Поиск

Изгнанники Земли - Андре Лори Глава XVII. Взаимные объяснения

Сам господин Керсэн был не менее счастлив и потрясиэтой неожиданной встречей, чем его дочь.

— Гертруда!.. Дитя мое!.. Дорогое, любимое дитя, — повторял он, прижимая ее к своей груди и целуя ее шелковистую головку. — Тебя ли я вижу здесь? Какими судьбами могло это случиться?.. Я, конечно, и сегодня еще думал о тебе, как думаю и думал постоянно… но как мог я ожидать увидеть тебя здесь сегодня!..

— Но сами вы, дорогой мой Керсэн, какими судьбами очутились здесь, в Уади-Хальфа? — спросил доктор Бриэ своего зятя.

— Генерал Гордон просил меня оказать ему услугу и отправиться вниз по течению Нила на одном из его канонерских судов, которое он послал сюда, чтобы я съездил в Европу и там лично объяснил его положение перед лицом всего цивилизованного мира. Я согласился на его просьбу, так как, во-первых, не мог отказать ему в этом, а во-вторых, потому, что это было единственное средство снять блокаду с Тэбали, где, как мне было известно, вы выдерживали продолжительную осаду. Но как вам выразить мои смертельные тревоги, мой страх за вас?..

Здесь майор Вартон, физиономия которого теперь разом приняла совершенно иное выражение, счел нужным вмешаться в разговор с чрезвычайной, заискивающей любезностью.

— Дорогой господин Керсэн, — проговорил он, — как я вижу, все эти господа знакомы вам и вы можете отвечать за них… Я очень прошу их извинить мне то недоразумение, какое произошло здесь между нами, и которое заставило меня принять их не за тех, кто они есть на самом деле. Я был бычрезвычайно рад, если бы они согласились сделать мне честь позавтракать вместе с нами и с вашей дочерью.

Недавние арестанты молча поклонились. Однако майору нужна была жертва, на которую бы мог обрушиться его гнев, и он вскоре нашел виновника всех бед. Подозвав к себе унтер-офицера, он, хмуро сдвинув брови, проговорил:

— Лейтенант Броун отправится под арест на пятнадцать суток за самовольный захват этих господ и неточные показания в своем рапорте!

Между тем Гертруда, обхватив обеими руками шею отца и повиснув на нем, была не в силах отвечать ему на слова. Все волнения, страхи, ужасы, скорбь и грусть прошедшего месяца разом нахлынули на нее и положительно надломили ее силы. Сознавая себя теперь вне всякой опасности, сознавая, что она нашла наконец надежное убежище в объятиях отца, она вдруг почувствовала, что та сила и бодрость, которые все время поддерживали ее во все трудные минуты последнего месяца, разом оставили ее. И, как малый ребенок, спрятав свое милое личико на плече у отца, она тихо плакала, как робкое огорченное дитя, как маленькая девочка.

Не объясняя себе этого волнения и слез иначе, как отголоском тех опасностей, которым, вероятно, только что должна была подвергаться она, как и он сам, господин Керсэн постарался успокоить дочь.

— Ну, полно, полно дитя мое, не плачь, девочка моя маленькая! — говорил он, лаская ее. — Теперь мы вместе и навсегда, дорогая моя!

— Ах, да, да, дорогой папа, я никогда, никогда более не расстанусь с вами, — шептала она, прижимаясь к его груди. — Никогда!.. Никогда!..

— Да, никогда, дорогое дитя мое! — повторил и он за ней голосом, полным нежности и ласки, — я слишком много выстрадал за это время нашей разлуки с тобой! Однако довольно об этом, расскажи-ка ты мне лучше, как вы попали сюда, твой дядя и ты.

— Вам будет удобнее беседовать здесь, в этой маленькой гостиной, — любезно предложил майор Вартон, приотворяя дверь и вводя отца с дочерью в маленькую смежную комнатку, которая служила ему кабинетом.

Прочие остались вместе с хозяином, ставшим теперь любезным и приветливым, в общей большой зале, из которой уже давно успели уйти солдаты пикета. Всецело охваченный радостью свидания с дочерью, господин Керсэн даже и не заметил присутствия здесь Норбера Моони и сэра Буцефала, которые из чувства скромности и деликатности, нарочно держались немного поодаль.

