовищными проклятиями. Наконец, так и не добившись успеха в овладении вещицей да к тому же потеряв всякое терпение от сопротивления своей жертвы, он попытался приподнять Джонатана, явно намереваясь затем швырнуть его оземь. И сие, несомненно, удалось бы злодею, не угоди он каблуком в щель между разболтанными досками пирса. Оба немедленно рухнули ничком, причем Джонатан оказался сверху, хотя и все так же заключенный в железные объятия. Герой наш почувствовал, как затылок его что есть силы ударился о плоское лицо капитана, и тут же услышал, как череп его противника издал ужасающий треск, словно яичная скорлупа: капитан, несомненно, стукнулся о какое-нибудь бревно или полено. В неистовой схватке они приблизились к самому краю пристани, и в следующий миг в окружении тучи брызг Джонатан рухнул в воды гавани, почувствовав, что враг отпустил его.
Оказавшись в воде, юноша немедленно пришел в себя и, будучи весьма неплохим пловцом, без труда достиг причала и схватился за покрытую слизким морским мхом поперечину деревянной лестницы, поднимавшейся от воды вверх.
Вновь достигнув суши, Джонатан оглянулся, стараясь определить, откуда последует следующее нападение. Однако он стоял на причале в полнейшем одиночестве, кругом не было ни души. Поверхность воды волновалась, словно в глубине ее что-то происходило. Юноша подождал некоторое время, но капитан, несомненно оглушенный тем мощным ударом по голове, так больше и не поднялся из поглотившей его стихии.

Мирно и ослепительно сиял лунный свет, и, за исключением отдаленного шума города, ни один звук не нарушал тишины и покоя благоуханной тропической ночи. Прозрачные воды, освещаемые ярким светом луны, плескались о пристань. Кругом царило полнейшее спокойствие, окутанное глубоким безмолвием.

Джонатан задрал голову, посмотрел на сверкающий шар света, плывущий по небу, и спросил самого себя: а было ли все это на самом деле, или, может быть, ему просто приснилось? Он сунул руку в карман: шарик был на месте. Юноша развернулся и словно одержимый помчался по причалу в залитой лунным светом город.

6
Тайна леди в серебристой вуали
Джонатан все бежал и бежал, пока внезапно, ведомый словно бы шестым чувством, некой загадочной интуицией, каковой при обычных обстоятельствах он похвастать не мог, не оказался стоящим перед теми самыми воротами, возле которых совсем недавно и началась вереница его потрясающих приключений, приведших к столь ужасным последствиям.

По улице туда-сюда сновали прохожие, и несколько юных леди и джентльменов остановились напротив и принялись с немалым любопытством и изумлением осматривать его мокрую и испачканную наружность. Но нашим героем владели лишь одна мысль и одно стремление: избавиться как можно скорее от того обязательства, что он столь бездумно на себя принял и кое привело к столь чудовищным результатам для него самого и его невольных жертв. Он подбежал к воротам и принялся колотить по ним руками и ногами с неистовством, сдерживать которое был совершенно не в силах. Джонатан видел, что кругом начали пробуждаться соседи, ибо в окнах замелькали огни и послышались громкие вопрошающие голоса, однако совершенно не обеспокоился вызванным им волнением и продолжал безостановочно стучать по воротам.

Наконец в ответ на его бешеные удары открылось уже знакомое окошко, а мгновение спустя поспешно распахнулись сами ворота, и появилась старая негритянка с изрытым оспой лицом. Она схватила юношу за рукав и быстро затащила его в сад.

— Белый, белый! — воскликнула она. — Что ты делать? Ты будить весь город! — Тут она увидела, что одежда на нем мокрая. — Ты быть в вода? Это есть плохо! Ты хватать лихорадка и умирать!

— Где твоя хозяйка? — вскричал Джонатан, в порыве чувств едва ли не рыдая. — Живо отведи меня к ней, или я сойду с ума!

Когда наш герой вновь предстал перед юной леди, та была одета в свободный и изящный халат, невообразимо шедший ее грациозной фигурке, и покрыта той же вуалью из серебристого газа, в которой он ее и видел ранее.

— Вот что, моя дорогая! — не помня себя, закричал Джонатан, подойдя к девушке и протянув ей шарик из слоновой кости. — Немедленно заберите назад свою безделушку! Из-за нее погибли три человека, и я не знаю, какие еще несчастья могут со мной произойти, если шарик останется у меня.

