Поиск

Приключения Робин Гуда Глава 5 Сборщики налогов

– Отличные деревья, – сказал шериф, потирая похожие на клещи руки. – Принц Джон будет доволен. Но вы, конечно, не получите ту цену, которую дадут в Лондоне, поскольку должны заплатить налоги. Деньги останутся в казне принца, а остальные вам придется выложить из собственного кармана. Ваш долг – две сотни гиней.

Онемев, лесник и его жена растерянно уставились на шерифа. Он же продолжил:

– Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду. Вы должны мне еще двести гиней в счет налогов и обязаны заплатить эту сумму в течение недели, иначе вас ожидают серьезные неприятности. Принц не любит, когда его заставляют ждать.

– Но у меня нет двухсот гиней, – вздохнул лесник. – Мы едва наскребли, чтобы купить провизию на неделю. Каким образом я мог задолжать принцу такую сумму?

– Возможно, я должен был объяснить, – сказал шериф. – Введен новый налог на каждое сваленое дерево. Его будут платить все лесники.

– Но я уже плачу принцу дополнительную ренту за эту часть леса, – осмелился заперечить лесник. – К тому времени, как я выплачу ренту и известные мне налоги, практически ничего не останется. Налоги лишают смысла мою работу.

Шериф холодно посмотрел на него и с издевкой сказал:

– Если ты не хочешь платить ренту и различные налоги, мы можем изменить это. Принц заберет твою часть леса, а ты найдешь другой способ зарабатывать себе на жизнь.

– Заберет у меня землю? – воскликнул лесник. – Он не может этого сделать.

– Он поступал так с другими, – холодно сказал шериф, – и может с легкостью сделать это с тобой.

– Дай мне подумать, – простонал лесник. – Я не знаю, что делать, я даже не знаю, что думать! Шериф сел на лошадь и сказал:

– Я приеду к тебе завтра, сейчас мне нужно спешить, чтобы собрать другие налоги. Как можно больше денег для нашего дорогого принца Джона!

Он пришпорил лошадь и скрылся в лесу в сопровождении двенадцати солдат, охранявших его от врагов, которые могли прятаться среди деревьев.

Прежде чем лесник и его жена успели собраться с мыслями, они услышали скрип колес на ухабистой дороге, и через несколько мгновений из лесу появилась пустая деревянная повозка, запряженная шестью огромными грузовыми лошадьми. Повозкой правил жуткого вида человек, а его помощник выглядел еще хуже.

– Мы приехали за твоими бревнами, – прокричал возчик леснику и соскочил, чтобы начать погрузку.

Когда деревья были погружены, лесник и его жена расплакались, потому что у них забрали прекрасный, добытый с огромным трудом лес. Его украли для ненавистного принца Джона.

– Он ворует мои бревна, – жаловался лесник жене, – да еще хочет получить две сотни золотых гиней. Лучше пойти и утопиться в реке, у нас не осталось никакой надежды на помощь.

– Тише, – сказала жена, – не нужно, чтобы эти люди слышали твои слова, иначе они передадут их шерифу и принцу, и с нами случится нечто более страшное. Людей вешали и за меньшее.

Плача и прижимаясь друг к другу, они стояли и смотрели, как бревна увозили по направлению к Лондону.

– Мы разорены, – рыдал лесник. – Нам не на что больше жить.

Вдруг из леса вышел на дорогу человек, который обратился к ним:

– Я слышал все, что произошло, досточтимый лесник. Не беспокойтесь, мы вам поможем.

Лесник и его жена настороженно посмотрели на мужчину в костюме зеленого цвета, в сердцах затеплилась искра надежды.

– Я уверен, что это – Робин Гуд, – сказал лесник. – Да, конечно, это он! Какое чудо!

– Мы попали в такую беду, – пожаловался лесник. – Что нам делать, добрый Робин?

– Доверьтесь нам, – ласково сказал Робин. – В меру своих сил мы поможем вам. У меня уже созрел план, поэтому возвращайтесь в свой дом и позаботьтесь об обеде, ведь шериф не вернется до завтра. Вот вам немного дичи, поджарьте ее и поешьте в свое удовольствие, а потом поспите, чтобы восстановить силы. Я вернусь, как только вы откроете глаза. А теперь, до свидания.

