Поиск

Глава XX. Мюриель торжествует - Рубин Великого Ламы - Андре Лори

Окончив обед, майор Фейерлей в сопровождении Фицморриса направился, как он это объявил, к помещению экипажа, где содержались пленники.

— Вы идете, доктор, не правда ли?.. Вы из наших? — сказал он на пороге столовой.

Доктор, который еще сидел, устремив глубокомысленный взгляд на свой пустой стакан, медленно поднял голову.

— Из ваших?.. Мой Боже… это, смотря… Нужно сначала узнать, до чего вы можете дойти? — заметил он с двусмысленной улыбкой.

— Мы пойдем так далеко, как это понадобится! — ответил грубо Фейерлей. — Не больше меня вы желаете лишиться рубинов, не так ли?

— Это верно, что было бы преступлением упустить подобный случай! — сказал доктор со вздохом.

— Преступление — поругание человечества! — сказал Фейерлей, издеваясь. — Наша совесть не позволит нам совершать его, так, доктор?.. И только ввиду общего интереса мы предполагаем поговорить с этим господином… Ха-ха-ха!., в моих глазах вы тонкий хитрец!.. Совесть!.. Ха-ха-ха!.. Она вас очень стесняет, не правда ли?

— Если смотреть с научной точки зрения… — начал было доктор.

— О!., будет хитрить! — грубо оборвал его Фейерлей. — Нужно быть с нами или против нас. Выбирайте: кусок пирога… или оковы и место рядом с обманщиком! Ясно, кажется?..

— Я ваш, конечно! — поспешил ответить доктор. — Я все время был уверен, что мы остановились здесь для того, чтобы посетить копи; и, я думаю, что этот молодой человек обманул наше доверие, желая уйти немедленно. А отсутствие доверия…

Грубый взрыв смеха Фейерлея прервал речь ученого.

— Идем, старый крокодил, довольно болтать! — сказал он, хохоча. — Право сильного — всегда самое лучшее право! А мы сегодня сильны, будем этим пользоваться, вот и все!..

Говоря это, он пошел вперед, сопровождаемый Троттером и доктором. По дороге он назвал по именам с дюжину негров и велел им следовать за ним.

Один из этих людей взял большой фонарь, красноватое пламя которого причудливо играло на его лице; другой открыл дверь камеры.

Три человека, крепко связанные, лежали на полу все в том же положении.

Взяв фонарь из рук негра, Фейерлей поднес его к лицам пленников, чтобы узнать их.

— Вот француз! Снимите с него повязку! — скомандовал он.

Троттер стал на колени возле Оливье и поспешил исполнить приказание.

Фейерлей снова отдал фонарь негру и велел стать так, чтобы пламя вполне осветило его лицо; он скрестил руки и сказал:

— Смотрите на меня! Я новый капитан «Галлии»! Оливье, подняв голову, тотчас же ответил:

— Вы вор и разбойник!

— Молчать!..

— И вы дорого заплатите за этот бунт!..

— Я вам приказываю молчать!..

— Никто здесь не смеет мне приказывать!

— Полно, Дерош, я не хочу насилия!.. Я пришел предложить вам одну сделку…

— Я не вхожу в сделки с тем, кто меня связывает. С людьми вашего сорта!

— Черт побери!.. Дайте же мне говорить, не перебивая, или я велю вам наложить повязку!

— Ябуду перебивать, если мне захочется. Что вы сделали с дамами?

—Это чересчур! Прийти сюда, чтобы выдержать допрос! —крикнул майор, топая ногами. —Слушайте, Дерош, будем говорить о деле. При условии, что вы мне откроете местонахождение рубиновых копей, вам даруется жизнь. Вы должны решить, и скорее!., или янайду средства заставить вас говорить, милый господинчик! Их много в нашем распоряжении… сначала голод, потом жажда… потом лишение сна, не говоря уже о многих других, которые будут не менее убедительны, уверяю вас… Вы завезли нас слишком далеко, молодой человек, в страну нецивилизованную, где вам трудно будет не повиноваться, если вы вздумаете упорствовать… Я вас убеждаю, в ваших собственных интересах, исполнить наше требование по доброй воле и указать нам немедленно месторождение рубинов… Вы увидите, я добрый малый: если вы только скажете без дальнейших церемоний, я готов с вами поделиться частью сокровищ! Разве возможно быть более сговорчивым?