— О чем вы говорите! — не менее пронзительно вскричала и юная леди. — Вы сказали, из-за шарика погибло три человека? Умоляю, скорее расскажите мне, что произошло, ибо я испытываю странное предчувствие, что вы принесли весть об избавлении меня от всех опасностей.

— Уж не знаю, что вы имеете в виду, — отвечал Джонатан, все еще задыхаясь от возбуждения, — но одно я знаю точно: когда я уходил отсюда, то был безгрешным человеком, а теперь же вернулся с тяжкой ношей, ибо на моей совести три смерти, орудием коих, хоть и неумышленно, я послужил.

— Объяснитесь! — воскликнула леди и топнула ножкой. — Слышите? Немедленно объяснитесь!

— Хорошо, — ответил Джонатан, — постараюсь объяснить, как смогу! Когда я покинул этот дом и вышел на улицу, ко мне обратился невысокий джентльмен, одетый в черное.

— Вот как? — вскричала леди. — Держу пари: он был одноглазым и носил трость с золотым набалдашником?

— Точно так, — подтвердил Джонатан. — Он сказал, что хорошо знаком с моим хозяином Джеремаей Дулиттлом.

— Это гнусная ложь! — взволнованно ответила леди. — Я знаю, с кем вы беседовали. То был негодяй по имени Хант, который одно время являлся близким приятелем капитана Кейтта. Именно он вонзил нож в грудь капитана и убил его прямо в этом доме. Наверное, он или же его люди наблюдали за моими воротами, когда вы выходили.

— Не знаю, как уж там все было, но он привел меня в свое жилище и там, узнав о вещице, которую доверили мне на хранение, потребовал отдать шарик ему, а когда я отказался, напал на меня с ножом. Защищая свою жизнь, я случайно толкнул его таким образом, что негодяй упал на свой же собственный нож и убил себя.

— А что потом? — вскричала леди, с трудом, казалось, сдерживавшая чувства.

— А потом, — продолжил Джонатан, — явился какой-то иностранец, который тоже угрожал мне пистолетом с явным намерением убить меня и завладеть таким образом этой же самой безделушкой.

— А были ли у него, — с волнением спросила девушка, — длинные черные усы и серебряные серьги в ушах?

Джонатан лишь утвердительно кивнул в ответ.

— То не мог быть никто иной, кроме как штурман-португалец капитана Кейтта, который наверняка шпионил за Хантом! Продолжайте же!

— Этот тип наверняка убил бы меня, однако, когда мы с ним боролись, из своего же собственного пистолета случайно выстрелил в себя, и у моих ног оказался еще один труп. Я был в полном отчаянии и совершенно не представлял, что делать, но как раз в этот момент появился морской капитан и предложил свою помощь.

— Морской капитан! — эхом отозвалась леди. — У него было плоское лицо и сломанный нос?

— Да, именно так этот человек и выглядел.

— То, конечно же, был компаньон Кейтта — пират Уиллитс, капитан «Кровавой длани». И он, несомненно, следил за португальцем. Но продолжайте ваш рассказ.

— Этот капитан убедил меня отнести трупы на пристань и бросить в воду. Заманив меня в такое место, где, как негодяй думал, ему никто не помешает, он напал на меня и попытался отнять этот шарик из слоновой кости. Я отчаянно защищался, мы упали в воду, а перед этим он ударился головой о бревно и потерял сознание, а потому утонул.

— Слава богу! — вскричала леди в порыве чувств и сцепила усеянные кольцами руки. — Наконец-то я свободна от негодяев, которые преследовали меня и угрожали моей жизни! Вы хотели увидеть мое лицо — теперь я могу его вам показать! До сих пор я вынуждена была скрываться, чтобы коварные враги не узнали и не убили меня.

И с этими словами хозяйка дома отбросила вуаль и явила взору нашего героя лицо необычайной красоты. Глаза ее под изящно изогнутыми и тонко очерченными бровями сверкали, словно драгоценные камни. Чело же ее напоминало блестящую слоновую кость, а губы — лепестки роз. Копна волос, по мягкости не уступавших тончайшему шелку, была стянута в узел.

