Поиск

Приключения Робин Гуда Глава 3 Новый отшельник из Копманхерста

Монах Майкл Тук вымыл усталые ноги в прохладной речной воде, одел сандалии и принялся за еду, которую утром прихватил в монастыре. Хлеб был черствым, мясо – жестким, вода пахла плесенью, но вряд ли можно было рассчитывать на первоклассную еду после страшной ссоры с аббатом, в результате которой его выбросили за мрачные, но надежные стены, где он провел последние пять лет.

Принц Джон почернел от злости, когда монах Тук отказался преклонить колени в знак покаяния и поцеловать ногу принца. Монах не стал выполнять прихоть принца, поскольку всем сердцем ненавидел его. Чтобы спасти собственную шкуру, аббат вынужден был выкинуть Тука из монастыря. Если бы он не оказал уважение Джону, принц повесил бы аббата и забрал бы все богатство монастыря себе.

Вспоминая происшедшее, Тук кипел от гнева, по отдых на берегу реки немного охладил его, он понял, что наконец освободился от строгих монастырских правил и волен идти в жизни своей дорогой.

В Шервудском лесу было необычайно хорошо, и монах чувствовал в себе силы, чтобы справиться со всеми опасностями, которые могут возникнуть на пути. Он опирался на надежный посох, а большой широкий меч, спрятанный под коричневой рясой, служил надежной защитой в схватке с неприятелем. В этот момент монах был готов противостоять любому злу в мире.

Внезапно, откуда ни возьмись, из кустов выскочил кролик, бросился к воде, но неожиданно подпрыгнул в воздухе, ибо стрела поразила его в сердце. Он умер прежде, чем упал на землю.

Монах Тук выпрямился и огляделся вокруг. Шорох в кустах заставил его повернуть голову и он очутился лицом к лицу с самым страшным разбойником, которого когда-либо видел. Мужчина был в лохмотьях неизвестного происхождения, в правой руке он держал лук, изношенный колчан со стрелами висел на плече. Он испуганно уставился на монаха, но потом его грязное лицо осветилось улыбкой, обнажившей два ряда грязных, гнилых зубов.

– Доброе утро, монах! – сказал мужчина высоким пронзительным голосом. – Я отшельник из Копманхерста. Я ищу убитого кролика. Ты его не видел?

– Этот несчастный лежит здесь, потому что одна из твоих стрел пронзила его сердце! Значит ты отшельник из Копманхерста? Ну и ну!

– Это действительно я! – настаивал грязный человечек. – Я к вашим услугам, монах!

– Отшельник из Копманхерста, – все еще не верил монах, – я думал, что знаю всех отшельников в этой части света, но ты мне неизвестен. Когда-то здесь действительно жил отшельник, он был моим добрым другом, но бедняга умер много лет назад.

– Это был мой дядя, – трагическим тоном сказал человек. – Бедный дядя Мендикус, я так его любил! Когда он умер, я занялся его делом, то есть стал отшельником, я имею в виду.

– Неужели? – недоуменно сказал монах Тук. Его брови поднялись так высоко, что почти касались волос, ровно подстриженных вокруг головы. На макушке сияла тонзура. – Я не помню, чтобы отшельник Альфред… имел племянника. Насколько я знаю, у него не было родственников.

– Ну, – запинался мужчина, – он был мне вроде приемного дяди, я, любя, называл его Мендикус, а теперь позволь мне взять кролика, его нужно освежевать, вымыть и положить в котел, иначе у меня сегодня не будет еды.

– Мне так часто хотелось вновь посетить его пещеру, – сказал Тук, поднимаясь на ноги. – Я пойду с тобой и побуду там несколько часов, вспоминая добрые старые времена, которые я проводил с другом. Показывай дорогу, дорогой отшельник! Я последую за тобой со своими нищенскими пожитками. Пошли, дорогой друг, пошли!

Отшельник подобрал кролика и двинулся через лес, а монах Тук последовал за ним.

– Надеюсь, что ты – святой человек и строго соблюдаешь заповеди, – сказал Тук, тащась за мужчиной, хотя с легкостью мог бы обогнать его и пройти путь туда и обратно быстрее, чем отшельник.

– Я настоящий святой, – сказал человек.

– Этот кролик для сегодняшнего обеда? – тихо спросил Тук.

– Да, – ответил человек, собирая орехи и ягоды по дороге.

– Значит кролик предназначен на сегодня? – пробормотал Тук, глядя на человека с подозрением. – Мясо на обед. Ты что забыл, что сегодня пятница, и никто не имеет права есть мясо в святой день? Тебе следовало бы знать это, друг отшельник.

– Ну, – запнулся отшельник. – Я ошибся. Кролик будет на завтра. Из-за старости я становлюсь рассеянным.

