Поиск

Пираты южных морей Говард Пайл Глава VII Капитан Скарфилд

Автору сего правдивого повествования ни разу не удалось обнаружить в историях об известных пиратах подробное и удовлетворительное описание жизни и смерти капитана Джека Скарфилда. Конечно же, некоторые сведения о его смерти, равно как и о гибели его шхуны можно почерпнуть из рапорта лейтенанта Мэйнваринга, ныне хранящегося в архиве Адмиралтейства. Однако отчет этот на редкость бесстрастный и написан сухим невыразительным языком. Никакие другие источники автору не известны, за исключением разве что дешевой книжицы, опубликованной неким Айсаей Томасом в Ньюберипорте примерно в 1821–1822 годах и озаглавленной «Подлинная история жизни и смерти капитана Джека Скарфилда». Автор сего повествования считает своим долгом воссоздать более подробное жизнеописание столь выдающегося представителя пиратского ремесла и, дабы сделать чтение для тех, кто решится последовать за ним до самого финала, более занимательным, полагает необходимым изложить события в форме беллетристики.

1
Элиейзер Купер, более известный в Филадельфии как капитан Купер, являлся видным квакером, или членом «Общества друзей», как именовали себя те, кто входил в эту религиозную христианскую общину. Купер частенько вел собрания, а также сам выступал по тем или иным вопросам. Вернувшись домой из очередного плавания, капитан никогда не пропускал собраний общины, которые проходили по воскресеньям и четвергам, и горожане почитали его добропорядочным христианином, прекрасным семьянином и образцом деловой честности.

Впрочем, для нашего повествования более существенно иное обстоятельство, а именно: капитан Купер принадлежал к тому разряду шкиперов-купцов, что перевозили свой собственный товар на своих собственных судах, коими сами же и командовали, и на палубах которых лично проворачивали сделки. Наш герой владел крупной быстроходной шхуной «Элиза Купер, Филадельфия», названной в честь любимой жены. Вот уже много лет капитан плавал по Вест-Индии, неизменно продавая на островах пшеничную и кукурузную муку.

В период Англо-американской войны 1812–1814 годов Куперу, как это было всем известно, удалось сколотить гигантское состояние, ибо цены на муку на французских, испанских, голландских и датских островах, отрезанных от всего остального мира британской блокадой, подскочили просто до заоблачных высот.

Разумеется, здесь капитан Купер шел на невероятный риск, однако этому отважному человеку неизменно сопутствовала удача, и он продавал свой товар с такой фантастической прибылью, что к концу войны оказался одним из богатейших купцов родного города.

Поговаривали, что якобы его счет в местном банке составляет просто астрономическую сумму, и еще ходил слух, будто Купер однажды принес туда целый сундук иностранных серебряных монет, стоимость которых в переводе на американскую валюту составила более сорока двух тысяч долларов — сумма по тем временам колоссальная.

Капитан Купер был высоким костлявым человеком. Лицо его, худое и строгое, никогда не озарялось улыбкой и неизменно сохраняло выражение такой сдержанности и непоколебимой рассудительности, что казалось чуть ли не восковой маской. Под стать внешности капитана была и его манера общаться, сухая и сдержанная; словом, Купер был типичным добропорядочным квакером.
Он проживал на Фронт-стрит, у подножия Спрус-Хилл, в весьма симпатичном старомодном доме, куда моряку так приятно возвращаться из далеких странствий. Позади здания к реке круто спускалась лужайка. С южной стороны располагались пристань и склады, а на северной были разбиты фруктовый сад и огород, разросшиеся пышным цветом. Крыльцо и часть лужайки укрывали два больших каштановых дерева, и так приятно было в жаркий летний день сидеть в их тени, устремив взгляд вниз, где сквозь заросли самшита поблескивала река.

К тому времени, когда начинается наше повествование, — то есть приблизительно к 1820 году — сия собственность значительно поднялась в цене, и капитан не раз получал заманчивые предложения. Но поскольку дом этот принадлежал его предкам с давних времен, а сам Элиейзер Купер был достаточно богат, чтобы потакать своим прихотям, он даже и слышать не хотел о том, чтобы продать родовое гнездо, пусть даже сделка эта и сулила невероятную прибыль.

Как было сказано, капитан жил в симпатичном старомодном доме, который вдобавок поражал своей безупречной и какой-то всеохватывающей чистотой: ослепительно блестел дверной колокол; медные заклепки на кожаной мебели, которой была набита гостиная, сияли, словно звезды на небе; а деревянный, посыпанный мелким песком пол прихожей, где вечно царил стойкий, но ненавязчивый аромат мыла, был до такой степени истерт бесчисленными чистками, что шляпки гвоздей уже возвышались над досками.

Элиейзер Купер и его жена детей не имели, однако радостное оживление юности временами все-таки царило в этом огромном старинном доме. Супруги взяли на воспитание Люсинду Фэрбенкс, племянницу капитана Купера, дочь его единственной сестры. К тому времени, с которого начинается наш рассказ, Люсинда была хорошенькой бойкой девушкой лет восемнадцати-двадцати, всеобщей любимицей квакерской общины города.
А теперь осталось представить читателю последнее и, пожалуй, самое главное действующее лицо повествования — лейтенанта Джеймса Мэйнваринга. Последние двенадцать месяцев или около того он был весьма частым гостем в доме Куперов. Это был широкоплечий, румяный и крепкий молодой человек лет двадцати шести — двадцати восьми. Его также уважали в городе, к тому же было одно обстоятельство, которое сделало его в глазах местного общества чуть ли не героем: во время памятного сражения с английским фрегатом «Герьер» (речь идет о событиях Англо-американской войны) лейтенант не только находился на борту «Конституции», но и лично поднес запал к первой выстрелившей пушке.