Оставшись наедине с отцом, Гертруда Керсэн наконец преодолела свое волнение. Она глубоко вздохнула и, положив обе руки на плечи отцу, сказала:

— Ах, дорогой мой папа, если бы вы только могли знать, какие странные и невероятные приключения мне пришлось пережить за это время!.. Но, право, я боюсь, что вы не поверили бы мне сразу, так как я сама минутами начинаю сомневаться в том, было ли это все на самом деле или только в бреду и во сне. Между тем это сущая правда и действительность!.. И дядя мой, и сэр Буцефал и господин Моони, и Фатима, и Виржиль, и Тиррель Смис, — все они могут засвидетельствовать вам, что я не брежу, и что мы действительно провели двадцать девять дней на Луне!

— На Луне! — воскликнул господин Керсэн не без ужаса, и первая мелькнувшая у него мысль была та, что его Гертруда лишилась рассудка. — Ну, что ты говоришь мне, дорогое дитя, на Луне! Да как могу я этому поверить?..

— Ну, конечно, вам этому трудно поверить, дорогой папа, — продолжала Гертруда, — а между тем это действительно так! Клянусь вам, что я не лишилась рассудка, как вы, быть может, думаете… Ведь вам известны были планы господина Моони, не так ли?.. Ну, эти мечты и планы его осуществились, вот и все! И вот, почти все это время разлуки мы провели на Луне…

— Нет сомнения!.. — с ужасом и скорбью прошептал господин Керсэн. — Мученья и горе разлуки помутили рассудок моей бедной девочки!.. Она положительно бредит, бредит той обстановкой, в которой она жила это время!

— Дитя мое, — проговорил, стараясь скрыть от нее слезы, напрашивавшиеся у него на глаза при этом печальном открытии, — ты, кажется, сказала мне, что господин Моони и сэр Буцефал Когхилль здесь, с тобою и с твоим дядей?

— Да, папа, они все время не расставались с нами, вместе с ними я и совершила это невероятное путешествие! Мы спустились на землю только вчера ночью!

Господин Керсэн не мог вынести долее этого странного мучительного состояния, кинулся к дверям и, распахнув их настежь, с блуждающими глазами, мертвенно-бледным лицом, не своим голосом позвал:

— Господин Моони! Вы здесь?

— Да, господин консул! — ответил молодой астроном, поспешно подходя к господину Керсэну. Он также был очень бледен и взволнован.

— Простите ли мне когда-нибудь, господин консул? — начал он, горячо пожимая протянутую ему руку.

— Простить что?.. Что я должен вам простить, дорогой мой Моони? — спросил несчастный отец.

— Простить то, что я подверг вашу дочь всем опасностям такой трудной и рискованной экспедиции!.. Она сама засвидетельствует вам, что это случилось совершенно против моей воли и не по моей вине!.. События сами собою приняли совершенно непредвиденный оборот… И если мы очутились на Луне, то могу вас уверить, что это было совершенно непредсказуемо…

— Как! — воскликнул консул, — как, и вы, что ли, лишились рассудка? Бриэ!.. Сэр Буцефал!

Доктор и баронет поспешили на зов.

— Господа, что все это значит? — спросил их господин Керсэн, едва только успев затворить за ними дверь.

— В чем дело? — спросил, как всегда, добродушно-шутливым тоном доктор Бриэ.

— Да вот, Гертруда, дитя мое, и господин Моони уверяют, что вы… что вы только что вернулись с Луны! — с усилием выговорил господин Керсэн, едва произнося эти слова.

— Ну, да, это совершенно верно, дорогой мой Керсэн! — подтвердил улыбаясь доктор.

— Да, это, к сожалению, правда, господин Керсэн, — и эта печальная истина будет стоить мне тридцати тысяч фунтов стерлингов! — добавил сэр Буцефал таким тоном, который был далеко не так весел, как тон доктора Бриэ.

— Как! Неужели и вы, как Гертруда и господин Моони, станете уверять меня, что…

— Что мы отправились на Луну, что провели там целый Лунный месяц, и что только прошлой ночью вернулись оттуда!.. Ну, да, дорогой мой Керсэн! Как же вы хотите, чтобы мы сказали вам что-нибудь другое, когда это сущая правда! — проговорил доктор Бриэ. — Впрочем, вот, если вы еще сомневаетесь в наших показаниях, я сейчас покажу вам мою превосходнейшую коллекцию горных пород различных геологических образцов, которую мне удалось там собрать! — добавил он, шар во всех своих карманах.

— Эх, черт возьми! — воскликнул он с прискорбием, — ведь я забыл ее на столе в своей комнате! — Какая у меня голова-то!.. Право, хуже, чем у какой-нибудь чечетки!.. Но мой папирус при мне, мой Лунный папирус!..