Человек не показался монаху слишком старым, но он ничего не сказал.

Отшельнику явно не хотелось возвращаться домой и мужчины, наловив рыбы и поохотившись, добрались до пещеры лишь к ночи. Когда они наконец достигли жилища отшельника, монах Тук устал и разозлился, потому что этот человек был лгуном.

Монах был очень сильным, но грузным человеком и поэтому не любил физических упражнений. Ноги болели от напряжения. Он с радостью присел перед пещерой отшельника и ждал, пока человек приготовит ужин и подаст его.

Еда появилась на удивление быстро. Тук увидел перед собой грязную деревянную тарелку, на которой лежал кусок черствого хлеба и засохший сыр, и кружку, наполненную затхлой водой.

– Это плохая плата за сегодняшнюю охоту, – сказал монах.

– Ничего лучшего я быстро собрать не смог, – ответил отшельник. – Рыба не очищена и не разделана. Это займет время. Если вы подождете, то я приготовлю еду и получше. За плату.

– Ты хочешь взять с меня деньги за еду, которую я добыл сегодня? – возмутился монах. – Неужели ты попросишь деньги и за ночлег? За постель на голой земле?

– Конечно, – ответил отшельник. – Я беден. Неужели не видно?

– Человек не может быть бедным, получая от леса все, – сказал Тук. – Свари мне пару форелей. И поторопись, отшельник!

Человек скорчил отвратительную гримасу, но занялся приготовлением еды, а Тук побрел в пещеру, чтобы осмотреть жилище.

Там было темно и страшно грязно, тощая голодная собака бешено лаяла, как-будто хотела наброситься на него.

– Не беспокойся, собака, – сказал Тук. – Я не трону твои нищенские мешки и свертки, хотя мне и интересно, что там внутри. Тут огромное количество всякой всячины.

Потом Тук пошел к реке и осмотрел привязанную к берегу плоскодонку. Лодка не пропускала воды, по выглядела запущенной и нуждалась в ремонте.

Еду можно было бы приготовить и получше, но она, во всяком случае, была свежей и не пахла плесенью. Тук бросил хлеб и сыр собаке, она схватила их и жадно съела.

К тому времени, как они убрали остатки еды, уже стемнело. Тук бросил еще несколько кусков явно умиравшей от голода собаке, которая виляла хвостом и умоляюще смотрела на него. Она лаяла и рычала на отшельника, будто намеревалась ухватить его за горло, если тот подойдет ближе.

– Когда-нибудь я пущу стрелу в это мерзкое животное, – пробормотал отшельник.

Монах Тук понял, что между хозяином и собакой не было никакой привязанности.

– Думаю, что сегодня я посплю на воздухе, – зло сказал монах. – Здесь и воздух более свежий, да и голову можно положить на ветки.

Он коротко пожелал доброй ночи негостеприимному хозяину, затем отошел на расстояние пятидесяти ярдов от пещеры и расположился в кустах так, чтобы его не было видно и чтобы шум из пещеры, издаваемый ее презренными обитателями, не доходил до него.

Через некоторое время отшельник зажег светильник и сел у пещеры, прихватив с собой кусок сладкого и очень вкусного на вид пирога. Он жадно ел, а у Тука текли слюнки от вида поглощаемой пищи.

Ворча про себя на жадность этого человека, монах уже почти задремал, когда вдруг услышал приближающийся к пещере топот копыт и яростный лай собаки.

Через пару минут он увидел на поляне двух человек и тяжело нагруженного мула. Так называемый отшельник поднялся и поспешил встретить их.

Он показал на место, где по его предположению спал монах; мужчины заговорили тише, и Тук не смог ничего расслышать. Они привязали мула, который стал жадно жевать траву. В мешках были золотые и серебряные монеты, кувшины и тарелки из серебра. Каким-то образом эти люди захватили богатую добычу.

Голодный Тук следил, как мужчины уселись и разложили богатое угощение, оставив котел с супом на огне. От запаха еды собака жадно завыла. Этого монах Тук стерпеть не смог и направился к месту ночной пирушки, отлично понимая, что находится среди воров.

– О! – добродушно воскликнул он. – Здесь как раз то, что мне нужно. Парочка маленьких форелей лишь раздразнила мой аппетит, я присоединюсь к вам, мои дорогие друзья.

Мужчины уставились на рясу монаха, и он понял, что если бы не церковная одежда, они моментально убили бы его. Они бы избавились от него ради того немногого, что он имел. А владел он действительно малым. Пригоршня монет, несколько смен белья, немного еды, святой сан да широкий меч. Он понимал, что они вряд ли позарятся на его библию и молитвенник, но ясно представил, как они бросают в огонь священные книги.

