Поиск

Глава X. Укротительница мистера Петтибона - Рубин Великого Ламы - Андре Лори

Интерес, который долгое время возбуждали поступки и дела Оливье Дероша, возрос до высшей степени, когда стали известны строгие меры, принятые им для участников путешествия.

И, как бывает в подобных случаях, чем труднее казалось попасть на «Галлию», тем большей честью считалось получить эту привилегию. Те люди, которые раньше и не думали о подобном путешествии, теперь явились тоже претендентами. Жизнь молодого изобретателя превратилась в ежедневную борьбу с кандидатами. Они останавливали его среди дороги и нападали со всех сторон.

Он не мог сделать ни одного шага, чтоб не наткнуться на просителя, не мог прочесть ни одного письма, не найдя там просьбы. Купцы, журналисты, ученые путешественники или простые туристы — все находили самые основательные причины, чтобы быть предпочтенными, каждый из них уверял, что, участвуя в экспедиции, он увеличит ее успехи и значение.

Всем им Оливье отвечал одно и то же. «Обратитесь к мистеру Петтибону; я ему вручил все полномочия» Тогда шли к Петтибону, и он, как настоящий янки, испытывал большое удовольствие доставлять им неприятности. По мере того, как росло число просителей, его природная грубость превратилась в ярость. Ему доставляло удовольствие сначала слегка обнадежить, показать, что он добрый человек, немного грубый, но в глубине души вовсе не питающий зла и готовый выслушать основательные рассуждения. Проситель высказывался. К концу беседы, когда посетитель уже мечтал о прекрасных рубинах, о гинеях, которые у него будут… вдруг — трах! Все рушилось! Маска падала; произносилось роковое слово:

— Невозможно, дорогой господин!

— Как? Что? — восклицал уничтоженный и сбитый с толку посетитель.

— Нет места!

— Но вы сейчас только говорили…

— Что же я говорил? Что был бы в восторге взять вас, если бы это было возможно. Я и повторяю это еще раз…

В конце концов проситель уходил взбешенный. Весь Лондон заговорил о такой наглости.

Петтибон становился особой занимательной.

Сочинили уже его биографию. Простой сторож в какой-то конторе, сжигаемый жаждой наживы, он пустился еще с ранней молодости в отчаянные спекуляции; потом стал ворочать миллионами, приобретал и терял нажитые богатства, — и все это зарабатывал, не умея ничего, кроме как читать, писать и считать…

— Да еще, — говорили при этом видавшие его подпись, — считать так и сяк; но что касается письма, вряд ли он знает в этом толк!..

— Но что всего интереснее, — говорил однажды Фицморрис Троттер на вечере у леди Темпль, — так это мистрис Петтибон, которая не только существует, но, говорят, замечательная дама!

— Жена у этого неотесанного грубияна? Помилуйте!

— Я слышал из верного источника!

— Но чем же она замечательна?

— Всем: умна, образованна, красива…

— Да это, наверное, сказка!

— Без всяких шуток, — сказала леди Темпль, — я могу подтвердить, потому что сама видела мистрис Петтибон и даже больше — сама с ней говорила.

— Вы! — воскликнул лорд Темпль, задетый за живое. — Где же это, моя милая ?

— У Левис, в Джевонсе, — сказала леди Темпль, смеясь, — это такая нейтральная почва, где встречаются все лондонские жительницы, мало-мальски желающие иметь хорошие головные уборы. Мы обе обратили внимание на одну восхитительную шляпку. Как она, так и я желали ее купить и не имели намерения уступать друг другу. Положение затруднительное; тут мистрис Левис, которая меня знает, выразила желание сделать мне предпочтение…

— Это понятно! — сказал лорд Эртон.

— Поступок этот возмутил меня. — Мадам пришла раньше меня, — сказала я продавщице, — ей принадлежит право на эту вещь, и я прошу извинения, что оспаривала ее право!

— Вот это достойно вас, дорогая леди Темпль! — воскликнула Этель Дункан.

— Особа мне понравилась, и мне интересно было узнать, как она поступит. И совершенно так, как я ожидала. Без всякого жеманства она согласилась.

— Мерси, мадам! — сказал она просто и обратилась к продавщице насчет доставки.

— Я слышала, как она в кассе сообщила свою фамилию: мистрис Петтибон. Ее физиономия и походка меня сильно поразили; я уверена, что эта дама знатного происхождения.

