Поиск

Приключения Робин Гуда Глава 10 Робин встречает Алана - а - Дейля

Робин Гуд внезапно остановился и поднял голову, прислушиваясь к прекрасному голосу, который раздавался в лесу. Он улыбнулся: на фоне очаровательного летнего дня веселый тенор пел о любви, красоте и счастье.

– Вот счастливый человек, – сказал себе Робин. – Какой чудесный голос! Я хотел бы встретиться с его обладателем, если он не сторонник принца Джона, а иначе я пожелаю, чтобы его язык повернулся в горле и задушил его. Насколько я знаю, только один из приближенных короля Ричарда умел так петь.

Через полчаса Робин лицом к лицу столкнулся с молодым человеком и сказал ему несколько приветственных слов. Он увидел, что лицо юноши красиво и приятно, что его освещает счастливая улыбка. Помахав рукой – он преследовал зайца с луком и стрелой в руке – человек направился дальше по лесной тропе, а Робин пошел своей дорогой.

Робин почти забыл об этом маленьком происшествии, когда снова встретился с молодым человеком и испугался, заметив в нем страшную перемену. Его прекрасное лицо посерело, под глазами появились темные круги, которые говорили о том, что он провел множество бессонных и тревожных ночей после того, как они виделись в последний раз.

Обладатель тенора не пел и почти не поднял глаз на Робина, когда они столкнулись на тропинке.

– Я собираю деньги, чтобы отдать их бедной крестьянке, чью лачугу вчера сжег шериф, – сказал Робин. – Все из-за того, что у нее не было денег для выплаты налогов. Теперь у женщины нет дома. Она будет спать в лесной пещере, пока мы не найдем денег, чтобы купить ей хижину, мебель, одежду и еду, в которых она так нуждается.

Молодой человек поднял несчастное лицо, посмотрел на Робина и произнес:

– Господи, я также беден, как и она. Но у меня остались пять шиллингов и обручальное кольцо, которое предназначалось моей единственной возлюбленной. Вчера я должен был жениться на Лорне Демьен, но ее забрали силой, а через несколько часов девушку выдадут замуж за очень богатого и невероятно древнего рыцаря.

– Как вас зовут? – с симпатией спросил Робин Гуд.

– Алан-а-Дейль, – ответил молодой человек. – Я бедный менестрель, который может зарабатывать на жизнь только песней. Лорна любит меня и хочет выйти за меня замуж, хотя у меня нет ни гроша. Я могу стрелять из лука и драться на мечах, но это все. У меня нет ни денег, ни собственности, я потерял должность клерка в Ноттингеме, потому что отказался работать на шерифа.

– Меня зовут Робин Гуд, – сказал человек из Шервуда. – У меня еще больше причин не любить шерифа и его хозяина, принца Джона. Вы говорите, что ваша невеста должна выйти замуж через несколько часов? Мы сможем добраться туда пешком? Место, где состоится брачная церемония, далеко отсюда?

– Мы успеем к началу церемонии, – вздохнул Алан, – но какой в этом смысл? Что мы сможем сделать, даже если посетим собор?

– Одолжите мне свою арфу, – сказал Робин, – я кое-что придумал. А теперь поспешим, пока еще есть время.

Через лес Робин и Алан торопливо пошли в Ноттингемский собор, где Лорну Демьен выдавали замуж за старого рыцаря. Они увидели там множество прихожан, с нетерпением ожидавших появления жениха и невесты.

– Ждите в конце собора, – прошептал Робин Гуд Алану, – спрячьтесь за этой колонной.

Робин накинул коричневый капюшон и расправил плащ, чтобы спрятать лицо и зеленую одежду, затем взял аккорд на арфе и начал петь свадебную песню.

Он узнал епископа из Питербора, который стоял на алтарных ступеньках, хмурясь и нетерпеливо топая ногой. Хотя внешне он мало чем отличался от прихожан, собравшихся в соборе в этот не очень счастливый день.

– Ваше святейшество, – воскликнул Робин Гуд, – поскольку жених с невестой немножко запаздывают, позволите ли вы мне спеть несколько веселых свадебных песен, чтобы развлечь гостей, пока не появится благословенная пара?

– Хорошо, – нетерпеливо произнес епископ, – но вы должны прекратить песню в тот момент, когда приедет жених. А теперь начинайте, потому что люди раздражены из-за задержки церемонии.

Робин взял еще один аккорд на арфе и запел хорошим баритоном, прихожане обрадовались музыке.

Внезапно звуки горнов около собора известили о прибытии жениха, который, опираясь на своего свидетеля, выглядевшего еще старше и немощнее, чем он сам, с трудом поднялся по ступенькам, пристально вглядываясь в глубину нефа.

Они заняли место около алтаря, однако Робин, несмотря на знаки епископа прекратить пение, продолжал песню. Он развлекал публику до того момента, пока не прибыла невеста. Она вошла, опираясь на руку какого-то дальнего родственника. Ее глаза покраснели от слез, а ноги подгибались от слабости.

– Подними голову и прекрати плакать, – сказал ей сопровождающий, – ты ведь не на казнь идешь.

– Это одно и тоже, – вздохнула невеста, останавливаясь около алтаря.

