Поиск

Приключения Робин Гуда Глава 19 Новые приключения

В огромном камине парадного зала Локсли-Холла горели поленья. Хозяин прекрасного старого замка и богатейших окрестных земель глубоко вздохнул, глядя в огонь.

– От чего ты вздыхаешь? – спросила леди, озабоченно глядя на него. – От удовольствия, нетерпения или сожаления?

Сэр Роберт Фитзут ласково улыбнулся ей с высоты своего роста. И прежде чем ответить на вопрос, посмотрел на нее с обожанием. Он восхищался лицом, которое, казалось, не постарело ни па час за их длинную и полную приключений жизнь. Его взгляд окинул ее стройную фигуру в лиловом шелковом платье с цветочками, заменившем скромный зеленый костюм и крестьянское платье, которое она так долго и с достоинством носила.

Маленький каменный дом, собственными руками выстроенный в сердце Шервудского леса, теперь был в прошлом. Нынче в нем жили лесник и его жена, которые потеряли свое имущество из-за принца Джона и шерифа Ноттингема.

Потом Робин начал отвечать на вопросы жены.

– Вздох сожаления, нетерпения, удовлетворения, – сказал он тихо. – Неужели вздох может так много значить? Позволю себе заметить, что мой вздох был вызван всеми тремя чувствами сразу. Во-первых, сожалением, потому что больше меня не окружают люди, которые так хорошо и преданно служили мне на протяжении долгих лет, проведенных в лесу. Эти годы были полны приключений и, безусловно, оставили во мне чувство неуспокоенности. Нетерпения – потому что я хотел бы вновь заняться чем-то дельным. Удовлетворения – потому что я достиг всего, чего хотел, – у меня есть жена, дом, дети, и король Ричард по-прежнему правит нами.

– Да, Ричард управляет страной очень хорошо, – ответила Марианна. – Но я слышала, что он тоже проявляет нетерпение, мечтая вновь очутиться на тропе войны. Вы, мужчины, никогда не бываете счастливы, если живете без риска. О, Робин, ты не понимаешь, что мы стареем, и необходимо позаботиться о благополучии детей. Я совсем не хочу, чтобы они росли в Англии, втянутой в войну.

– Войны будут всегда, – мягко сказал Робин, – потому что всегда найдутся страны, которые позавидуют нашей зеленой, прекрасной и счастливой земле и попробуют захватить ее. Это дело жизни… и смерти. И ничего мы с этим не поделаем. Наш удел – бороться и умирать за свободу. Англичанам всегда придется поступать так, моя любовь.

Марианна вздохнула, ее глаза наполнились слезами, она вытерла их и снова занялась шитьем.

Робин повернулся и положил полено в огонь. Именно в этот момент Маленький Джон постучал в дверь и приоткрыл ее, просунув свою огромную голову.

– У нас гость, Робин, – сказал он срывающимся от волнения голосом.

– Если это опять шериф, – проворчал Робин, – убей его и брось тело собакам.

Маленький Джон настежь распахнул дверь, отошел и низко поклонился входившему гостю.

Робин и Марианна вскочили и почтительно поприветствовали короля, сменившего знаменитые черные доспехи на королевское платье.

Король за руку поздоровался со старыми преданными друзьями. Маленький Джон тоже не был обделен вниманием.

Принесли вино и пироги для короля, а когда он утолил голод и отдохнул после верховой езды из Ноттингема, Робин и Марианна присели рядом с ним и приготовились слушать.

– Хочется верить, что у вас все хорошо, что вы счастливы и живете в мире, – сказал Ричард, – и что все ваши герои отлично устроились в новой жизни.

– Многие из них переженились и занялись ремеслом, – сказал Робин. – Более пожилые вместе с женами процветают на фермах и в лавках, получив отобранное у них в тяжелые времена. Но самые молодые и холостые ничем не связаны и могут собраться по первому зову. Некоторые из них нанялись в армию или на флот, но пока Англия находится в состоянии мира, они тоскуют от безделья.

Король Ричард с отвращением посмотрел на свою роскошную обувь, которая нелепо смотрелась на ногах солдата.

– Значит, мужчины не находят себе места? – как бы раздумывая, сказал он. – К несчастью и я тоже. Я потерял земли в Нормандии, однако теперь я чувствую, что должен восстановить свои права на владения за проливом. Но могущественные люди захватили их и для того, чтобы сразиться с ними и вернуть мои земли, мне придется напасть на Францию. Мне понадобится много солдат, чтобы добиться цели, Робин. Столько, сколько можно мобилизовать. Именно поэтому я и приехал повидаться с тобой. Мне понадобятся все люди, которых ты сможешь собрать. Шервудцы – как раз те, в ком я нуждаюсь теперь. Ты не мог бы созвать их для встречи со мной?