— Но тогда, великий Боже! Почему она вышла за этого Петтибона? — воскликнула Этель.

— Женщины в Америке, кажется, не испорчены; они берут то, что находят. Очень часто, без сомнения, прекрасные, воспитанные, образованные предпочитают иметь мужьями таких же. Но если образование мужчины прервалось вследствие необходимости зарабатывать доллары, что тогда им делать? А потом, кто знает?.. Эти женщины в Америке опьянели от свободы и власти; их умственное превосходство обеспечивает им эту власть; будь мужья по их мерке, все бы переменилось. Может быть, ввиду этого они любят их такими, как есть!..

— Смешной вкус! — сказали, вздыхая, те, которые выдержали баталию с ужасным Петтибоном и ушли разбитые.

От всех этих треволнений до Оливье Дероша едва долетало только эхо. Он должен был мало-помалу отдаляться от общества, чтобы наложить последние штрихи на свое творение. Решительный час приближался быстрыми шагами, но всякий раз, как настоящий артист, он открывал необходимость новых дополнений, новых усовершенствований.

Находясь постоянно на дворе завода, в рабочей блузе, он только мимоходом ел, пил и читал; и это было лучшее средство спастись от просителей или от недовольных.

— Его нигде нельзя найти! — вопили они в отчаянии.

— Нет никакого средства затянуть его ни на один бал! — говорили хозяйки, сбитые с толку.

В действительности же, был один салон, где наверняка, можно было его встретить каждый вторник вечером, — это у Дунканов. Справедливо замечено, что человек, самый занятой на свете, всегда может выбрать время, если он только этого сильно захочет.

Пользуясь приглашением леди Дункан, мистер Дерош очень скоро явился к ней-. Конечно, с ее стороны прием был самый лестный, а Этель, со своими переходами от любезности к холодности, интересовала и привлекала его.

Хоть изредка, но ему давали возможность подолгу беседовать с ней, и он мог убедиться, что эта прекрасная неприступная особа в глубине души была нежна и чистосердечна, как ребенок; добра и прелестна, пока не набегала непонятная туча и не переворачивала все наоборот.

Что это означало? На первый раз он коротко ответил на этот вопрос: наружность очаровательна, характер невозможный, и больше не думал об этом. Но, увидев ее ближе, трудно было остаться при таком мнении и не догадаться, что такое поведение было наигранным.

После нескольких встреч первое впечатление Оливье, что у мисс Дункан дурной характер, совершенно изменилось в противоположном направлении и поставило его в тупик.

Что скрывается под ее наружностью? Может быть, он оскорбил ее чем-нибудь? Нет. Не нравился он ей? Но и на это без хвастовства он мог ответить: нет, потому что ничто не заставляло ее, как он думал, говорить с ним больше, чем с другими; и он припоминал их встречи и разговоры. Все говорило ясно, что если и не было какого-нибудь особенного предпочтения, то, во всяком случае, отвращения к нему она не питала: не стала бы она с ним так свободно и откровенно болтать, высказывать свои мнения, не была бы так весела, если бы питала к нему враждебную антипатию.

Оливье едва ли ошибался. Действительно, мисс Дункан дала слово оказывать любезный прием молодому человеку. Но что бросилось ему в глаза: этот блеск глаз, эта почти детская веселость, охватывавшая ее при встречах с ним, и эта сияющая улыбка — все это не было последствием принуждения, упреков матери или постоянных напоминаний об отце.

Нет, если она так принимала его, вопреки самой себе, своей гордости, вопреки ужасу, который она чувствовала при мысли о замужестве ради интереса, ради денег, при мысли о таком нравственном самоубийстве, значит, Оливье Дерош все-таки внушал ей симпатию.

Какое несчастье, что он богат! Он казался ей таким милым, таким простым, когда забывались эти ненавистные рубины! Но позволять думать, что она ухаживает за этим мешком золота!.. Никогда! О! Ведь он может попросить ее руки. Она ответит «Да», потому что обещала не отказывать, но не покажет гнусной поспешности, не сделает для этого ни одного шага; она постарается держать себя только в пределах обыденной вежливости и равнодушия.

Да, это так. Но кто же может владеть выражением своего лица? Кто может постоянно скрывать свои симпатии и антипатии?