Мать Джеймса Мэйнваринга и Элиза Купер вот уже много лет были близкими подругами, так что визиты, которые молодой офицер во время отпуска наносил в дом капитана, никого особо не удивляли. По пять раз в неделю он по вечерам скрашивал одиночество дам или же, если капитану Куперу случалось оказаться дома, выкуривал трубочку-другую в обществе хозяина, пропускал рюмашку знаменитого ямайского рома старинной выдержки из его запасов либо же по вечерам играл вместе со всей семьей в роббер. Навряд ли кто из представителей старшего поколения догадывался об истинной причине его визитов, еще менее они подозревали, что Люсинда отвечает на чувства лейтенанта взаимностью.

Да, Мэйнваринг и юная леди полюбили друг друга всем сердцем, однако были вынуждены хранить это в полнейшем секрете. Как истинный квакер, Элиейзер Купер был убежденным пацифистом и вообще противником любого насилия, а потому он ни за что не разрешил бы любимой племяннице выйти замуж за представителя военной профессии. Да и вообще, если бы Люсинда вступила в брак с человеком, не являющимся квакером, то, согласно их правилам, она лишилась бы своего, принадлежащего ей по рождению права на членство в этой религиозной общине. Сама девушка, может, и пережила бы такую потерю, однако она глубоко уважала дядюшку и боялась пойти против его воли. Поэтому они с Мэйнварингом встречались тайком, и сколь сладки были для них эти украденные мгновения блаженства. А еще Люсинда, по просьбе своего возлюбленного, также тайно позировала миссис Грегори. Художница создала миниатюрный портрет, который лейтенант вставил в золотой медальон и носил на груди рядом с сердцем, получая кроткое и сентиментальное удовольствие от созерцания время от времени дорогого лица.

В апреле 1820 года Мэйнваринг получил предписание прибыть в Вашингтон. Осенью предыдущего года пираты, бесчинствовавшие в Вест-Индии, и в особенности капитан Джек Скарфилд, проявляли небывалую активность. Им приписывали исчезновение пакетбота «Марблхэд», о котором после того, как судно отплыло из Чарлстона, что в Южной Каролине, более не слыхивали. Кроме того, Скарфилд ограбил и сжег у побережья Джорджии еще два каботажных судна, и правительство наконец-то осознало необходимость принять действенные меры, чтобы обуздать морских разбойников и обезопасить воды Вест-Индии.

Мэйнварингу приказали принять командование над «Янки» — быстроходным, тяжеловооруженным военным бригом с малой осадкой — и курсировать подле Багамских островов с целью захвата и уничтожения всех обнаруженных там пиратских кораблей.

По дороге из Вашингтона в Нью-Йорк, где «Янки» ждал своего нового капитана, Мэйнваринг остановился в Филадельфии, дабы попрощаться с друзьями, которых у него в этом городе было множество. Разумеется, он нанес визит и в дом Куперов. Дело было в воскресенье. Весна выдалась ранняя, и погода в тот день была особенно славной, едва ли не по-летнему теплой. Яблони уже стояли в цвету и наполняли воздух своим благоуханием. Пели птицы, вовсю гудели пчелы, и все вокруг было залито теплым солнечным светом, навевавшим умиротворение.

Элиейзер Купер как раз накануне вернулся из необычайно удачного плавания к острову Антигуа. Мэйнваринг застал всю семью расположившейся под пока еще нераспустившимся каштаном. Хозяин дома покуривал длинную глиняную трубку и лениво листал последний выпуск «Нэшнл газетт». Он с величайшим интересом выслушал рассказ Мэйнваринга о его новом назначении. Сам капитан немало знал о пиратах и, вопреки обыкновению, необычайно оживился и принялся рассуждать о морских разбойниках, в том числе и о неуловимом капитане Скарфилде, который, судя по всему, особенно его интересовал.