При этих словах он действительно достал из своего объемистого портфеля знаменитый папирус и с торжествующим видом стал потрясать им перед глазами господина Керсэна, который не знал, что ему делать, и что думать об этих столь единогласных и столь уверенных показаниях четырех лиц, собравшихся около него.

Наконец ему было представлено столько доказательств, столько подробностей, что он, в конце концов, волей-неволей, должен был признать этот странный факт за действительность. Но для того, чтобы решиться на это, ему все-таки понадобилось свидетельство Виржиля, Фатимы и даже Тирреля Смиса, которых он призвал и которые, в свою очередь, подтвердили слова остальных участников этой странной экспедиции.

— Теперь позвольте мне дать вам один благой совет, господа, — сказал он, когда его наконец убедили. — Сохраните эти воспоминания о своем путешествии на Луну для себя и никому не рассказывайте о них, разве только после того, как вам удастся принять все необходимые меры и заручиться полным доверием к вашим словам. А то иначе вас непременно примут за шарлатанов или за помешанных!

— Да, мы уже имели случай в этом убедиться утром, — проговорил доктор, — убедиться на горьком опыте, так как наши показания привели к тому, что нас засадили под арест и затем заставили играть довольно печальную роль перед этим грозным английским майором. Но потерпите только!.. Мы сумеем все доказать… все установить…

После этого все стали обмениваться различными сведениями, столь обычными после такой продолжительной разлуки, да еще после такой неожиданной и странной встречи. Гертруда в общих чертах рассказала отцу о том чудесном путешествии, какое она только что совершила, а господин Керсэн в свою очередь сообщил нашим путешественникам кое-какие новости и подробности относительно положения генерала Гордона в Хартуме.

С самого момента нашествия махдистов и осады Хартума этими шайками разнузданных разбойников, — Рассказывал он, — телеграфные провода были, очевидно, порваны, перерезаны, или же эти телеграммы перехватывались, потому что, судя по характеру получающихся сведений, не могло быть ни малейшего сомнения относительно того источника, из которого получались нами эти известия и сообщения. Генерал, не теряя времени, приказал строить укрепления, земляные валы возвел до пятидесяти батарей и тем, конечно, поставил нас в сравнительную безопасность от неожиданного погрома и нападения неприятельских орд. Днем и ночью он занимался с солдатами местного гарнизона, всячески стараясь заставить их воспрянуть духом. Постоянные военные упражнения и умелое обращение с ними генерала вскоре восстановили дисциплину в рядах распущенных войск, и несколько недель спустя ему удалось добиться прекраснейших результатов. Но все эти труды и все его старания не послужили ни к чему, если бы только не подоспело на помощь то подкрепление, которого просил Гордон, иначе вопрос падения Хартума был только вопросом времени. А между тем английское правительство, по-видимому, и не собиралось посылать на Верхний Нил того экспедиционного корпуса, о котором просил и которого требовал Гордон так настоятельно и так резонно. Вот в таких условиях он и решил обратиться не только к своей родине, а и ко всем цивилизованным народам, в интересах которых было, чтобы Судан не очутился в руках Махди, и потому генерал Гордон просил меня принять на себя эту миссию и обратиться от его имени к европейским державам с просьбой о помощи и содействии ему в его трудном деле. Я мог свободно это сделать, так как Хартум был обложен со всех сторон толпами осаждающих, и о тех планах, с какими я ехал в Хартум пять-шесть месяцев тому назад, теперь, конечно, и речи быть не могло, а потому присутствие мое в Хартуме отнюдь не являлось необходимым в данный момент. Кроме того, я был даже обязан сделать это, так как план генерала Гордона являлся единственным возможным и практически осуществимым средством, чтобы защитить действительно те полторы-две тысячи европейцев, которые находятся в Хартуме, не говоря уже о египетских войсках. Итак, я принял на себя, как особую честь, возложенное на меня Гордоном поручение. Конечно, я не без опасностей мог исполнить или, вернее, только начать исполнять возложенное на меня поручение и добраться до линии английских кордонов.