Оливье слушал все это с насмешливой улыбкой, и как только тот остановился, он не мог удержаться и громко захохотал презрительным смехом.

— Копи!.. Месторождение рубинов!.. Рубиновые копи, если вам угодно!.. Милостыня, мой милый господин!.. Честное слово, они все с ума сошли!.. Эту новую форму безумия следует записать ученым обществам. Господин Отто Мейстер!.. Слышите! Приступ болезни сегодня принимает эпидемический характер; к несчастью, я не имею лекарства, чтобы вас вылечить!.. Но знайте, если бы я даже имел его, то вы и тогда не были бы ближе к цели!

— Что вы этим хотите сказать? — заревел Фейерлей.

— А то, что если бы я знал, где рубиновые копи, то я постарался бы указать ее банде воров и мошенников, таких, как вы! — ответил Оливье, глядя ему прямо в глаза. — Но так как я этого не знаю, вопрос исчерпан!

— А! вопрос исчерпан! — крикнул майор, скрежеща зубами. — В самом деле?.. В последний раз спрашиваю, — желаете вы указать где находятся ваши сокровища?

— Мне нечего вам указывать!

— Отлично. Наденьте ему намордник. Слушайте, Оливье Дерош, я вам даю два часа на размышление! Через два часа я вернусь узнать о результатах… И поймите хорошо мои слова, это серьезно! Вы должны будете мне ответить… или в противном случае!..

И выразительным жестом экс-палач Декана закончил свою мысль, что означало затянуть намертво петлю тому, кто его слушал. С завязанным ртом Оливье мог только ответить пожатием плеч. Что касается Фейерлея, он, задыхаясь от бешенства, толкал кулаками свой отряд и вышел, разразившись потоком проклятий.

— Увидим! увидим! — говорит Отто Мейстер, стараясь успокоить его и остановить этот поток ругательств.

— К чему вы кричите так сильно? — спросил Троттер, в душе злясь не меньше его, но стараясь это скрыть. — Подумайте, вас могут услышать! Эти дамы…

— К черту!.. Я презираю этих дам! — кричал Фейерлей с яростью. — Что вы думаете, я не могу их заставить замолчать?

— Заставить замолчать? — спросил Троттер, дрожа.

— Черт возьми!.. Я каждой из них зажму рот… рубином!., и, ручаюсь вам, они прекратят свою музыку.

— А!., так!., я вас не понимаю. Сначала нужно бы узнать, где скрывается эта богатейшая россыпь!..

— Это само собой!.. Но не бойтесь. Он заговорит, этот француз, или я его задушу!..

— Плохое средство, чтобы узнать секрет, — заметил Троттер с презрением. — Дорогой мой, позвольте мне заметить вам по-дружески, что такое чрезмерное насилие — признак дурного тона. Я вас убеждаю вести дело с большей умеренностью… Подумайте о суде, которому нас подвергнут, если все это дойдет до Лондона…

— Я презираю Лондон, хороший тон, умеренность и вас! — заревел Фейерлей. — Я поведу дело по-своему!.. И скажу вам кстати, мой нежный Троттер, что у меня найдется еще повязка и пара кандалов к вашим услугам. Да и пуля в лоб, если вы будете продолжать вмешиваться не в свое дело!

Троттер открыл рот, чтобы ответить, но Отто Мейстер сильно дернул его за рукав:

— Тш!.. он пьян!.. Не обращайте внимания… Это человек опасный… Он может оказать нам плохую услугу… Делайте вид, что не слышите!

И, возвышая голос, он проговорил вкрадчивым тоном:

— Если бы вы пошли в столовую выпить содовой воды, дорогой капитан! Наглость этого жалкого Дероша вам, без сомнения, расстроила нервы.

— Мне, нервы! Да вы меня считаете бабой, что ли?

— Нет, честное слово, — ответил ученый, сокрушенный неудачей. — Но, наконец, стакан воды никогда не повредит!