К немалому удивлению Мэйнваринга, старый квакер выступил в роли защитника пиратов и провозгласил, что они далеко не так порочны, как это принято считать. Он также заявил, что очень хорошо знает некоторых флибустьеров и что в большинстве своем они всего лишь несчастные, сбившиеся с пути истинного бедолаги, не выдержавшие искушения каперством, которое, между прочим, было разрешено правительством в минувшую войну. Купер не отрицал, что капитан Скарфилд и впрямь совершил множество гнусных злодеяний, однако подчеркнул при этом, что на счету сего пирата немало и великодушных дел. Но мир их даже не замечает: все толкуют лишь о зле, которое он причинил. Да, Скарфилд действительно позволил своей команде разыграть в карты жену и дочь шкипера «Северной розы», но никто из его обвинителей почему-то не спешит поведать, как он, рискуя жизнями членов команды и своей собственной, пришел на выручку «Галифаксу», когда обнаружил шхуну дрейфующей, поскольку весь ее экипаж заболел желтой лихорадкой. Увы, пиратам адвокаты не полагаются, а потому некому рассказать, как Скарфилд со своей шайкой привел корабль почти прямиком в безопасные воды Кингстонской гавани. Да, Скарфилда справедливо обвиняют в том, что он привязал шкипера «Балтиморской красавицы» обнаженным к фок-мачте его же собственного брига и разрешил своим головорезам, к тому времени уже изрядно напившимся, бросаться бутылками в беспомощного пленника, который в ту же ночь скончался от полученных ранений. Сей поступок, несомненно, заслуживает осуждения, но вот кто воздаст капитану пиратов хвалу за то, что он с риском для жизни, под самым носом у властей, после великого урагана 1818 года доставил на остров Белла-Виста купленный в заливе Тампа Бэй, заметьте, на свои собственные средства груз продовольствия? Скарфилд тогда с большим трудом ушел от погони: его двое суток преследовал британский фрегат «Церера», капитан которого, доведись ему настигнуть пиратов, немедленно вздернул бы несчастного на нок-рее, несмотря на то что он в тот раз занимался благотворительностью.
Лейтенант с удивлением смотрел на своего собеседника: ну ни дать ни взять защитник, который выступает с речью в суде. По мере повествования он все более оживлялся и распалялся. Трубка старого морского волка погасла, а на его впалых, землистого цвета щеках проступил лихорадочный румянец. Просто поразительно, что всегда крайне миролюбивый квакерский проповедник сейчас с такой горячностью защищал Джека Скарфилда, столь печально знаменитого, кровожадного и беспощадного головореза. А уж в такой славный весенний день, да еще на фоне пасторального пейзажа вся эта прочувствованная речь и вовсе представлялась совершенно неуместной. Но старый квакерский шкипер все говорил и говорил, не давая лейтенанту вставить слова, до тех пор, пока теплое солнце не склонилось к западу и день не начал угасать.

В тот вечер Мэйнваринг остался в доме своих друзей на ужин, и к тому времени, когда он прощался с Люсиндой Фэрбенкс, уже сгустились сумерки, а в небе воссияла чистая полная луна, которая обволокла своим мертвенно-бледным, каким-то потусторонним светом старый дом, цветущие яблони, лужайку и сверкавшую внизу реку. В который уже раз лейтенант попросил у возлюбленной позволения рассказать ее дядюшке и тетушке о том, что они давно любят друг друга. Кто знает, а вдруг старики все-таки дадут свое согласие на брак? Но Люсинда, как всегда, была непреклонна. Зачем зря рисковать? Они вполне счастливы и так. Не дай бог дядя, узнав обо всем, рассердится и запретит им встречаться. Гораздо разумнее подождать: может, через некоторое время все образуется само собой. Люсинда говорила с ним так нежно и ласково, да к тому же была так явно огорчена предстоящей разлукой, что у Мэйнваринга не хватило духу настаивать. И в то же время его охватило настоящее отчаяние: пора уже было уходить, так и не добившись права называть любимую перед всем миром своей. Сколько времени пройдет, прежде чем они увидятся вновь, — год, два?

С трудом сдерживая свои чувства, лейтенант прощался с хозяином дома и его женой. Он все еще ощущал нежные объятия Люсинды, вкус ее мягких бархатных губ. Как долго они еще будут прятаться, словно преступники? Лейтенант чувствовал себя трусом: нет, надо было все-таки решительно объясниться с капитаном Купером.

А следующее утро началось с моросящего дождя: от прекрасной весенней погоды, что стояла накануне, не осталось и следа. Да и настроение у Мэйнваринга тоже было далеко не радужным. Но он был офицером и отправился выполнять свой долг. Сидя в одиночестве в карете, которая мчала его в Нью-Йорк, среди запотевших окон да пустых кожаных сидений, лейтенант вытаскивал из-под рубашки маленький овальный портрет и подолгу, сосредоточенно, с какой-то грустной радостью вглядывался в изображение: милое невинное личико, ярко-голубые глаза и алые губы, тронутые улыбкой.

2
Почти пять месяцев судно под командованием Мэйнваринга курсировало неподалеку от Багамских островов. За это время он обнаружил и разогнал около дюжины пиратских рассадников. Он уничтожил не менее пятнадцати их кораблей, всех размеров: от крупного полупалубного вельбота до баркентины грузоподъемностью триста тонн. Одно лишь название «Янки» приводило в ужас всех пиратов в западных тропиках, и воды вокруг Багамских островов практически очистились от кровожадных негодяев, которые еще недавно в них буквально кишели.

И только один флибустьер из числа тех, за кем Мэйнваринг охотился, — капитан Джек Скарфилд — был по-прежнему неуловим, словно тень, и, как по волшебству, ускользал у него буквально между пальцев. Дважды лейтенант чуть не настиг знаменитого морского разбойника, но оба раза обнаружил лишь зловещие обломки, которые оставил после себя пиратский капитан. В первый раз это оказался полузатопленный и все еще дымящийся остов сгоревшего корабля, обнаруженный дрейфующим в Большой Багамской банке. То была «Русалка» из Салема, однако Мэйнваринг узнал трагическую историю этого судна лишь две недели спустя, когда обнаружил часть ее команды в Порт-Марии на северном побережье Ямайки. Услышанный им рассказ воистину оказался чудовищным. Несчастные поведали, что их пощадили с одной-единственной целью: уцелевшие матросы должны были передать капитану «Янки», что он может оставить найденное себе, с наилучшими пожеланиями от капитана Скарфилда, который и подал ему сие блюдо в поджаренном виде.

Через три недели Мэйнваринг спас остатки команды «Балтиморской красавицы»; судно превратилось в жалкие обломки, а восемь членов экипажа во главе с капитаном были связаны по рукам и ногам и брошены за борт. И очередное послание от капитана Скарфилда: лейтенант может приправить найденное по собственному вкусу.

