Поиск

Проданный талант – Глава XII Повесть для детей Лидия Чарская

- Кажется, она едет, мама!

- Нет, ты ошибаешься, Алеша!

- Да, ты права! Это пастух стадо гонит со стороны станции, а мне показалось - коляска.

Алексей Ратманин, еще бледный и исхудавший после болезни, сидел на балконе дома князя Увалова подле Анны Викторовны, уже успевшей поправиться и загореть за один месяц, проведенный ею с сыном в имении князя.

И матери, и сыну все пережитое казалось тяжелым, но мимолетным сном. Все темное и дурное осталось далеко позади них.

Впереди сияло огромное, неожиданное, яркое счастье.

Князь исполнил свое слово. Он приютил их обоих в своем имении и обещал поместить Алексея в академию, чтобы тот мог довершить художественное образование.

Портрет Лели, написанный Алексеем, висел над постелью князя и напоминал ему поминутно о его новых обязанностях по отношению к нарисовавшему его молодому художнику.

- Как хороша жизнь, мама! - произнес Алеша, вдыхая в себя полной грудью свежий аромат только что распустившихся лип, - как прекрасна и полна жизнь!.. Теперь только я понял это, когда вновь нашел потерянное счастье.

- А не испытай ты тяжелого горя, Алеша, ты бы не сумел оценить всей полноты счастья... - произнесла Анна Викторовна, любуясь значительно посвежевшим и поздоровевшим лицом сына.

Он только молча, в знак согласия, кивнул своей кудрявой головой.

Где-то неподалеку звякнул колокольчик.

- Нюра едет! Непременно она - а я уже боялся, что Марин раздумал и решил оставить ее у себя, - произнес Ратманин, пристально вглядываясь в сторону дороги.

Действительно, вскоре показалась коляска, а из нее выглянуло оживленное личико Нюры.

Через минуту она была уже на балконе и крепко пожимала руку Алеши и его матери, с которой успела познакомиться в Петербурге у постели своего больного друга, говорила оживленно и радостно:

- Ах, как хорошо! Так хорошо, что чудо... Этот дивный сад... И дом... точно замок из сказки... Да и все точно сказка... Этот князь точно добрый волшебник, избавитель, и все... и все так странно, так сказочно.

- Сказка... - произнес задумчиво Алеша, - вы это хорошо сказали, Нюра... и пусть эта сказка будет длиться долго... без конца...

- Да.. да... пусть длится, пока вы не сделаетесь большим, знаменитым художником и не заважничаете перед всеми нами! - звонко засмеялась девушка.

Какая-то птичка шарахнулась в кусты, испугавшись громкого, девичьего смеха.

Анна Викторовна любовно заглянула в лицо сына.

Глаза Алексея, широко раскрытые, смотрели вдаль, тихо сияя каким-то особенным светом...

Новые образы толпились в его голове, сердце наполнялось счастьем, огромным, светлым, сияющим...

А тихий сад пел и дышал перед ними чудною песнью и юною жизнью молодой радостной весны...