— Вот это единственная разумная речь за весь вечер, — сказал Фейерлей. — Велите принести содовой воды и сигар… да живее! — прибавил он, направляясь в столовую, куда он вошел в шапке и тотчас же развалился на кресле, протянув ноги на другое; старательно выбрав самую лучшую сигару, он подвинул ящик к Фицморрису и доктору, которые уселись вокруг стола.

— Угощайтесь! — сказал он сухо.

— Какие невыносимые манеры! — пробормотал Фицморрис сквозь зубы, — мужик, больше ничего!

Но доктор уже приободрился и пустился в рассуждения.

— Благодарю, дорогой капитан. Превосходные сигары, честное слово! Дерош поступает недурно в этом отношении. Вода тоже первого сорта. Действительно, мы сделаем очаровательное путешествие, или лучше сказать, прелестное, проводя время в этой чудной стране. Я заранее радуюсь при мысли, как много можно будет изучить на досуге интересных предметов, а в то же время таинственных, которые…

— Вопрос в том, где находятся копи! — прервал Фейерлей, заложив руки в карманы и, нахмурив брови, уставился глазами в пол.

Фицморрис Троттер презрительно улыбнулся.

— Когда Дерош будет повешен, тогда ничего не будет легче, как найти ее! — сказал он насмешливо.

Фейерлей бросил на него зловещий взгляд.

— Мне кажется очень вероятным, — проворно вмешался доктор, — что у бывшего капитана этого корабля наверно найдется среди его карт план его копей! Следует сделать осмотр его бумаг, чтобы овладеть секретом. И если дорогой капитан поручит мне покопаться в его ящике…

— Только не одному, конечно! — загремел Фейерлей. — Вы одни найдете разгадку и отправитесь, не спросясь!

— Ах!.. Ах!.. Вы шутите, дорогой капитан! Но, понятно само собой, я займусь поисками в вашем присутствии… Я это сделаю, если вы желаете, при вас и нашем дорогом Троттере.

— Мне любопытно бы знать, — насмешливо сказал Троттер, — какой интерес побуждает вас на эти поиски, милейший доктор? Вы член многих обществ, у вас нет ни жены, ни детей, по-видимому, у вас вполне счастливая обстановка для полного наслаждения ученого; какой интерес вам искать эти сокровища?

— Но, — сказал сконфуженный лингвист, — тот же, что и у всех, ни больше, ни меньше. А затем, — продолжал он, снова набираясь храбрости, — подумайте, как это важно для самой науки, — располагать большими средствами! Подумайте хорошенько обо всем этом с научной точки зрения: как много можно дать миру с помощью сокровищ, скрытых в этих далеких горах! Подумайте об институтах, обсерваториях, ученых обществах, которые цивилизованные нации…

Сильный взрыв смеха прервал его речь.

— Подумайте о благе, которое получит Отто Мейстер, набивая свои карманы по примеру простых смертных! — сказал Фейерлей, подражая интонации ученого. — Шутник, да и только! Вы мне кажетесь забавным, Троттер, когда спрашиваете о мотиве, который его побуждает к этому! Тот же самый, что и у вас, ей-Богу!..

— Позвольте! — пролепетал доктор жалобно.

— Ба! — сказал Фейерлей с презрением. — Вы не стоите больше Троттера, мой милый; Троттер не стоит больше вас, и вы оба не стоите больше меня! Мы стоим друг друга. Не тратьте попусту хитрых фраз, потому что я их не выношу. А что касается ваших разговоров об учреждениях, институтах, науке, то к черту их, довольно!.. Вы мне внушаете отвращение!

И он двинул плечами с таким отвращением, что бедный ученый, окончательно разбитый, искал убежища в своем стакане, куда он погрузился до самых бровей.

— Это верно! — сказал Троттер. — У нас одни проекты завладеть копями, чтобы хорошо пожить на это богатство! А вы, Фейерлей, как думаете, какие ваши проекты?

— Пожить спокойно в свое удовольствие! — сказал Фейерлей. — Подумайте сами, разве не смешно дожить до моих лет и остановиться на полдороге, не зная, чем дальше питаться. Именно таково теперь мое положение!