Мэйнваринг был человеком хотя и добродушным, однако вспыльчивым необычайно. Он тут же поклялся, что любой ценой поймает неуловимого флибустьера и либо он, либо капитан Скарфилд исчезнет с лица земли.

Лейтенант даже и не подозревал, как скоро и при сколь зловещих обстоятельствах он сумеет осуществить свои намерения.

В то время одним из главных мест, где собирались пираты, служил крохотный островок Сан-Хосе, самый южный из всей группы Багамских островов. Здесь, еще задолго до того, как за ними начал охотиться «Янки», они имели обыкновение чинить свои корабли, пополнять запасы продовольствия, пороха и рома, отдыхать и готовиться к новым нападениям на мирные торговые суда, которые в великом множестве курсировали близ островов или на широких просторах Багамской банки.

Мэйнваринг совершил несколько налетов на сей рассадник флибустьерства. Он уже пленил тут двух знаменитых пиратов и надеялся со временем схватить здесь же и самого капитана Скарфилда.

Пожалуй, сейчас самое время поведать читателям, как выглядело сие печально знаменитое в прошлом пиратское гнездилище. Это было небольшое поселение, сплошь состоявшее из тех самых плетеных и обмазанных глиной лачужек, каковые встречаются по всей Вест-Индии. Мало-мальски приличный вид в нем имели лишь три деревянных здания. В первом находился склад, во втором размещалась лавка, где торговали спиртным, а в третьем проживала мулатка, считавшаяся кем-то вроде гражданской жены капитана Скарфилда. Население острова почти целиком состояло из негров и мулатов, а его белая часть была представлена парочкой евреев да полудюжиной торговцев-янки, коммерсантов весьма сомнительной репутации. В жилах обитателей Сан-Хосе причудливым образом смешалась негритянская, испанская и даже китайская кровь, и по острову бегало множество ребятишек самых разных цветов и оттенков кожи. Поселение располагалось на изгибе берега, образовавшем своего рода гавань, где вполне могли вставать на якорь небольшие суда, если только не налетал шторм с юго-востока. Вокруг домиков, вернее, лачужек росли кокосовые пальмы и банановые деревья. Протяженная дуга пляжа с мелким белым песком, защищенная рифом от гигантских волн Атлантики, с шумом о него разбивавшихся, казалась изысканным ожерельем на серпе изумрудно-зеленой воды.

Таким вот и было знаменитое пиратское поселение Сан-Хосе — рай природы и сущий ад человеческих пороков. И вот сюда, в этот гнойник, через несколько дней после спасения команды «Балтиморской красавицы» Мэйнваринг и нанес еще один визит.

Стоило только показаться вдали заливчику с бахромой пальм, как командир «Янки» сразу же заметил стоявший там на якоре корабль. Это была крупная шхуна с хорошим парусным оснащением, грузоподъемностью тонн двести пятьдесят — триста, не меньше. Когда «Янки» развернулся к корме чужака таким образом, чтобы в случае необходимости можно было применить бортовую артиллерию, и бросил якорь, Мэйнваринг взглянул в подзорную трубу, дабы прочитать название корабля, различимое под выступом его кормы. Невозможно описать, сколь безграничным было охватившее лейтенанта удивление, когда белая надпись приобрела в круге трубы четкие очертания и он смог прочесть: «Элиза Купер, Филадельфия».

Мэйнваринг просто глазам своим не верил. Несомненно, сия клоака порока была последним местом на земле, где он ожидал бы встретиться с Элиейзером Купером.
Лейтенант приказал спустить командирскую шлюпку и немедленно направился к шхуне. Последние его сомнения мигом развеялись, как только он увидел самого капитана Купера, вышедшего встретить его на сходни. Бесстрастное лицо квакера не отражало ни удивления, ни смущения, хотя наверняка и для него самого эта встреча была, мягко говоря, неожиданной.

Когда Мэйнваринг поднялся на борт «Элизы Купер» и хорошенько огляделся, ему в первый момент показалось, что он спит и видит сон. На верхней палубе разместились, аккуратно укрытые брезентом, восемь двенадцатифунтовых карронад, на носу же над бушпритом вздымалось заткнутое жерло дальнобойной пушки, также плотно обтянутой брезентом.

Скрыть свое изумление при виде столь неожиданного зрелища Мэйнварингу совершенно не удалось, и он заметил (хотя, возможно, это ему просто показалось), что под нарочитой невозмутимостью Элиейзера Купера скрывается изрядное смущение.

Так или иначе, капитан Купер проводил молодого человека в каюту, где они раскурили трубки и откупорили неизменную бутылку старого ямайского рома. Разумеется, лейтенант первым делом поинтересовался, чем вызваны столь необычайные и зловещие преобразования на борту шхуны.

— Я мирный человек, Джеймс Мэйнваринг, — ответствовал Элиейзер, — но, как тебе известно, в этих водах есть люди, жаждущие крови, так что сии грозного вида орудия предназначены исключительно для отпугивания пиратов. Если бы я сохранял вид мирного торговца, коим в действительности и являюсь, сколь долго, по твоему мнению, мне удалось бы избегать нападений морских разбойников?

Мэйнварингу пришло на ум, что увиденное им вооружение, пожалуй, слишком уж мощное, чтобы использовать его лишь в качестве предупредительной меры. Какое-то время оба молча курили, а затем лейтенант без обиняков спросил хозяина: а что, если завяжется бой с пиратами, ну хоть с тем же капитаном Скарфилдом, окажет ли он ему сопротивление?

