Поиск

Приключения Робин Гуда Глава 22 Спустя годы

Луч солнечного света пробился через густые ветви деревьев в Шервудском лесу и упал на аккуратный маленький домик около ручья в Компанхерсте. Привязанная к берегу ярко окрашенная новая лодка была готова к перевозке путешественников на противоположный берег. Крошечная часовня привечала всех, кто хотел поблагодарить Бога за удачу или помолиться, чтобы несчастья ушли прочь.

Внутри часовенки справа от алтаря стояли рядом две прекрасные фигуры из камня. Одна изображала леди в широком ниспадающем платье, другая – стрелка. У подножия статуй лежала простая табличка в память сэра Роберта и Марианны Фитзут. Перед ней стоял двойной подсвечник, в котором горели свечи. В безмолвном пристанище Бога пахло ладаном, а солнечный луч падал прямо на крошечный алтарь с самодельным крестом. На поляне был слышен другой, более земной запах жареного мяса. Внутри маленького дома очень старый монах поджаривал свинину и свежие яйца.

Стол был накрыт на шестерых, но монах никогда не знал, скольких гостей ему посчастливится накормить. Его маленький дом всегда был гостеприимным.

Топот лошадиных копыт отвлек монаха Тука от кулинарных упражнений. Он встрепенулся, потому что так и не смог преодолеть старые привычки: слишком часто ему приходилось защищаться от наемников Джона. Когда в лесу еще жили люди в зеленом, он сам носил меч под рясой монаха.

Но время разбойников прошло, не было больше и короля Джона. Теперь новый король правил Англией, и опять сияло солнце, и царил мир. Народ мог отдохнуть и заняться делом, не опасаясь, что его обворуют и что придется выплачивать непосильные налоги.

Монах Тук расслабился и в тысячный раз сказал себе, что ему нечего больше бояться и что топот лошадиных копыт на дороге просто сообщает о прибытии в часовню какого-нибудь путешественника, которому нужен кров на ночь или лодка для переправы.

Путники приносили только желанные новости, так что монах Тук давно перестал опасаться плохих вестей. На ранее неспокойных берегах Англии царили справедливость, счастье и процветание.

Лошадь резко остановилась у двери, фыркнула, и монах Тук поспешил посмотреть на визитера.

На мгновение он залюбовался красивой лошадью, дорогой упряжью и красивым седлом на животном, потом обратил внимание на всадника, который соскочил на землю.

Это был молодой юноша в богатой одежде. Он гордо, но без высокомерия держал свою красивую голову.

– Добро пожаловать, молодой сэр, – воскликнул монах Тук. – Разрешите мне взять вашу лошадь и снять с нее седло, чтобы она отдохнула, попаслась на берегу и напилась чистой, свежей воды из ручья. Может быть, войдете и покушаете вместе со мной? У меня почти все готово.

– Спасибо, дорогой монах, – сказал молодой человек, помогая ему снять седло и сбрую с лошади. Он разложил упряжь на траве и последовал за монахом Туком в маленький дом, с интересом разглядывая его. Он наблюдал, как великан накладывал мясо на огромную тарелку на столе. Через несколько мгновений шесть яиц зашипели в горячем жиру.

– Я оставил своих лошадей в лесу, – сказал молодой человек. – Они пасутся выше по течению ручья. Мне хотелось повидать вас наедине. Вы монах Тук, не так ли?

– Совершенно верно, – сказал старик. – Я – монах Тук, преданный слуга короля Ричарда и защитник всего того, за что он боролся, соратник и друг Робин Гуда и хранитель памяти о нем и его прекрасной леди Марианне, да упокоит Бог их души.

Он перекрестился и счастливо улыбнулся, вспомнив друзей, затем повернулся к молодому человеку, который стоял рядом.

– Могу ли я узнать, кто вы? – поинтересовался монах.

– Просто юноша, проезжающий через лес с друзьями, – осторожно сказал он.

– Могу поспорить, что вы очень важный юноша, – заметил монах Тук, ставя тарелку с едой на стол перед гостем и накладывая себе мясо и яйца.

Они с аппетитом поели почти в полной тишине, а когда тарелки опустели, добавили по большой порции яблочного пирога и сметаны.