Надо вам сказать, что наше канонерское судно выдержало уже не менее семнадцати нападений между слиянием Желтого и Голубого Нила и Донголой…

— Но вот я, наконец, у надежной пристани, благодарение Богу! И мне не остается теперь уже ничего более, как только отправиться в Париж, как я обещал Гордону, чтобы обратить внимание печати старого и нового света на его отчаянный призыв, на его страстное воззвание ко всем сторонникам цивилизации, и попытаться собрать какие-нибудь средства для дальнейших действий…

— Как вы полагаете, доктор, — добавил господин Керсэн, покончив с этими объяснениями, — можно ли будет Гертруде сопровождать меня в это европейское путешествие без особого риска для ее здоровья?.. Теперь и там уже наступает лето…

— О, Гертруда! О ней не беспокойтесь, милейший мой Керсэн: она может теперь поехать с вами хоть в Лапландию, если только захочет! — засмеялся доктор Бриэ, — да разве вы не видите, какой у нее яркий, здоровый румянец, какие ясные, блестящие глаза?! Не видите, как заметно она изменилась, расцвела и ожила! Да, это положительный феномен!.. Что касается меня, как врача, и могу сказать, — опытного врача, видавшего немало различных примеров на своем веку, то я прибавлю только одно, что ничего подобного в опыте поразительных явлений с точки зрения терапевтики я еще в жизни моей не наблюдал. Климат Луны со своею разреженной, безусловно чистой и сухой атмосферой, кажется, был нарочно создан для нее. С первых же дней нашего прибытия на Луне она так заметно окрепла, что, живя на кратере Ретикус, безнаказанно выносила такой холод, о каком не имеют понятия даже в Сибири: и даже более, она лучше всех остальных переносила длинную и морозную Лунную ночь, продолжавшуюся ровно четырнадцать суток. Теперь я смело поручусь вам за нее, милый мой Керсэн; вы можете увезти Гертруду, куда только вам вздумается, и она не причинит вам ни малейшего беспокойства своим здоровьем. Да, милый мой зятек, вот вам один из любопытных результатов нашего странного, невероятного путешествия.

— Да, действительно, — сказал господин Керсэн, чрезвычайно довольный и счастливый этими уверениями своего шурина, — я и сам с первого же взгляда на Гертруду заметил в ней разительную перемену, какой-то необычайно бодрый здоровый вид, какое-то присутствие силы и молодости, которые сразу поразили меня. Но неужели я могу верить, что это возрождение не временное, не случайное, а окончательное и настолько полное что дожди и сырой холодный климат уже отныне не могут быть опасными для ее здоровья?

— Да я же говорю вам, что это уже дело испытанное и надежно испытанное, милейший мой! — возразил доктор. — Я сам до того поражен, до того удивлен этой переменой, совершающейся на моих глазах, что, право, теперь не далек от мысли вернуться снова к тому проекту, который зародился у меня в голове, глядя на Гертруду, и одно время сильно прельщавшему меня!

— К какому проекту? — полюбопытствовал господин Керсэн.

— К проекту, мой милый, — снова отправиться на Луну и основать там образцовый санаторий! Это явилось бы удивительной блестящей конкуренцией для всех земных лечебниц для наших грудных больных!

— Ш-ш!.. Ни слова более о Луне, милый мой Бриэ! Вы сами знаете, что до поры до времени эта запрещенная тема разговора!.. — заметил господин Керсэн, услыхав за дверями шаги майора Вартона, который явился пригласить гостей перейти в столовую.

Бедный майор теперь старался всячески загладить свою грубость и невежливость по отношению к этим господам, которые из его подсудимых вдруг превратились в гостей, и потому теперь старался быть с ними вдвойне любезным, внимательным и предусмотрительным, чтобы показаться им с другой, более выгодной стороны. Он пожелал во что бы то ни стало узнать, где именно спустились путешественники, чтобы отправить туда патруль для розыска парашюта и багажа, оставленного там «изгнанниками Земли». Расспросив обо всем со всевозможной точностью, он отправил туда маленький пикет, но когда английские солдаты пришли на указанное им место, то не нашли там ни парашюта, ни корзины, ни остального багажа. Очевидно, арабы-грабители успели уже побывать на этом месте и унесли с собою все, что здесь было оставлено.

После самых тщательных поисков, продолжавшихся несколько часов, высланный майором Вартоном патруль вернулся ни с чем, что вызвало новый гнев раздражительного, и без того уже раздосадованного своим промахом, майора. Он обрушился целым градом упреков на своих злополучных солдат и тут же щедро наградил их арестами, лишними дежурствами и всякого рода взысканиями.

С закатом солнца господин Керсэн решил продолжать свой путь по направлению к Каиру, а так как канонерское судно, на котором он приплыл сюда, получило приказание генерала Гордона, если только будет возможно, немедленно вернуться в Хартум, то пришлось уговориться с командой одного ноггура, или большого плоскодонного судна, которое то двигалось с помощью длинных весел, то тащилось бечевою волами, чтобы на этом судне добраться сперва до Ассуана, а затем уже к Нильской дельте в Египте. Само собою разумеется, что Гертруда и Фатима, Норбер Моони и Виржиль, баронет и Тиррель Смис, а также доктор Бриэ, отправились вместе с господином Керсэном на этом судне, направляясь, как и он, в Европу через Египет.