Прежде чем ответить, квакер довольно долго разглядывал собеседника. Как показалось Мэйнварингу, Купер сомневался, может ли он позволить себе быть честным.

— Дружище Джеймс, — наконец произнес он, — я прекрасно понимаю, что хотя члены моей команды и добрые христиане, однако разделяют далеко не все мои взгляды. Бог создал людей разными, и не следует на это роптать. А посему я склонен думать, что если мы все же столкнемся нос к носу с помянутыми морскими разбойниками, то моего гласа, взывающего к миру, будет явно недостаточно, дабы удержать команду, которая вознамерится ответить на насилие насилием. Что до меня самого, то тебе известно, кто я такой и каких воззрений придерживаюсь.

Мэйнварингу не слишком понравился этот весьма пространный ответ, но он ничего не сказал и лишь задал следующий вопрос:

— А могу я поинтересоваться, что вы здесь делаете и с какой стати вам вообще понадобилось бросить якорь в столь мерзком и опасном месте?

— Я и не сомневался, что ты спросишь меня об этом, — ответил квакер, — и скажу тебе чистую правду. Эти кровожадные убийцы, в конце концов, всего лишь люди и потому нуждаются в пище. В данный момент у меня на борту двести пятьдесят баррелей муки, за которую здесь предложат гораздо большую цену, нежели где-нибудь еще в Вест-Индии. А чтобы быть честным до конца, я добавлю, что как раз заключал весьма и весьма выгодную сделку, когда весть о твоем приближении спугнула моего лучшего покупателя.

Мэйнваринг лишь молча курил. Сказанное квакером объясняло множество вещей, которые он прежде не понимал. Теперь ему стало ясно, почему капитан Купер и в мирное время зарабатывал на своей муке ничуть не меньше, чем в разгар войны и блокады. А еще лейтенант понял, почему тогда, в саду, Купер столь рьяно защищал капитана Скарфилда и пиратов. И все-таки, что же ему теперь делать? Элиейзер открыто признал, что ведет дела с пиратами. Разумеется, Мэйнваринг должен первым делом выполнить свой долг, однако при таком раскладе в чем он, этот самый долг, заключается? Является ли груз «Элизы Купер» контрабандой и подлежит ли он конфискации? Да, кстати, а кто был тот выгодный покупатель, которого спугнул его приход?

И не успел лейтенант облечь свой вопрос в слова, как его собеседник сам заговорил об этом:

— Не сомневаюсь, что сейчас ты спросишь меня, кто сей покупатель, о котором я только что упомянул. Не вижу смысла скрывать его имя от тебя. То был человек, известный как неуловимый капитан Джон Скарфилд.

Мэйнваринг мгновенно вскочил на ноги.

— Черт возьми! — вскричал он. — И как давно он ушел?

Квакер вновь тщательно набил трубку, к тому времени уже выгоревшую.

— Полагаю, — сказал он, — новость о твоем прибытии контрабандисты принесли около четырех или пяти часов назад. Негодяй тут же исчез. — Элиейзер поднес трубку к свече и начал пускать клубы дыма. — Я хочу, чтоб ты понял, Джеймс Мэйнваринг, — продолжил он, — я вовсе не считаю своим другом этого злобного и порочного человека. У нас с ним чисто деловые отношения: я продаю, он покупает. И я вовсе не собираюсь покрывать Скарфилда. Поэтому, чтобы доставить тебе удовольствие, даю слово чести: впредь, ежели мне доведется что-либо услышать об этом нечестивце, я тут же сообщу тебе. И, если хочешь знать мое мнение, ты почти наверняка получишь известия о нем уже сегодня. Но имей в виду: если подобное произойдет, тебе придется сражаться с ним, не рассчитывая на мою помощь, ибо я добрый квакер, а члены нашей общины, как всем известно, убежденные противники насилия. Так что не обессудь, дружище!

Мэйнварингу пришло на ум, что Купер не так прост, как кажется, и что в словах его содержался какой-то скрытый смысл. Сие наполнило его такими сомнениями, что по возвращении на борт «Янки» он поделился подозрениями, насколько счел уместным, со своим заместителем, лейтенантом Андервудом. С наступлением ночи Мэйнваринг удвоил караул и привел свое судно в полную боевую готовность на случай внезапного нападения или любой другой неожиданности: лейтенант чувствовал, что вскоре непременно что-то произойдет.

3
Ночь в тропиках наступает поразительно быстро. Только что земля еще озарялась ярким дневным светом, а буквально в следующий миг все вокруг уже поглощает бездна тьмы. Та ночь, в которую происходили описываемые события, не была ясной, ибо вот-вот уже должен был начаться сезон дождей, и потому непроглядность небес еще более сгущалась прохладными тропическими облаками. Темнота в ту ночь опустилась на землю даже быстрее обычного и была такой непроглядно черной, что хоть ножом режь. Изредка в просветах облаков появлялись мерцающие звезды, но густоту мрака это разбавляло мало. Стояла необычайная тишина.

Когда совершенно стемнело, Мэйнваринг приказал зажечь и развесить на вантах и штагах фонари, и ровную белизну чисто убранного небольшого военного корабля озарил тусклый желтый свет, то и дело вспыхивавший искрами на медных деталях корпуса. Тени стоявших на палубе пушек казались просто огромными.