И это поведение ее, то милое и снисходительное, то холодное, происходило оттого, что она не могла выдержать характера в присутствии Оливье. Каждый раз, как он приближался к ней, он находил ее в полном вооружении, заключенной в тогу своего высокомерия, с твердым намерением дать ему отпор. Напрасные старания! Вспоминая все подробности вечера, она. должна была признаться, что вместо приготовленного отпора весь вечер они провели, как хорошие товарищи, связанные горячей дружбой. Это приводило ее в отчаяние.

Что же касается Дероша, то с каждым днем он чувствовал меньше причин торопиться с отходом «Галлии», он сознавался себе, что общество Петтибона и черных спутников не может заменить вторника леди Дункан.

Если рвение самого изобретателя так ослабело, тс что же нужно сказать о других? После такого грубого обхождения Петтибона, те, которые имели только пустые причины, чтобы участвовать в путешествии, а таких было громадное большинство, скоро отстали. Но оставалась еще группа кандидатов, которые из различных побуждений решили расстаться со своими намерениями только в последней крайности. Между ними особенно выделялись по своему упорству Фицморрис Троттер, майор Фейерлей, ученый Отто Мейстер и лорд Темпль.

Они действовали из разных побуждений. Для майора и Фицморриса это было просто жаждой наживы; это общее желание может быть началом низких и великих дел, оно дает массу сил, пробуждает к деятельности, создает предприятия и приводит к открытиям, содействующим прогрессу.

Отто Мейстер упорствовал из иных побуждений, более возвышенных и живых. Он предвидел, что экспедиция может иметь в результате важные научные открытия; отсюда весьма понятно честолюбивое желание ученого участвовать в путешествии. Но этого мало; ведь он был немец! Как мог он допустить какого-нибудь француза пожать такую богатую жатву и не употребить всех сил, чтобы вырвать у него хоть несколько колосьев! Если нельзя сделать ничего лучшего, то как он может не попробовать помешать в его предприятиях? Каким образом? Он этого еще не знал, но, во всяком случае, он должен там присутствовать.

Старый тевтон вовсе не был ни так глух и ни так рассеян, как это все воображали.

Напротив, он имел способности все видеть не глядя, слушать так, что никто не замечал, подслушать под дверями и скользнуть украдкой глазами по чужому письму; он даже способен был употребить насилие, если это было нужно. И своими особенными преимуществами он воспользовался для блага своей родины, а потому решил, что если его систематически будут отстранять от всех открытий в предприятии, он, во всяком случае, собственными усилиями вырвет себе там львиную долю.

Большое несчастье, что его не хотели брать. Он напрасно старался смягчить сердце Петтибона. Напрасно он уверял в дружбе, в симпатиях, которые связывают американцев и немцев.

— Эти две нации должны всегда идти рука об руку, господин Петтибон, потому что им принадлежит будущее; это нации хищные и не подверженные пустым сентиментальностям!

— Вот именно поэтому я и не стану вас больше слушать! — сказал несговорчивый янки. — До приятного свидания, милый господин, а со временем я не откажусь от чести воспользоваться вашими симпатиями и друг мой.

Но ученый вовсе не хотел сдаваться. Упрямство бульдога, когда он запустил зубы в кусок, было характерной чертой его, и эта черта скрывалась под его всклокоченными волосами и щетинистыми бровями, под видом доброго человека, известного своей рассеянностью.

На настойчивые требования лорда Темпля Оливье Дерош ответил не простым отказом, что нет места, как говорилось всем просителям.

— Даю вам слово, — сказал ему Дерош, — я не имею права решающего голоса в этом деле, так как передал в руки Петтибона все полномочия и взять их назад не могу. Такое решение с моей стороны не безрассудство, верьте мне. Аэроплан может выдержать только известное количество пассажиров. Допустим, что в крайнем случае туда можно будет поместить еще с полдюжины; желающих же не меньше сотни. Кому отдать предпочтение? По-моему, все имеют на это одинаковое право. И вот я вынужден был пригласить эксперта, хотя, соглашаюсь, и не особенно привлекательного, и поручить ему составить экипаж. И не скрою от вас, я вовсе не сержусь, что мой цербер отказывает этой толпе ненужных просителей… Но вы, если бы вы благосклонно согласились выбрать время и поговорить с ним, я был бы очень счастлив…

Вооруженный этим уверением и словом Дероша, лорд Темпль решился перенести свою благородную особу на Оксфордскую улицу, которая видела столько изгнанных. Петтибон, как говорили, вошел во вкус в искусстве издеваться и грубить. Велика была его радость, когда он увидел у себя лорда Темпля и прочел на его величайшей физиономии уверенность в том, что все должно преклоняться перед ним; резоны, достаточные для других, для него не имели значения; перед ним должны были падать все барьеры. Петтибон доставил себе большое удовольствие, сбивая эти столь драгоценные убеждения.