Робин улыбнулся, с трудом поднявшись на ноги, ибо проведенные в тяготах годы сказались на нем, и болезни, вызванные частыми ночевками под открытым небом в лесу, преждевременно превратили его в старика.

Старые раны тоже давали о себе знать. И хотя Марианна прекрасно ухаживала за ним, а доктор позаботился о лечении, никто не мог вернуть Робину молодость и здоровье.

Он подошел к большой полке над камином, взял рог, неизменно приносивший ему удачу на протяжении стольких лет постоянной опасности, и вместе с Ричардом, Марианной и Маленьким Джоном вышел из замка, остановился на парадных ступеньках, поднес рог к губам и сильно подул в него. При этих звуках сердце Робина учащенно забилось, а мысли Маленького Джона перенеслись в Шервудский лес, к счастливым дням лесного братства…

Через пару минут несколько человек уже бежали через луг, а через полчаса все, находившиеся неподалеку обитатели Шервуда, собрались на небольшой лужайке имения Локсли.

Король Ричард улыбнулся им, они приветствовали его пока не охрипли. Он поднял руку и попросил тишины.

Как все хорошие солдаты, король не умел произносить красивые речи, поэтому сразу перешел к делу. Он сказал им, что нуждается в хороших воинах для похода во Францию, и призвал всех, кто согласен встать под его флаги, явиться в Лондонский дворец и вступить в армию.

Потом он поблагодарил собравшихся за внимание и вернулся в парадный холл, дабы согреться у огня, пока Марианна торопливо следила за приготовлением еды.

– Что нового у твоих людей, Робин? – спросил король. – Как они живут? Твои самые близкие друзья.

– Монах Тук вернулся в пещеру отшельника в Копманхерст, – сказал Робин. – Он построил там маленький домик, а сейчас возводит небольшую часовню во славу Господа. Он все время повторяет, что если мне понадобится убежище, он с удовольствием предоставит еду и кров. Не думаю, что мне когда-нибудь придется воспользоваться его гостеприимством. Хотя мы с Марианной часто навещаем его.

– Да, действительно, – вмешалась Марианна, – а потом долгие дни после возвращения домой сердце И мысли Робина остаются в Шервуде, с отрядом его разбойников.

Робин ласково улыбнулся и продолжил:

– Маленький Джон остался со мной, и, по-моему, счастлив, хотя так же, как и я, не становится ни моложе, ни бодрее. Алан-а-Дейл и Лорна живут на ферме, которую мы им дали, когда нас всех восстановили в правах и вернули имущество. У них четверо детей и скоро ожидается пятый. Алан часто поет, и с годами его голос становится все лучше и лучше, не в пример моему старому, больному телу.

– А как Джордж-а-Грин и Беатриса? – спросил Ричард. – У них все нормально?

– Они счастливы на старой ферме в Уэйкфилде, – ответил Робин. – Как вам известно, Уилла Скарлета убили, и теперь он отдыхает там, где и мне хотелось бы спать когда-нибудь, – на тихой лесной поляне, под божественным небом и деревьями в родной земле. А когда придет время, пусть моя любимая жена тоже будет рядом.

– У вас есть дети, Робин? – сказал король. – Как у них дела? Я должен увидеть их сегодня, прежде чем уеду.

– У нас пятеро детей, – сказал Робин. – Двое мальчиков-близнецов, еще двое мальчиков и дочка – точная копия матери. Все они хорошо себя чувствуют и счастливы в мирной Англии, благодаря вам, ваше величество.

Во время последовавшей затем трапезы Робин говорил на мирные темы. И хотя король внимательно слушал и задавал множество вопросов, его мысли были заняты войной, в душе он жаждал действий.

После трапезы он подарил каждому из детей Робина по золотой монете. Они хранили их всю оставшуюся жизнь,

Когда он покинул замок, многие из людей Робина последовали за ним, вооружившись луками, стрелами, мечами, кинжалами и копьями. Их глаза загорались от мысли, что им опять предстоит дело, даже если многим придется умереть за короля. Лучшей смерти для них не существовало.

Остались только тридцать человек, которые не могли расстаться с Робин Гудом и Марианной, несмотря на то, что с удовольствием последовали бы за королем Ричардом в бой.

Робин наблюдал, как уезжали всадники, и в его душе оживала надежда. Он был уверен, что его приключения еще не закончены.

Еще здравствовали принц Джон и молодой шериф Ноттингема, а пока они живы, у Робина остаются два очень опасных врага.

Все дела принца Джона, даже самые черные, поддерживались шерифом, который оказался значительно более жестоким, нежели его старый дядя.