— Кому вы это говорите? — произнес Троттер со вздохом. — Но баста! Если мы вернемся в Лондон, нагруженные миллионами, никто не спросит, откуда мы их взяли… и если мы сумеем хорошо их тратить, никто не станет беспокоиться об их происхождении!

— Тратить их!.. Но этого-то я не собираюсь делать! — воскликнул Фейерлей. — Единственная роскошь, которую я желаю иметь, — не заботиться больше о завтрашнем дне! Я сделаюсь скрягой! Я не дотронусь до карт, ни в одном пари не стану участвовать!.. Я заплачу свои долги!.. Я исправлюсь во всем!..

— Я, наоборот, буду разбрасывать деньги направо и налево! — воскликнул Троттер, смеясь. — Платить долги!.. Даже и не думаю!.. Я еще других заставлю платить мне!.. Никто в наше время не умеет жить роскошно. Молодые люди являются в свет со старыми головами на плечах, в уме у них одни книги, и книги придавили им сердце. Ну, вот я и научу их, покажу, что значит важный барин!

— К черту! Я презираю все это!.. Хорошенький домик в деревне, река, чтобы ловить рыбу, экипаж, чтобы объезжать свое имение, и хороший куш в банке, больше ничего не надо! У меня простые вкусы и желания! — бормотал Фейерлей, видимо, замечтавшись.

— Самые дорогие лошади, самые красивые экипажи, превосходные яхты, все салоны у моих ног… конюшня с рысаками… — шептал Троттер.

— Я знаю в Гемптонском предместье домик, какой мне нужно… — продолжал Фейерлей вполголоса. — Не очень далеко от Лондона… прекрасные деревья… спокойное место… Там можно тихо провести старость и окончить в мире дни свои… Я, как и другие, умею жить с удобствами!.. Одних только средств мне не хватало до сих пор…

— У нас у всех есть это умение! — воскликнул Троттер весело. — Взгляните на доктора!.. Он чувствует уже, как крылья уносят его на высоту ангельской безгрешности, и он это докажет, лишь только богатство будет у него в руках. Бедный доктор, он не знает, какому святому молиться, — это единственная вещь, которая его терзает! Устроит ли он учреждение для молодых слепцов, создаст ли он обсерваторию, чтобы земля могла войти в сношение с другими планетами? Учредит ли он приз за добродетель (и для начала назначит его себе), или, еще лучше, школу высоких наук, где учащиеся будут говорить только по-китайски, а в рекреации, для отдыха, по-халдейски?.. Или это будет археологическая академия?., или, еще лучше, не захочет ли он поработать для счастья тибетцев, провозгласив себя Великим Ламой, вместо этого молокососа, с которым мы познакомились сегодня утром?.. Он говорит так хорошо по-тибетски, этот доктор!.. И всякий, смотря на него, поймет, что это святой человек!..

Филолог делал вид, что смеется, между тем как из-за своих очков бросал на Фицморриса ядовитые взгляды.

— Да, все это очень мило, — проворчал Фейерлей, вставая, — но, чтобы исполнить все эти прекрасные проекты, нужно открыть копи, а мы не знаем к ним дороги и не можем дойти. Идите вы искать! Да смотрите хорошенько! — прибавил капитан, сердито поворачиваясь к ученому.

— С радостью, дорогой капитан, если вы доверите мне ключи от каюты экс-капитана.

— Не торопитесь, Отто Мейстер! — раздался вдруг сзади него голос. — Если вы позволите, я сам возьму назад ключи от моей каюты!

Все трое мгновенно обернулись.

На пороге стоял Оливье Дерош.

С яростным криком, одним прыжком Фейерлей схватил револьвер и направил его на Оливье.

Но тот предупредил его.

Не успев спустить курка, сраженный пулей в лоб, Фейерлей зашатался и, как сноп, грузно повалился на пол.

В ту же минуту появился лорд Дункан, и пока Троттер, пораженный неожиданностью, дрожащей рукой стрелял наугад, командир раздробил ему челюсть.

Наконец, Петтибон, вошедший вслед за ними с ломом в руках, встретил несчастного Отто Мейстера, который хотел скрыться, и так хватил его по голове, что злосчастный доктор сразу повалился на своих соучастников.