Командира «Янки» неизвестно почему охватило какое-то странное и тревожное предчувствие. Некоторое время он беспокойно бродил туда-сюда по палубе, а затем, все так же пребывая во власти необъяснимой тревоги, зашел в свою каюту, дабы внести в бортовой журнал последние события дня. Мэйнваринг отстегнул саблю и положил ее на стол, прикурил от фонаря трубку и уже готов был снять китель, когда ему доложили, что прибыл капитан торговой шхуны и хочет поговорить с ним с глазу на глаз.

Мэйнваринг сразу же предположил, что у квакера есть новости о капитане Скарфилде, и немедленно испытал облегчение: намного лучше заняться делом, нежели терзаться безотчетной тревогой. Он отдал приказ не мешкая привести капитана Купера в командирскую каюту, и уже через несколько мгновений в тесном пространстве, озаряемом светом фонаря, возникла высокая и худая фигура квакерского шкипера.

От глаз командира «Янки» не укрылось, что его ночной гость странным образом возбужден. Торговец снял шляпу, и на лбу его обозначилась испарина. Он не ответил на приветствие Мэйнваринга — казалось, он его вовсе не слышал, — но прошел прямо к столу и склонился над ним, опершись рукой на открытый бортовой журнал, в который лейтенант только что вносил записи. Мэйнваринг пересел во главу стола и воззрился на шкипера.
— Джеймс Мэйнваринг, — несколько торжественно объявил тот, — я обещал сообщить тебе, если получу новости о капитане Скарфилде. Ты готов их выслушать?

Его странное, необъяснимое волнение поневоле начало передаваться и лейтенанту.

— Не понимаю, сэр, — вскричал он, — что вы подразумеваете под своим вопросом! Интересуют ли меня новости о капитане Скарфилде? Да, и еще как! В данный момент я желал бы услышать об этом мерзавце более всего на свете!

— Ах вот как? — с возрастающим волнением тоже вскричал гость. — Тебе не терпится повстречаться с ним? Что ж, очень хорошо, просто великолепно. Положим, я могу свести тебя с ним лицом к лицу — что тогда? А? Лицом к лицу, слышишь, Джеймс Мэйнваринг?

Лейтенант истолковал это в том смысле, что пират снова вернулся на остров и прямо сейчас находится где-то поблизости.

— Не понимаю вас, сэр, — воскликнул он, — вы хотите сказать, что знаете, где скрывается этот негодяй? Коли так, то не тратьте время попусту, ибо он вполне может вновь удрать.

— О, этого не стоит опасаться, — с надрывом провозгласил Купер, — не стоит! Я скажу тебе, где Скарфилд, и приведу его к тебе весьма и весьма скоро! — И он ударил кулаком по раскрытому журналу.

В пылу все нараставшего возбуждения зеленые глаза квакера так и сверкали в свете фонаря, а пот теперь уже градом катил по лицу, и одна капелька словно драгоценный камень переливалась на кончике его острого носа. Он шагнул к Мэйнварингу и склонился над ним, и было в его поведении нечто столь странное и зловещее, что лейтенант невольно отшатнулся.

— Капитан Скарфилд послал кое-что вам, — почти прохрипел Элиейзер, — кое-что, что несомненно удивит вас, лейтенант. — Мэйнваринг заметил, что его собеседник перешел с принятого у квакеров обращения «ты» на церемонное «вы», и это удивило его еще больше.

Произнося последнюю фразу, Элиейзер одновременно шарил в кармане своего длиннополого серого кителя и наконец извлек оттуда какой-то предмет, сверкнувший в свете фонаря.

В следующий миг прямо в лицо Мэйнварингу уперлось дуло пистолета.

Мгновение царила тишина, и затем Элиейзер Купер сдавленным голосом провозгласил:

— Я — тот самый человек, которого ты ищешь!

Все произошло столь быстро и неожиданно, что какое-то время командир «Янки» сидел подобно каменному изваянию. Разразись сейчас небеса громом и сверкни молния прямо у его ног, даже тогда он не был бы более ошарашен. Лейтенанту казалось, будто он увяз в каком-то жутком кошмаре и разглядывает сквозь пелену невозможности очертания такого знакомого и всегда спокойного лица, теперь словно вывернувшегося наизнанку и превратившегося в личину сущего демона. Пепельно-белую физиономию Купера искажала дьявольская усмешка. В свете фонаря сверкали зубы. Сквозь черные тени, отбрасываемые судорожно нахмуренными бровями, горели злобные зеленые глаза, как у дикого загнанного зверя. Вскоре Купер вновь заговорил сдавленным голосом:

— Я — Джон Скарфилд! Посмотри же на меня, коли хочешь увидеть неуловимого пирата!

И опять воцарилась тишина, сквозь которую до Мэйнваринга донеслось громкое тиканье часов, висевших на переборке. Потом его ночной гость продолжил:

— Собирался выгнать меня из Вест-Индии, да? Черт тебя подери! Ну и чего ты добился? Ты угодил в свой собственный капкан и ой как повизжишь, прежде чем выберешься из него! Имей в виду, Джеймс Мэйнваринг, если ты сейчас произнесешь хоть слово или пошевельнешься, я мигом размажу твои мозги по стенке! Слушайся меня, или ты покойник. Немедленно прикажи, чтобы моего помощника и боцмана провели сюда, в каюту, да поторопись, ибо палец мой на крючке, и мне достаточно одного лишь движения, чтобы заткнуть тебя навеки!