Робин протянул мясо, которое вытащил из небольшого мешка, висевшего на спине, весело улыбнулся и пошел по дороге, помахав на прощание леснику и его жене.

Он следил за шерифом из-за деревьев, поэтому слышал каждое сказанное слово и теперь радовался при мысли, что сможет свести счеты с принцем Джоном и шерифом. На ходу он вытащил из-под мышки свернутый коричневый плащ, одел его и, чтобы не быть узнанным, накинул на голову и лицо капюшон. Через несколько минут впереди на дороге он увидел лошадей и повозку.

– Эй! – позвал он возчика, который, как сова, уставился на спешившего к нему мужчину. – Эй, я хочу поговорить с тобой, добрый человек!

– Чего ты хочешь? – сердитым голосом прорычал человек, глупо уставившись па Робина.

– Куда ты везешь эти деревья? – спросил Робин. – В Лондон?

– Да, – ответил человек, – в Лондон. Нам предстоит очень длинная дорога, а груз тяжелый. Не знаю, почему нельзя продать деревья па месте. Но вроде у шерифа есть какой-то важный покупатель на юге, поэтому приходится подчиниться его воле. Мне совсем не нравится это путешествие, потому что в лесу полно разбойников, воров и убийц, они есть и на большой Северной дороге, которая ведет в Лондон. У нас не слишком много шансов добраться до места живыми.

– А почему бы вам не подумать о том, чтобы продать эти бревна мне дороже, чем пообещал лондонский покупатель? – спросил Робин, звеня монетами в кошельке. – Впридачу я куплю лошадей и повозку, так как мне нужны сильные животные.

Глаза возчика засверкали от жадности, когда он понял, что сможет положить прибыль себе в карман, отдав шерифу лишь часть денег, полученных за продажу бревен, лошадей и повозки.

– По рукам, – сказал он, слезая с телеги и приказывая сойти помощнику.

Робин Гуд вытащил из кармана кошелек и высыпал в руки возчика блестящие золотые монеты, бросив сверху кошелек.

– Он понадобится вам, чтобы сложить деньги, – сказал Робин, – так что возьмите и кошелек, мне он не нужен. Когда-то мне дали его полным, теперь он пуст и совершенно бесполезен.

Робин забрался на повозку, хлестнул лошадей и тронулся в путь.

Возчики остались на дороге считать золотые монеты. Робин довольно ухмыльнулся, первая часть плана удалась.

Когда-то эти деньги заплатил ему шериф Ноттингема, тогда Робин был еще графом Хантингдонским, но монеты оказались поддельными. Шериф сознательно обманул его. Теперь Робин отплатил ему той же монетой. Он отдал бы многое, чтобы увидеть лицо шерифа, когда тот будет рассматривать фальшивые гинеи и слушать историю возчиков.

Робин заехал далеко в лес и, остановившись, издал звук, который напоминал крик совы. Робин еще не успел распрячь лошадей, как его окружили двадцать человек из отряда. Он быстро рассказал им о случившемся.

– Мы накроем повозку ветками, – сказал Робин, – так, что она будет полностью спрятана, а лошадей отведем пастись на луг. Я хочу, чтобы шесть человек остались для охраны бревен до моих дальнейших указаний. Я свяжусь с вами до ночи.

В это время двое возчиков вернулись в Ноттингем, их провели к шерифу. Когда он услышал их рассказ, его лицо покраснело от ярости. А когда они высыпали деньги на стол, он чуть не захлебнулся от злости, узнав собственные фальшивые монеты.

– Итак, Робин Гуд начал свои проделки в новой роли, – закричал он. – Мне следовало бы послать с вами солдат для охраны деревьев. Дураки, идиоты! Эти монеты – фальшивые и ничего не стоят Мы потеряли бревна, а впридачу – лошадей и повозку. Мне следовало бы выпороть вас, но я вас повешу. Задыхаясь от гнева, дрожа и почти плача от злости, он упал в кресло.