Прежде, чем выйти из укрытия, он взял свой посох и прикрепил под рясу меч, ибо твердо верил, что даже служитель Господа имеет право постоять за свою жизнь. Кроме того, от живого больше пользы, чем от мертвого, что было доказано неоднократно.

Он наклонился для того, чтобы взять холодную козью голень и несколько раз с аппетитом откусил от нее, а остаток бросил собаке, которая тут– же схватила еду. Потом монах взял кувшин с пивом, который мужчины прятали в камнях, и, отлив немного во флягу, сказал:

– Выпьем за здоровье и долгую жизнь короля Ричарда, пусть он и дальше славно правит нами! Да благословит его Бог! – с этими словами монах Тук опустошил кувшин.

– Король Ричард? – задохнулся отшельник. – Пусть сгинет эта никчемная тварь. Он предпочитает оставаться за границей и сражаться неизвестно за что, лишь бы не быть в Англии и не заниматься делами. Мы за принца Джона.

– Это решает все, – воскликнул монах Тук. Он бросил кувшин и тот разбился о камни.

– Я ненавижу принца Джона, – громогласно заявил монах. – Он заставляет своих людей обкрадывать бедных, дабы набить собственные закрома, дабы вольготно есть, пить и развлекаться с женщинами, попусту тратя время и деньги. Я догадался, что все то, что вы собрали в пещере, украдено, и при первой возможности вы переправите это принцу.

Мужчины со злостью вскочили, их руки потянулись к рукояткам мечей.

– Могу поклясться, что он пообещал хорошо заплатить вам за кражу золота и серебра, – возмущался Тук. – Я много слышал о его проделках. Он повесит вас, как только завладеет этими богатствами. Да вы обыкновенные дешевые воришки!

Мужчины без предупреждения вытащили мечи и ринулись в атаку на монаха, который попытался отбиваться посохом. Но после нескольких ударов это простое оружие было сломано.

Думая, что он безоружен, мужчины отошли и стали издеваться над Туком. Но монах вытащил свой меч и избил воров так, как никогда и никто раньше. Вскоре они убежали в лес, позабыв о своих вещах.

– Если вы вернетесь сюда, – кричал вслед монах, – я вас убью или сделаю что-нибудь похуже, например, выдам вас принцу Джону и скажу ему, что вы обманщики. Тогда он повесит вас, вы умрете медленно и мучительно. Если вы вернетесь в пещеру в мое отсутствие, собака разорвет вас, поэтому не торопитесь за золотом и серебром.

Когда монах удостоверился, что разбойники скрылись, он вошел в пещеру. Собака виляла хвостом, преданно смотрела на Тука и лизала ему руки. Тук осмотрел пещеру и нашел там целое состояние из золотых и серебряных монет, столовое серебро и даже немного драгоценностей.

– Робин Фитзут забирает у богатых и. отдает бедным, – радостно сказал Тук,

– вот и я буду поступать также. Эти сокровища были отобраны не у бедных людей, поэтому нужно дождаться случая и использовать их на какое-нибудь доброе дело.

Собака была настроена дружелюбно, и монах понял, что впредь, если возникнет нужда поохотиться или сходить куда-нибудь, можно оставлять сокровища под ее охраной. Никто не осмелится войти в пещеру и украсть что-нибудь, пока пес сторожит ее.

– Я откормлю тебя, и силы вернутся, – сказал он. – И ты станешь самой сильной собакой в мире. Небольшие тренировки завершат дело.

Эту ночь монах проспал у входа в пещеру. На следующее утро он навел в ней порядок, уложив вещи настолько аккуратно, что трудно было поверить. Он накормил животных и отправился к крестьянину, который жил в нескольких милях вверх по реке, чтобы купить у него бобы и корм для мула.

Когда он вернулся, собака сторожила вход в пещеру, все внутри оставалось в неприкосновенности.

После трапезы монах сказал:

– Я назову мула Кисмет, потому что судьба принесла мне богатство, которое он вез на своей спине. А пса – Геркулес, ибо он станет очень сильным.

Этой ночью Тук спал значительно спокойнее, чем накануне. Теперь он отдыхал, так как не сомневался, что Геркулес будет охранять и богатство, и его самого. Никто не сможет подойти незаметно, ибо пес поднимет шум.

Перед тем, как глубоко заснуть, монах думал о важной работе, которую предстояло проделать завтра: нужно было привести в порядок и почистить лодку, чтобы за небольшую плату перевозить путников через реку и иметь от этого некоторый доход. Если же появятся друзья принца Джона, то с них он возьмет вдвойне и к тому же искупает на середине реки.

Действительно, новая жизнь выглядела и счастливой, и благополучной.

Он погрузился в глубокий сон праведника.