Когда Мэйнваринг впоследствии вспоминал все это, то и сам поражался, насколько быстро ему удалось оправиться от изначального шока и восстановить самообладание. Пират еще не закончил говорить, а мозг его уже работал с замечательной ясностью, мысли крутились в голове с такой потрясающей живостью, каковую прежде он никогда не испытывал. Он осознавал, что стоит ему шевельнуться в попытке бегства или же позвать на помощь, и он тут же умрет, ибо дуло пистолета с непоколебимостью скалы было направлено прямо ему в лоб. Если бы Мэйнварингу удалось хоть на миг отвлечь противника, то у него появился бы шанс уцелеть. И тут его словно вдруг озарило: нужно, чтобы враг ненадолго отвел свой беспощадный взгляд. Лейтенант немедленно перешел к действиям, издав громкий вопль, чуть ли не оглушивший его самого:

— Бей, боцман! Ну, живее!

Захваченный врасплох и, несомненно, решив, что за спиной у него стоит еще один противник, пират с быстротой молнии обернулся, наведя пистолет на пустую обшивку. Тут же разгадав хитрость противника, он так же стремительно развернулся назад. На эти движения ему понадобилось всего несколько секунд, однако Мэйнварингу этого оказалось достаточно, чтобы спасти свою жизнь. Когда пират отвел дуло пистолета, лейтенант прыгнул на него. В следующее мгновение Мэйнваринг увидел яркую вспышку и услышал оглушительный грохот, словно расколовший его мозг. Сперва в горячке боя лейтенант решил было, что он ранен, но потом понял, что пират промахнулся. Он отчаянно схватил врага и неистово ударил его об угол стола. Купер издал странный, какой-то клокочущий звук, и оба рухнули на пол, причем Мэйнваринг оказался сверху. Выбитый пистолет с грохотом стукнулся о пол. Но, даже падая, лейтенант громовым голосом успел выкрикнуть приказ:

— Всем отражать абордаж! — И снова: — Всем отражать абордаж!

Даже поверженный на пол и ушибленный столом, пират продолжал отбиваться с яростью сорока бесов, и вскоре перед глазами Мэйнваринга блеснул длинный острый нож, который негодяй неизвестно откуда извлек. Лейтенант схватил его за запястье, но мускулы у врага оказались словно стальные. Схватка продолжалась в полнейшей тишине. Снова и снова в Мэйнваринга вонзался нож — сначала в руку, затем в плечо, а потом в шею. Он почувствовал, что начинает потихоньку истекать кровью, и в отчаянии огляделся по сторонам. Рядом на полу лежал пистолет. Удерживая запястье врага, насколько хватало сил, Мэйнваринг схватил разряженное оружие и дважды ударил рукояткой по лысому узкому черепу пирата. Затем, собрав все силы, он нанес третий, последний удар, после которого увидел, что в неистовой конвульсии боли напряженные мускулы противника расслабились и обмякли. Битва была выиграна.

На протяжении всей борьбы до слуха лейтенанта доносились крики, топот ног и выстрелы, и даже во время смертельного поединка его не оставляла мысль, что «Янки» подвергся нападению пиратов. Почувствовав, что сопротивляющийся враг под ним затих, Мэйнваринг вскочил, схватил саблю, которая так и лежала на столе, и бросился на палубу, оставив на полу тело корчившегося в конвульсиях Купера.
Он мысленно похвалил себя за то, что предусмотрительно усилил караул и приготовился к любым неожиданностям: в противном случае «Янки», несомненно, был бы захвачен флибустьерами. Однако, даже несмотря на все принятые меры предосторожности, атака оказалась столь ошеломительной, что пиратам, подкравшимся к кораблю на большом вельботе, не только удалось занять плацдарм на палубе, но и какое-то время даже казалось, что у них получится загнать команду брига в трюм.

Но когда залитый кровью Мэйнваринг выскочил на палубу, пираты тут же сообразили, что их капитан наверняка повержен, и озаботились спасением собственных шкур. Парочка флибустьеров немедленно выпрыгнула за борт, а уж когда один из корсаров, судя по всему, помощник капитана Скарфилда, упал замертво, сраженный пистолетным выстрелом, тут уж в мгновение ока началось паническое отступление. В тусклом свете фонарей виднелись отчаянно мечущиеся фигуры, а снизу доносились всплески воды.

Команда «Янки» продолжала стрелять по поблескивающим волнам, однако в темноте было невозможно сказать, сколько выстрелов попало в цель.
4
Знаменитый пиратский капитан умер не сразу. Он продержался еще три-четыре дня, пребывая то в полузабытьи, то в бреду, так ни разу и не придя в сознание. И все то время, что пират отходил в мир иной, мулатка, с которой он сожительствовал в этой половине своей удивительной двойной жизни, ухаживала за ним с необычайной нежностью и заботливостью. Раздвоенность сия отражалась и в метаниях разума умирающего. Иногда он выглядел спокойным, невозмутимым, замкнутым человеком, достойным членом христианской общины — словом, таким, каким его и знали друзья и родные в далекой Филадельфии. В другой же раз одерживала верх низменная часть его натуры: она вырывалась наружу подобно дикому зверю, неистовому, клацающему зубами хищнику. Только что умирающий довольно гладко и ясно рассуждал в бреду о вполне мирных вещах, а уже в следующую минуту вдруг разражался богохульствами и яростно ревел.