Все это произошло так быстро, что действующие лица этой кровавой драмы едва ли имели время узнать друг друга. Позади них в дверях показались Боб с Эндимионом, а за ними экипаж боязливо выглядывал из-за плеча, прибежав на шум.

Со стороны кают послышался пронзительный крик, в котором легко было узнать голос Мюриель.

Оливье, бросая револьвер, подбежал к убитым. Как только он тронул доктора, лежащего распростертым на других телах, из груди лежащего вырвался протяжный стон.

— Вот этот больше напуган, чем побит! — сказал Оливье, осматривая его. — Пусть его поднимут и отнесут в лазарет.

Что касается Фицморриса Троттера, то с раздробленной челюстью он еще дышал!

Для Фейерлея смерть была мгновенна.

Когда унесли труп и обоих раненых, Оливье направился к каютам и, стуча в дверь, сообщил о победе. Дверь открыли, и в первые минуты кроме шумных поздравлений и восклицаний ничего не было слышно. В припадке радости Мюриель обнимала всех без исключения, начиная с мистера Петтибона, который был очень шокирован таким ужасным нарушением этикета. Этель, бледная и дрожащая, повисла на шее отца и была так потрясена пережитым страхом за жизнь дорогих людей, что не находила слов для выражения своих чувств. Нечего и говорить о леди Дункан: от всех волнений она была совсем разбита. Мистрис Петтибон, напротив, казалась в самом воинственном настроении. Узнав о победе своего мужа над Отто Мейстером, она обратилась к нему с громкими поздравлениями и похвалами, что было, по ее мнению, высшей наградой. После этого мужественная женщина отправилась в лазарет и своими руками перевязала ужасную рану Фицморриса Троттера, так же, как и рану на голове доктора.

Между тем все услышали стук в каютах, где были заперты лорд Темпль и лорд Эртон. Их заглушённый голос, просьба освободить их теперь слышны были ясно.

В общей суматохе торжества победы все забыли про них. Мюриель вдруг спохватилась и, как стрела, помчалась освобождать пленников. Ключ торчал в замке. Моментально открыть, войти, затворить за собой дверь и упасть в изнеможении на руки растерявшегося Эртона, точно в припадке неожиданного бессилия, — было только ловкой игрой хитрой девчонки.

В то время как он ее поддерживал, сильно смущенный, Мюриель, казалось, пришла в себя и, поводя вокруг растерянным взглядом, прошептала:

— Джон!.. Джон!., если нужно умереть… по крайней мере… по крайней мере, умрем вместе!

— Дорогая мисс Рютвен! — протестовал несчастный лорд.

— Да… да… что значит смерть… я не боюсь ничего… с вами!..

И потом вдруг, точно приходя в сознание, она закрыла лицо руками и продолжала прерывистым голосом:

— Что я сказала?.. Великий Боже!.. Яумру со стыда!.. Лорд Темпль, что вы обо мне подумаете?

— Что вы так же искренни, как очаровательны, и лорд Эртон очень счастлив, что мог внушить вам такие чувства! — воскликнул лорд Темпль, увлеченный этим обстоятельством.

По выразительному взгляду своего наставника бедный Эртон понял, что он должен уступить.

— Мисс Рютвен, — пробормотал он в замешательстве, — я тронут… поверьте мне… я разделяю… ябуду очень счастлив… и как только вернусь в Лондон… и будет возможность поговорить с вашими родителями… если я осмелюсь… если вы захотите…

— Быть вашей женой! — воскликнула Мюриель, снова падая в его руки. — Ах! после признания, которое вырвал у меня безумный страх, как я могу сказать: «Нет»? Как могу отказать!..

— Но, действительно, — прервал ее лорд Темпль, — простите, довольно говорить о таких вещах и в такую минуту, — я слышал выстрелы… вы сами, мисс Рютвен, говорили о смерти?

— Ах! да!., там сражались… Я потеряла голову… Однако все кончилось, я думаю… ничего не слышно.

— Идемте посмотрим! — воскликнул Эртон.

Он торопился скорее уйти из каюты, но Мюриель повисла на его руке. В таком положении они вошли в салон и присоединились к остальным.