– На рассвете я повешу вас в лесу, – наконец выпалил шериф. – Я не позволю лжецам работать на себя. От вас никакой пользы. Стражник, до казни отведи заключенных в темницу. Пусть их повесят в лесу.

Кое-кто из слуг слышал крики шерифа и имя Робин Гуда. Подобно лесному пожару Ноттингем облетела весть, что Робин Гуд обвел шерифа вокруг пальца. Слухи об этой истории донеслись и до четверых людей Робина, которые пришли в город переодетыми, чтобы купить хлеб и кое-что из провизии. Рассказ о поддельных монетах вызвал прилив радости у всех, кто ненавидел шерифа. Когда он докатился до Робина, он громко рассмеялся.

– Я с удовольствием отдал бы двадцать золотых монет, чтобы увидеть лицо шерифа, когда он рассматривал фальшивки, которые сам дал мне, – хохотал он.

– О! Чудесно!

Деревья в лесу дрожали от смеха, и еще много дней люди довольно хмыкали, вспоминая это происшествие.

– Шериф приказал повесить этих двоих завтра утром в лесу, – сказал Уилл Скарлет.

Вдруг Робин стал серьезным и вскрикнул:

– Он заходит слишком далеко и хочет испортить такую прелестную шутку. Но два поддавшихся на обман дурака не должны платить жизнью за то, что я посмеялся над шерифом. Нам придется спасти их и отослать в безопасное место, может быть, даже в Лондон. Они не посмеют вернуться в эту часть страны и не будут совать нос в наши дела.

На следующее утро небольшая группа людей шерифа вошла в Шервудский лес, таща за собой на веревке двух здоровенных мужчин. По дороге к лесу трусы выли от ужаса, а когда им на горло накинули петли, устроили такую шумиху, что люди шерифа вздернули их и ушли, не дожидаясь последних конвульсий.

От недостатка кислорода у казненных почернели лица, казалось, что смерть наступит с минуты на минуту, но вдруг раздались два звенящих звука, как-будто разорвались струны, веревки лопнули, а мужчины оказались на земле. Дыхание с трудом возвращалось к ним. Еще мгновение, и было бы поздно.

Они еще не успели подняться на ноги, как из лесу появились два человека в костюмах зеленого цвета и стали наблюдать за спасенными висельниками, дожидаясь пока к ним вернется способность стоять прямо, а взгляд приобретет осмысленность.

– Добрый друг послал нас, чтобы спасти ваши жизни, – сказал один из мужчин, одетых в зеленое, – кроме того, он посылает вам деньги. На этот раз они не фальшивые. У нас есть приказ посадить вас в повозку, которая направляется в Лондон. Скоро она выедет на большую Северную дорогу. Приказано также передать, чтобы вы оставались в Лондоне и никогда не возвращались обратно.

– Даю слово, – задыхаясь, проговорил извозчик. – Мы сами рады уехать в Лондон. Подальше от Ноттингема! Подальше от шерифа и его помощников! Мы благодарны за то что вы спасли нас от смерти. Хотя, это самое малое из того, что вы могли сделать, сыграв с нами злую шутку, которая едва не стоила нам жизни. Сначала вы отправили нас с фальшивыми монетами к шерифу, потом украли наши деревья, лошадей и тележку. Но, кто старое помянет, тому глаз вон. Чем быстрее приедет повозка, тем лучше.

Через несколько минут на дороге показалась повозка. Кучер быстро остановил лошадей и, опасаясь захвата и ограбления, с ужасом уставился на людей в зеленом.

– Не беспокойся, кучер, – прокричал один из людей Робин Гуда, – мы не собираемся грабить тебя. Просто хотим, чтобы ты отвез в Лондон двух наших друзей. И хотя у них достаточно денег, чтобы ускорить отъезд, мы заплатим сами.

Сказав это, человек из леса протянул кучеру мешочек с монетами и помог двум мужчинам забраться в повозку. Через несколько мгновений лошади тронулись, и повозка вскоре скрылась из вида.

Позднее шериф нанес визит леснику и его жене. Во всяком случае, он намеревался сделать это, но обнаружил, что хижина закрыта, а ее обитатели отсутствуют.