Несколько раз Мэйнваринг, хотя и очень страдавший от собственных ран, в безмолвные часы тропической ночи присаживался рядом с умирающим. И невольно задавался вопросом: да как подобное возможно, что вообще все это значит? Каким образом добрый квакер, уважаемый шкипер торгового судна, образцовый семьянин ступил на стезю порока и низвергся в бездну самых страшных пороков? Страдал ли капитан раздвоением личности, причем таким, что две его сущности, добрая и злая, по очереди вырывались наружу и вели каждая независимое существование? Лейтенант предпочитал считать Купера безумцем. Иногда ему становилось страшно: ведь где-то глубоко внутри каждого из нас таится такой же безжалостный дикарь, готовый бросить вызов нерушимым узам морали и строгим нормам приличия. А вдруг однажды сдерживающие его узы порвутся, как они порвались у этого человека, и дикий зверь вырвется на волю? И что тогда? Такие вопросы задавал себе Мэйнваринг. Множество разных мыслей проносилось в голове у лейтенанта, и он просиживал долгие тропические ночи напролет, наблюдая, как пиратский капитан вырывается из мира, который столь долго его обременял. Наконец несчастный умер и наверняка попал прямиком в ад.

В поисках остатков шайки прочесали остров, однако ни одного пирата пленить не удалось. Либо на Сан-Хосе имелись какие-то тайные укрытия (что, впрочем, было маловероятно), либо же они бежали на лодках, заблаговременно припрятанных среди буйной тропической растительности. Как бы то ни было, пираты бесследно исчезли.

Не обнаружил Мэйнваринг, как ни старался, на острове и каких-либо следов пиратских сокровищ. После смерти капитана рыдающая мулатка была подвергнута пристрастному допросу и на ломаном английском призналась, что у капитана Скарфилда на борту хранилось изрядное количество серебряных монет, однако сокровищ там не оказалось: либо женщина ошиблась, либо пираты накануне нападения на «Янки» перепрятали их в другое место.

И пожалуй, серебро так бы и не отыскалось, если бы на помощь не пришел счастливый случай.

Мэйнваринг отдал приказ сжечь «Элизу Купер» и отправил на шхуну отряд матросов. И тут кок попросил выделить ему немного той самой знаменитой муки, которой торговал Купер: к завтрашнему дню он хотел приготовить пудинг с изюмом. Мэйнваринг не возражал и велел одному из матросов открыть бочку и отсыпать необходимое количество муки.

Не прошло и четверти часа, как на «Янки» прибежал крайне взволнованный матрос и сообщил, что спрятанное сокровище нашлось.

Мэйнваринг поспешил на борт «Элизы Купер» и там, в открытой бочке, узрел огромное количество серебряных монет, погруженных, полностью или же частично, в муку. Провели более тщательный обыск. Одну за другой из трюма поднимали бочки, взламывали, высыпали их содержимое на палубу, изучали его и, если ничего, кроме муки, там не оказывалось, выбрасывали за борт. Ветер поднял целые облака мучной пыли, а поверхность океана была покрыта ею на десятки метров вокруг.

В общей сложности под невинным прикрытием из муки было обнаружено серебра на сумму свыше ста пятидесяти тысяч долларов. Неудивительно, что пиратский капитан столь долгое время оставался безнаказанным: ведь он мог в мгновение ока преображаться из морского разбойника в мирного квакерского торговца, продающего муку голодающим жителям городов и поселений на разрозненных островах Вест-Индии, и благополучно доставлять таким образом кровавые сокровища в свой тихий дом в Филадельфии.

В завершение же сей части повествования можно лишь добавить, что в трюме «Элизы Купер» было обнаружено широкое черное полотнище, на котором крупными белыми буквами было выведено название «Кровожадный». Это полотнище, несомненно, использовалось в подобающих случаях, дабы сокрыть истинное имя мирной торговой шхуны; точно так же капитан прикрывал свою кровожадную и жестокую личину тонким полотном нравственности и благопристойности.

Такова подлинная история жизни и смерти капитана Джека Скарфилда.

В изданной в Ньюберипорте книжице, о которой я уже упоминал в самом начале, говорится лишь, что сей морской разбойник маскировался, выдавая себя за квакера и мирного торговца.

Из всей команды «Янки» один лишь лейтенант Мэйнваринг знал, кем был на самом деле знаменитый капитан Джек Скарфилд. Но он сохранил это в тайне, сообщив всем остальным, что Элиейзер Купер якобы пал в схватке с пиратами.

Не прошло и года, как Мэйнваринг женился на Люсинде Фэрбенкс. А поскольку его молодая жена унаследовала немалое состояние Элиейзера Купера, лейтенант неоднократно задумывался, каким же путем оно было нажито. Наверняка хотя бы часть богатств покойного дядюшки являлась плодами пиратства, однако было совершенно невозможно определить, насколько больше принесла законная торговля.

Некоторое время (правда, весьма недолгое) Мэйнварингу и вовсе представлялось, что Люсинде следует отказаться от наследства, но это было столь неосуществимо и выглядело столь по-донкихотски, что вскоре он оставил эту мысль, а со временем его колебания и сомнения исчезли совсем, и он принялся просто наслаждаться полученным богатством.

Спустя некоторое время Мэйнваринги перебрались в Нью-Йорк, и в конце концов значительная часть оставленного пиратом Скарфилдом состояния была потрачена на основание огромной судоходной компании «Мэйнваринг энд Бигот», чьи прославленные трансатлантические пакетботы в свое время вызывали восхищение всего мира.