Наевшись, юноша попросил:

– Расскажите мне о Робин Гуде. Он, наверное, был потрясающим человеком. Жаль, что мне не довелось встретиться с ним. Мой отец не любил его, но мой дядя Ричард почти боготворил его. Он так много сделал, чтобы помочь дяде Ричарду, когда тот находился в смертельной опасности.

– Расстегните ваш пояс, юноша, вы слишком хорошо поели, – запросто предложил монах Тук, – иначе я не смогу развязать свой, дабы не оскорбить гостя.

Мужчины расстегнули пояса, и монах Тук сказал:

– Вы, кажется, назвали дядю Ричарда? Как имя вашего отца? Не Джон ли случайно? Король Джон?

– Да, мой отец – король Джон, и ему следовало куда лучше относиться к людям, – сказал молодой король. – Я – Генрих Третий, как вы уже догадались. Я хотел приехать и лично поблагодарить вас за все, что вы сделали для дяди Ричарда. Я его почти не знал, так как он всегда воевал.

– С вашим отцом было трудно иметь дело, – сказал монах Тук, на какое-то мгновение его лицо ожесточилось. Потом он снова улыбнулся и налил королю свежего молока. – Король мог бы лучше относиться к народу, если бы был более мудр и не был… так жаден.

– Правительство заставило его подписать документ под названием «Магна Карта», – сказал Генрих, – согласно которому он больше не мог притеснять народ и так деспотично править Англией. Но я с сожалением вспоминаю о многих его делах. Думаю, что в конце он сам устыдился их, поскольку стремился хоть что-то исправить.

– Он попытался внести перемены, когда было уже поздно, – сказал монах Тук, будто разговаривая сам с собой. – После того, как из-за него погиб Робин, он разрешил леди Марианне вернуться домой к детям и жить в мире. Сейчас ее сыновья подросли и прекрасно справляются с имением отца, их хозяйства процветают. Робин уже был бы дедушкой, если бы был жив, Я часто вижу малышей, играющих около дома. Они приезжают, чтобы навестить меня. Очаровательные дети!

– А что случилось с леди Марианной? – спросил Генрих.

– Она жила в доме, пока сыновья не переженились. Когда умерла старая настоятельница, Марианна отправилась доживать свой век в монастырь Керкли, где заняла ее место. Она управляла монастырем до самой смерти. Она скончалась на той же кровати, где когда-то испустил свой последний вздох Робин. Мы похоронили их рядом на лесной поляне, как они оба желали.

– А Маленький Джон, где он сейчас? – спросил юноша, с интересом глядя на монаха Тука.

– После того, как леди Марианна отправилась жить в Керкли, Маленький Джон уехал в Ирландию, – ответил монах. – Там он снискал известность силача и прекрасного стрелка из лука. Умирать он вернулся в Англию и похоронен в Хэйзерсейдже в графстве Дербишир. Он был потрясающим человеком. Я никогда не видел никого сильнее. Вы бы его полюбили, Генрих, обязательно полюбили.

Они разговаривали, пока тени в лесу не стали длинными, а солнце не склонилось к западу, только тогда молодой король собрался уезжать, но мысли его были полны Робин Гудом и его приключениями.

– Я буду часто навещать вас, – сказал Генрих. – Я думаю, что вы такой же прекрасный человек, как Маленький Джон, Уилл Скарлет или Робин Гуд.

Монах Тук ласково улыбнулся королю и сказал:

– В нашем старом мире хорошо одно. Не так важно, кого уносит от нас смерть, важно, что жизнь все равно дает для любви другого. Детей Робина, а теперь молодого короля, например.

Юноша пожал ему руку и сказал:

– Я навсегда запомню ваши слова, святой отец.

Когда он повернулся, чтобы уйти, монах Тук схватил корзинку с мясом и свежими яйцами и сунул ее в руки молодого короля.

– Спасибо, – сказал Генрих, садясь на лошадь. – До свидания. Мы скоро увидимся.

Молодой Генрих произнес эти слова и уехал, держа в руках подарок монаха Тука.

– Я вернусь, – прокричал король. И исчез среди деревьев.