Конечно, путешествие на ноггуре не может быть названо одним из приятнейших удовольствий, однако оно не так уж затруднительно и мучительно, когда находишься в дружной, приятной компании. Понятно, нужно суметь устроиться так, чтобы не быть в зависимости от лодочников и гребцов или от прибрежного населения.

Следует отдать справедливость майору Вартону — он позаботился предоставить в распоряжение своих гостей все, что только могло им понадобиться во время пути: и провиант, и одежду, и оружие, и многое другое; сверх того он дал им военный конвой, чтобы совершенно обезопасить их в пути, и «пропуски» такого рода, которые должны были помочь нашим путешественникам преодолеть все препятствия и препоны, какие могут встретиться на их пути.

Плавание вниз по Нилу окончилось довольно скоро и притом прошло так весело и так приятно, как оно могло пройти только для тех людей, которые наконец, после долгих и опасных скитаний и множества разных положительно трагических приключений, чувствуют себя вне всякой опасности в дружном, тесном кругу близких друзей и дорогих сердцу родных. И вот однажды вечером, незадолго до их прибытия в Каир, когда ноггур медленно продвигался вниз по течению, Норбер Моони, сидя на кормовой части судна вместе с господин Керсэном и Гертрудой, решился наконец заговорить том, что лежало у него на сердце с самого того момента когда он в последний раз виделся с господином Керсэном в Хартуме, если только не с первого своего приезда в Суаким.

Ночь была темная, звездная. На всем громадном протяжении Нила, раскинувшегося, насколько только хватало глаз, в своей живописной равнине, не раздавалось ни малейшего звука, кроме мерного шума весел и монотонной, тоскливой песни гребца, выкрикивавшего в такт для дружных, одновременных ударов весел. На востоке Луна только что взошла и как-то грустно смотрела на Землю и на того молодого пионера науки, который осмелился пробудить ее от ее обычной вековой спячки и дважды вырывал ее из колеи, в которой она так мирно и безмятежно совершает день за днем, год за годом, век за веком, указанный ей путь. Так кроток, ласков и ясен был ее бледный лик, так мягок и печален ее свет, обдававший все своим серебристо-голубоватым сиянием. Но этот молодой пионер науки, столь смелый и отважный во всех обстоятельствах жизни, в минуты самой страшной опасности, в моменты страшнейших переворотов и ужасов, теперь робел и не решался произнести ни одного слова, которого ожидал от него господин Керсэн, которого втайне ожидала и сама Гертруда и которое с каждой минутой становилось все более и более необходимо произнести. И он сознавал это.

И вот, собравшись с духом, призвав на помощь все свои силы, он начал так:

— Господин консул, два месяца тому назад, — говорил он немного дрогнувшим, растроганным и взволнованным голосом, — я имел честь просить у вас руки вашей дочери. Вы тогда были столь добры, что изъявили согласие отдать мне ее, если только я удостоюсь получить согласие самой мадемуазель Гертруды. Теперь я полагаю, что дочь ваша имела случай узнать меня ближе, чем тогда. Мы прожили одной общей жизнью, под одной кровлей, целых два месяца, вместе переживя самые трудные, самые страшные минуты, когда характеры людей проявляются с наибольшей яркостью и когда лучше всего можно судить о человеке. И вот, в моменты этих тяжелых испытаний, я имел случай убедиться и понять, что ее мужество, ее ум, ее чуткое, доброе сердце и, кстати, позвольте мне еще прибавить, — ее милое обхождение и характер, намного превышает ту меру в какой я приписывал ей все эти качества, предугадывая их в ней до того времени. Теперь позвольте мне, в свою очередь, спросить, какого рода оценку успела пять мне за это время ваша дочь и смею ли я надеяться, чтоо мадемуазель Гертруда когда-либо скрепит своим согласием ваше обещание?

— Если бы вы, дорогой мой Моони, спросили у меня об этом раньше, — ласково и любовно ответил господин Керсэн, — то знали бы уже то, что я могу сказать вам, а именно, что дочь моя Гертруда настолько же любит вас, насколько удивляется и восхищается вами. Она вместе со мной полагает, что вы будете лучшим из мужей, как теперь вы — отважнейший, благороднейший и честнейший из людей! — растроганно закончил старик. Затем, взяв руку своей дочери, господин Керсэн вложил ее в руку Норбера Моони и нежно прижал их обоих к своей груди.