— Нет места! Нечего и думать! Не на что надеяться!

Даже быть пэром Англии в этом случае не представляет выгоды. Самый ничтожный негритенок имеет больше преимуществ, чем вся Верхняя палата! Лорд Темпль удалился, глубоко возмущенный и оскорбленный, между т ем как янки, в восторге от этого дня, ушел из своей конторы потирая руки.

Он был доволен своим поведением и спешил домой, чтобы рассказать жене о таком прекрасном происшествии. Ведь он преподнес «Джону Булю» отличную пилюлю, которую тот скушал. Наверное, рассказ этот очень позабавит мистрис Петтибон.

Всем известна закоренелая ненависть между гражданами Соединенных Штатов и их благородными братьями Старого Света. Целый век их свободного существования не мог погасить эту злобу; через океан они обменивались едкими шутками, колкими словами и даже прямыми оскорблениями. «Джон Буль» не пропускал случая кольнуть своего двоюродного брата тем, что он выскочка; пользовался всяким поводом, чтобы посмеяться над его языком, акцентом и подчеркнуть его грубость.

Что касается брата «Джонатана», для него было вполне довольно убеждения в своей силе и сознания, что противник побежден, а потому он всегда готов был показать зубы при малейшем вызове и даже без него. Вот почему мистер Петтибон, направляясь к своему жилищу на улице Гарлей, испытывал величайшее удовольствие в уверенности, что найдет там благосклонных слушателей прекрасной истории. Между тем, по мере того, как ужасный комиссар судна приближался к своему дому, в нем и даже в его походке стала замечаться особенная перемена. Как велико было бы удивление лорда Темпля, Боба Рютвена и других жертв Петтибона, если бы они увидели его спустя полчаса в салоне мистрис Петтибон.

Его более чем небрежный костюм был заменен вечерним безукоризненным туалетом; его властный и грубый тон превратился в нежный и мягкий; на его отталкивающем лице появилась сладкая улыбка; словом, он превратился вдруг в ручного тигра. Что было причиной этого чуда? Если бы вздумали поискать объяснения такой перемены в лице мистрис Петтибон, то были бы совершенно сбиты с толку. В отличие от многих других укротителей, в ней, напротив, не было ничего грозного. Это была особа среднего роста, скорее маленького, с правильными чертами лица, прямым и красивым носом; ее серые глаза глядели прямо в лицо говорящему; тонкая, изящная, с нежным голосом, она в произношении совершенно не употребляла американских оборотов, и не слышно было в ее произношении особенного акцента и даже слегка носовых звуков. В общем, вид у нее был скромный, но в то же время уверенный и грациозный. Если она скрывала под бархатными лапками железные когти, то скрывала их очень хорошо. Сели за стол.

— Что нового? — спросила мистрис Петтибон серьезным, деловым тоном.

В ответ на это мистер Петтибон стал подробно излагать происшествия этого дня, не пропуская ничего, особенно что касалось предполагаемого запуска аэроплана, и все это он передавал таким заискивающим тоном, точно школьник, желающий получить одобрение своей матери; свой рапорт он окончил рассказом в юмористическом духе о разговоре с лордом Темплем. Но, увы! Рассказ его не произвел ожидаемого впечатления.

Мистрис Петтибон далеко не развеселилась от его грубых шуток, а напротив, со строгим видом выразила полное неодобрение. Мистер Петтибон молчал, ожидая, пока она закончит.

— В заключение скажу вам, вы отказали в просьбе вполне законной, так как она опиралась на слово мистера Дероша, и сделали это очень грубо. Двойная глупость!

— Дорогая моя!..