А Робин продолжал громко петь и играть.

– Тихо, менестрель, – закричал епископ, – ты что не видишь, что приехал жених?

– Жениха я не заметил, – возразил Робин, внимательно смотря на него и оглядываясь вокруг. – Я буду петь и играть, пока он не появится.

– Он стоит у алтаря рядом с невестой, – злобно прокричал епископ. – Немедленно прекрати шум.

– Этот старик? – в шоке произнес Робин. – Но он не жених, он дедушка невесты, который нечаянно сел на это место в соборе. Он не может быть женихом такой прекрасной молодой девушки.

– Послушай! – закричал епископ. – Этот пожилой джентльмен – жених, он мой родной брат и собирается жениться на Лорне Демьен. Поскольку родители ее умерли, а я ее опекун, она выйдет замуж за моего брата. Когда ей исполнится двадцать один год, она унаследует огромное состояние, но до этого времени я приказываю ей, что делать. Теперь ты понял?

– Понял и отлично, – язвительно заметил Робин. – Здесь ведь пахнет деньгами? Вот вы и постарались, чтобы ваш брат наложил на них лапу. Могу поспорить, он отвалит вам приличную сумму!

– Как ты смеешь! – вскричал епископ, лицо которого покраснело от ярости.

Робин откинул плащ, сбросил капюшон и подул в рог, уверенный, что его люди находятся поблизости, ибо прежде чем отправился с Аланом в собор, он оставил в лесу прикрепленную стрелой записку. Он видел, как один из членов его отряда выскользнул из-за деревьев и забрал ее.

Внезапно собор наполнился людьми, одетыми в зеленое. Поскольку шериф и большинство его солдат уехали из города, воины Робина были уверены в успехе. Тем не менее, все понимали рискованность операции.

Алан-а-Дейль поспешил к нефу, взял невесту за руку и ласково улыбнулся ей.

– Я отказываюсь совершать обряд, их помолвка не была объявлена! – закричал епископ.

– В этом случае, – прогрохотал голос. – Я сам объявлю ее.

Сказав это, Маленький Джон вышел из-за колонны храма, взял лежавший на одной из подставок стихарь, и, несмотря на явное несоответствие роста, надел его. Затем великан сделал один огромный шаг и к удивлению прихожан очутился на кафедре для проповедей.

Звонким голосом он семь раз прочел объявление и изрек:

– Пусть трех раз недостаточно, но семи должно хватить. Если епископ и теперь отказывается поженить их, у нас есть добрый братец Тук, который с радостью займет его место.

– Ничего подобного, – пробормотал епископ, теребя рясу. – Конечно, я совершу обряд бракосочетания. Почему бы и нет?

Угловым зрением он заметил, что Робин Гуд повесил арфу на плечо, а в руках держит лук. Епископ тут же вспомнил рассказы о том, что Робин умеет натянуть лук и выпустить стрелу в цель быстрее, чем кто-либо живущих на этой земле.

– А теперь начинайте службу, – твердо приказал Робин Гуд. – Иначе вам же будет хуже.

– Хорошо, – сказал епископ, – но вы об этом пожалеете. Мы вам отплатим, и я, и мой старый брат, у которого разбито сердце.

Древний рыцарь отошел к загороженному месту в соборе и устроился на одной из скамеек, причем выглядел он так, будто испытал настоящее облегчение, потому что отпала нужда жениться на молодой и игривой женщине, которая будет мучить и пилить его до конца дней.

Отказавшись от дальнейшего сопротивления, епископ взял в руки молитвенник и начал службу. Прихожане замерли. Потом епископ провозгласил молодых мужем и женой и благословил кольцо на руке невесты.

Когда служба закончилась, счастливая пара под прикрытием стрел Робина и его соратников покинула собор. Они оседлали лошадей, а люди Робина пешком последовали за молодоженами, готовые противостоять любым препятствиям, которые могли возникнуть на пути.

– Какое-то время для вас небезопасно появляться на людях, – сказал Робин, нахмурив загорелый лоб. – А что если вы проведете медовый месяц в Шервудском лесу? Мы будем охранять и опекать вас, а когда все успокоится – поедете домой?

– У меня нет дома, – вздохнул Алан-а-Дейль. – Думаю, ни один жених не был столь плохо подготовлен к браку, как я.

– И у меня теперь тоже нет дома, – сказала невеста. – Я жила у епископа и его жены и их противного старого братца с того момента, как умерли мои родители. Я не могу привести туда мужа, а состояние и дом я получу в наследство еще не скоро. Но если Алан решит остаться с людьми из Шервуда, я последую за ним. Лучше я проживу на свободе в Шервуде всю жизнь, чем попаду под пяту епископа и шерифа. Мои деньги лежали в доме моего друга, и он платил мне за это приличные проценты. Теперь я заберу их при первой возможности. Можете пользоваться моим капиталом, как пожелаете. Он сослужит вам всем хорошую службу.

– Это самый счастливый день в моей жизни, – воскликнул Алан-а-Дейль. – Пожалуйста, верните мне мою арфу, добрый Робин, и я спою свадебную песню.

Так Алан-а-Дейль и его невеста стали жить в Шервудском лесу, им предстояла долгая счастливая жизнь и множество приключений.