— Вот наш спаситель! — сказал Оливье, крепко пожимая руку Боба, который смеялся, но чувствовал себя неловко. — Милостивые государи и государыни, и господин Петтибон особенно, позвольте представить вам моего друга Роберта Рютвена, который, по благому внушению, скрылся под этой черной маской, чтобы спасти нам жизнь; я могу это сказать, потому что должен был считать себя лично приговоренным к смерти…

— Боб Рютвен!..

— Как!., и он также!..

— Еще один!

— Невероятно!

— Кто мог бы поверить!..

— Ни одного истинного негра на аэроплане! — воскликнул Петтибон, растерянно вращая глазами.

— О! успокойтесь, дорогой Петтибон! Здесь есть несколько негров, Эндимион, например! — возразил Оливье смеясь, несмотря на досаду янки. — Но хорошо, что с нами мой молодой друг, негр он или нет! Это он открыл заговор и предупредил меня уже вчера! Если бы я его послушал, кто знает? Может быть, ничего бы не случилось! Только я не мог поверить, чтобы люди нашего общества, члены клуба Мельтон, как Троттер и Фейерлей, встали бы на путь открытого разбойничества!

— Троттер и Фейерлей!.. ох!., это все фальшивые негры! — стонал Петтибон.

— Не считая Отто Мейстера!.. Да, из-за этих трех несчастных, нам пришлось бы плохо, если бы мой честный Боб не стерег нас. Он воспользовался минутой, когда разбойники пили вино в этой же зале, и вместе с Эндимионом, вооружась ломами, выломал дверь каюты; в три приема он разрезал мне бритвой веревки и дал в руки револьвер… Мне оставалось только идти в залу, предоставив ему освободить других и вооружить, как меня. Освобожденные, они пришли как раз вовремя, чтобы избавить меня от Фицморриса Троттера и Отто Мейстера, и все пошло как нельзя лучше благодаря Бобу!

— О! Дорогой Боб! Я должна вас обнять! — воскликнула Мюриель, бросаясь на шею к своему брату. — А теперь, мне кажется, первым делом, надо с вас счистить эту ужасную краску!.. Мистер Петтибон, — прибавила она, оборачиваясь со смехом к комиссару, — вы простите мне теперь мои недозволенные разговоры с негром?

— Сударыня, — ответил Петтибон безропотно, — я молчу. Мне нечего сказать; благодарность, которой я обязан Теодору… то есть, я хочу сказать, мистеру Роберту Рютвену… сковывает мне уста навсегда!

В знак этого важный и степенный американец подошел и пожал руку Бобу, который поклонился ему, смеясь.

— Я не помню зла, господин комиссар! Но вы со мной, кажется, дурно поступили в Лондоне. Мне следовало бы вам отплатить!..

— А теперь, дорогой капитан, какие меры вы собираетесь принять? — спросил командир.

— Я только что хотел просить вас и мистера Петтибона присоединиться ко мне, чтобы произвести расследование причин бунта, — ответил Оливье.

Оставив дам в обществе лорда Темпля и Эртона, еще ошеломленных быстротой событий, он направился к помещению экипажа.

Внимательный допрос скоро позволил узнать активных деятелей бунта. Их было всего четверо. Другие замешались или по незнанию, или по глупости.

Оливье велел позвать четырех виновных и, выслушав их неловкиеобъяснения, сообщил им о своих намерениях.

До первого цивилизованного пункта, где остановится аэроплан, они будут закованы в кандалы… По прибытии в Баку они будут отданы английскому консулу и судимы по всей строгости законов как разбойники.

— Но прежде всего, — прибавил молодой капитан, — вы похороните вашего начальника! Эндимион, возьмите этих четырех людей в могильщики: вы дадите им поесть, снабдите всем нужным; затем они сойдут на землю с останками майора Фейерлея и благоговейно закопают его в лесу…

При этом он тихо сказал негру:

— Вы будете вооружены, но когда кончится работа этих безбожников и если они захотят убежать потихоньку, сделайте вид, что не замечаете: пусть они лучше будут повешены в другой стране!.. Что касается вас, Боб, — произнес он нарочно погромче, — потрудитесь приготовить все к отходу. Как только вернутся эти могильщики, мы поднимемся.