Он порыскал в ближайшем лесу, но не нашел и следа своих жертв.

Вдруг перед носом его лошади пронеслась стрела. Испуганное животное чуть не сбросило шерифа. Когда лошадь чуть успокоилась, шериф слез с нее, чтобы осмотреть стрелу, и, заметив, что к ней прикреплена записка, злобно зарычал.

В ней говорилось:

«Если ты хочешь получить назад бревна, приходи сегодня ночью к подножью холма Дингл. Подписано защитником всех бедных и угнетенных».

Шериф от злости выругался про себя и сказал вслух:

– Глупая приманка. Но я явлюсь туда и посмотрю, что меня ожидает, а для безопасности прихвачу с собой нескольких солдат. Нет сомнения, это еще одна проделка Робин Гуда.

Ночью шериф поехал к холму Дингл с четырьмя солдатами. Достигнув места встречи, он прокричал:

– Эй, есть здесь кто-нибудь? Я шериф Ноттингема! Я приехал за бревнами, которые мне обещали!

Он внимательно разглядывал гладкий зеленый склон холма Дингл. Вдруг его глаза сузились: он заметил, как надвигается что-то непонятное. Это испугало его лошадь. Она рванула вперед, и шериф оказался на земле. Он приподнялся на разбитом локте и увидел, как лошадь без ездока с бешеной скоростью помчалась в сторону Ноттингема. Жители города наверняка заметят лошадь без хозяина. Он молил Бога о том, чтобы никто не увидел его жалкого возвращения домой.

Лошади солдат поскакали за конем шерифа, увозя потерявших всякий контроль всадников.

Рана оставшегося в полном одиночестве шерифа кровоточила. Однако он смог подняться с земли, с ужасом заметив, как нечто надвигается прямо на него.

По склону катились старые бревна, прогнившие настолько, что на ходу разваливались на куски. Переворачиваясь и подпрыгивая, масса приближалась к шерифу. Он успел отскочить в сторону, и бревна на огромной скорости промчались мимо, однако деревья кишели жуками, древесными вшами и другими насекомыми, так что шериф оказался усыпан пылью и паразитами. Весь в отбросах и червях, злой и испуганный, он стоял на дороге и проклинал весь свет.

Когда шум стих и все успокоилось, шериф посмотрел на вершину холма и увидел нескольких человек, которые покатывались от смеха. Среди них был и Робин Гуд.

– Что ты сделал с моими прекрасными бревнами? – закричал шериф.

– С твоими бревнами? – с издевкой спросил Робин Гуд. – Наверно, ты имеешь в виду бревна, которые украл? Сегодня утром их настоящий хозяин и его жена повезли их в Лондон. Кстати, извозчик и его помощник, которых ты приказал казнить на рассвете, тоже уехали в Лондон.

– Еще одна подлая проделка, – зарычал шериф. – Ты заплатишь за это, Робин Гуд! Я повешу тебя и всех твоих людей, как только поймаю!

– Для тебя это будет настоящим праздником, – прокричал один из друзей Робин Гуда.

– Да, – отозвался Робин, – шериф, ты не умеешь ценить хорошее дерево. Лесник с женой продадут свои бревна моему знакомому в Лондоне за плату вдвое большую той, что давал твой покупатель. За вырученные от продажи леса деньги эта пара сможет купить себе хороший домик на юге страны и будет наслаждаться жизнью до конца дней. Они спокойно заживут там и будут разводить овощи, не боясь, что каждый выращенный ими капустный кочан будет украден для твоего стола, шериф. Сейчас они уже далеко от Ноттингемского графства и приближаются к Лондону, их сопровождают и охраняют люди из моего отряда. И ты ничего не сможешь сделать. А если ты кому-нибудь расскажешь об этом, то над тобой будут потешаться еще больше, чем сейчас, шериф.

Действительно, шериф был бессилен. Даже самому близкому другу он не мог рассказать о том, что Робин Гуд опять выставил его дураком.

Морщась и ругаясь, он повернулся и со слабой надеждой незаметно пробраться в город побрел в Ноттингем, где ему не оставалось ничего другого, как запереться в своей комнате и от стыда спрятать голову под подушку.