— Двойная глупость, говорю вам и не отступлюсь от своих слов. И затем, во-первых, — сколько раз я вам повторяла, что это очень странный способ доказывать ваше превосходство перед англичанами, выставляя на показ при всяком удобном случае свою врожденную грубость. Откажите вы вежливо, сделайте так, как подобает цивилизованному человеку!.. А во-вторых, в данном случае даже нельзя было отказывать!

— Это почему?

— Лорду Темплю нужно было дать место, которое он просил на аэроплане. Скажу больше: необходимо дать ему место!

— Мэри-Анна!.. Что вы говорите! — воскликнул Петтибон испуганно. — Но это невозможно!

— Невозможно? Почему так?

— Ведь я отказал решительно, бесповоротно…

— И грубо! Мы это знаем. Загладьте свою вину, и чем скорее, тем лучше!

— Я! Чтоб я извинялся перед англичанином!

— Если вы виноваты, то будет низостью не сознаться в этом!

— Но, Мэри-Анна, устав! — воскликнул несчастный Петтибон.

— За кого вы меня принимаете? Неужели вы воображаете, что мне можно рассказывать подобный вздор?

— Но он формальный!

— Оставьте это другим!

— Так нет места!

— Оно найдется!

— Все скажут, что я сам не знаю, чего хочу!

Мистрис Петтибон слегка улыбнулась, что, вероятно, означало: и будут не вполне неправы. Но сказала только:

— К чему беспокоиться о мнении глупцов, и, кроме того, я этого требую… Вы понимаете?

Перед этой магической формулой, которую она употребляла только в важных случаях, несчастный уступил.

— Очень хорошо, — сказал он покорно, — но, по крайней мере, Мэри, вы объясните мне ваши резоны?

— Мне не нравится, что могут подумать про нас, будто мы боимся надзора или соперничества англичан в каком бы то ни было предприятии, где мы принимаем участие…

— И только ради этого…

— Сверх того, — продолжала мистрис Петтибон, не слушая его, — леди Темпль, на мой взгляд, милая и любезная дама. Я хочу доказать ей, что американцы не остаются в долгу!

Оба замолчали. Петтибон, уступив жене, молча проглатывал последние ложки супа.

— Что же, назначено ли наконец время отправления? — спросила мистрис Петтибон через некоторое время.

— Да, оно назначено на пятнадцатое число; это последний срок; все решено бесповоротно. Через пятнадцать дней, моя дорогая, я с сожалением скажу вам: прощай! — поспешил ответить Петтибон, которому, кажется, вовсе не нравились такие вакации.

— Совсем не о чем сожалеть, — сказала спокойно мистрис Петтибон, ловко и твердо разрезая рыбу. — Я рассчитываю быть в экспедиции!

— Вы?! — воскликнул Петтибон, цепенея от удивления. — Вы рассчитываете быть…

— Да, в экспедиции. Что вы находите в этом такого удивительного?

— Удивительного! Скажите «невозможного»! Полная невозможность!

— Ваши основания? — сказала мистрис Петтибон тоном судебного следователя.

— Но… дети, во-первых!

— Мои сыновья не мокрые курицы. Они самостоятельны, я этим горжусь. Было бы очень мило смотреть, как два мальчика девяти и семи лет цепляются за передник матери!

— Но… экспедиция такая опасная, такая утомительная для дамы!..

— Это вы об американках так говорите? Вы смеетесь! Разве мы не видали наших женщин, управляющих кораблями в триста тонн? Кстати, вы меня пристроите к какому-нибудь делу в экспедиции?..

— Дорогая моя, — сказал комиссар очень жалобно, — всегда и во всем вы более дальновидны, чем я. Но, наконец…

— Наконец, вы просто не желаете, чтобы я была на «Галлии». Говорите скорей!

— Как можете вы так думать, — простонал янки, совершенно уничтоженный. — Дорогая моя, ступайте, ступайте! Это дело решенное. Теперь я даже думаю, что вы нам будете очень полезны, как сиделка у больных.

— Видите, я была права, — сказала мистрис Петтибон с уверенностью. — Было ли когда-нибудь плохо для вас, скажите мне, от моей помощи или от моих советов?

— Никогда! — сказал несчастный человек. — Вы всегда правы, Мэри-Анна!

— Все пошло на лад, значит. Дело это надо считать оконченным. Так не будем больше говорить о нем. А скажите лучше, что вы думаете об этой говядине, я ее сама выбирала…