— Я — дочь несчастного капитана Кейтта, — объявила она, — который хоть и был слабовольным человеком и пиратом, но, да будет вам известно, отнюдь не таким страшным и кровожадным, как его изображают. Он, несомненно, остался бы честным купцом, если бы его не сбил с пути истинного мерзавец Хант, тот самый, который едва не убил вас. Отец мой вернулся на этот остров перед самой смертью и объявил меня единственной наследницей огромного состояния, которое он сколотил — возможно, не самым честным путем — в водах Индийского океана. Но самым главным сокровищем из всех завещанных мне богатств был драгоценный камень: тот, что вы сегодня, рискуя жизнью, защищали с мужеством и преданностью, для восхваления которых мне не подобрать слов. Сей бесценный камень известен как Кишмурский рубин. Я покажу его вам.
Юная красавица взяла шарик из слоновой кости и одним движением своей изящной ручки повернула крышку, прилаженную столь безупречно и хитроумно, что обнаружить ее случайно было практически невозможно. Внутри, завернутый в тончайший шелк, находился предмет, который она и представила изумленному взору нашего героя. То был рубин величиной с яйцо чибиса, сверкавший таким совершенным красным блеском, что даже ничего не понимавший в драгоценностях Джонатан был поражен. Да уж, не трудно было догадаться о баснословной стоимости сего самоцвета, что лежал на доверчиво протянутой к нему розовой девичьей ладони. Юноша и сам не знал, сколь долго, словно зачарованный, созерцал поразительную драгоценность, пока его не оторвали от этого занятия обращенные к нему слова леди:

— Три негодяя, которые встретили сегодня свою заслуженную жестокую смерть, случайно прознали, что я владею этим камнем. С тех пор жизнь моя висела на волоске, и враги эти — самые жестокие, коварные и безжалостные, какими только может наделить судьба, — наблюдали за каждым моим шагом. Вы спасли меня от смертельной опасности, проявив мужество и решимость, коим я просто не в состоянии воздать благодарность в должной мере. Вы заслужили мое глубочайшее восхищение и уважение. И я предпочла бы, — вскричала девушка в необычайном волнении, — вверить свою жизнь и свое счастье вам, лучшему и достойнейшему из всех мужчин, которых когда-либо знала! Боюсь, что не в моих силах возблагодарить вас, мой отважный спаситель, таким образом, дабы воздать вам должное за все те опасности, которым вы из-за меня подверглись. Однако, — здесь последовала небольшая пауза: девушка явно подыскивала слова, чтобы лучше выразить свою мысль, — если вы желаете принять сию драгоценность и все принадлежащее мне состояние вместе с рукой несчастной Эвелин Кейтт, то можете распоряжаться не только богатством, но и моим сердцем так, как сочтете нужным!

Наш герой был так поражен тем, сколь неожиданный оборот приняло дело, что на какое-то время даже лишился дара речи.

— Моя дорогая мисс Кейтт, — произнес он наконец, — ваше предложение для меня большая честь, и я не хотел бы показаться неучтивым, но… Постарайтесь понять и меня. Я слышал о вашем покойном отце и прямо заявляю, что принять этот чудесный камень и огромное состояние, о котором вы мне сейчас рассказали, у меня нет ни малейшего желания, ибо и то, и другое нажито путем грабежей и убийств. Более того, сей бесценный рубин сегодня трижды, так сказать, обагрил мои руки кровью, так что ценность его столь мала для меня, что я не дал бы за него и гроша. И ничто в мире не убедит меня не только принять его, но даже снова прикоснуться к этому злосчастному самоцвету. А что же касается второй части вашего столь заманчивого предложения, я могу лишь сообщить вам, что сие абсолютно для меня неприемлемо. Ибо я обручен с Мартой Доббс, прекрасной девушкой из Кенсингтона, что в Пенсильвании, и через четыре месяца состоится наша свадьба.

Закончив сию речь, Джонатан поклонился со всей галантностью, на которую только было способно его неуклюжее тело, и покинул чаровницу. Услышав решительный отказ, бедная девушка смущенно отвела взгляд и залилась румянцем, даже не попытавшись его удержать.

Так закончилось первое необычайное приключение нашего героя, которому также было суждено стать и последним. Ибо с тех пор он вполне довольствовался радостями тихой и спокойной жизни.

Эпилог
Нам осталось добавить совсем немного: когда в июне следующего года добропорядочный квакер и законопослушный гражданин Джонатан Рагг женился на Марте Доббс, некий загадочный друг преподнес невесте жемчужное ожерелье такой баснословной стоимости, что, продав его, наш герой смог стать равноправным партнером своего бывшего хозяина, достопочтенного Джеремаи Дулиттла, а со временем и вовсе сделался одним из самых богатых и уважаемых коммерсантов в Филадельфии.