Поиск

Орден Жёлтого Дятла Часть 7. Перо попугая Глава 8

Пёрышко тут как тут!

Носишку препроводили на вершину дерева, где она обязана теперь была жить всю жизнь в обществе своего мужа обезьянчика. Педриньо привязали к стволу в ожидании муравьев, которые его должны были съесть. Графа уложили спать на ветке. Этот-то был счастлив. Он видел чудный сон: что Эмилия куда-то девалась и корзинку тоже унесла…

Вот и ночь… Обезьянье племя улеглось, и вскоре на всем участке леса не слышно было ничего, кроме храпа. С ее Дерева Носишке был виден Педриньо, привязанный к стволу.

— Покотекерпики некемнокожкоко, Пекерыкишкоко, окобяказакатекельноко накас, накайдекет! — крикнула она ему.

И не успела она докончить свою фразу на языке «ки», как услышала издали знакомое «кукареку».

— Экетоко окон! — вскрикнула девочка, хлопая в ладоши.

Да, это был он… Перо попугая быстро плыло по воздуху над мчавшимся галопом осликом. Перышко спрыгнул на землю и побежал помочь Носишке слезть с дерева. Обезьяны, поставленные под деревом на страже, спали так крепко, что ничего не заметили.

— Странно, как они спят! — сказала Носишка. — Мы так шумим, а они все спят.

— Понятно! — воскликнул Перышко. — Я им подсыпал столько сонной травы в водоем, где они пьют, что они проснутся не раньше чем завтра после полудня. А что с Педриньо?

— Вон он, его к стволу привязали!

Перышко побежал развязывать мальчика. Потом разбудил графа, который очень огорчился, что ему не пришлось досмотреть сон и надо было опять взваливать на плечи корзинку.

— И Эмилия тут? — спросил он разочарованно.

— Ждет за поворотом. Теперь садитесь все верхом на осла, и поскачем!

— Погодите! — сказал Педриньо. — Я еще с этим обезьянским королем счеты не свел!

Он разыскал среди храпевших придворных Макака XIV, тоже храпевшего.

«Что б с ним такое сделать? А, знаю!» Он вытащил свой перочинный ножик и остриг королю бороду и шерсть на кончике хвоста, приговаривая:

— Вот завтра проснутся обезьянята, и никто не узнает своего короля Макака Банановича! И прогонят твое обезьянское величество палками!…

И, завершив свою месть, Педриньо опрометью бросился бежать и присоединился к остальным.

— Поехали! — крикнул Перышко ослу.

Осел пустился галопом, и не прошло и получаса, как они снова очутились в том месте, где расстались с сеньором Лафонтеном. Они увидели его еще издали: он сидел на том же камне, что и раньше, глубоко задумавшись.

Уставшая от приключений этого дня, горя желанием поскорей вернуться домой, Носишка, не сходя с осла, быстро и сбивчиво рассказала баснописцу о случившемся.

— В следующий раз я все расскажу по порядку. А сейчас не могу. До свиданья, сеньор Лафонтен! Мы еще как-нибудь заедем!

— Куда вы так торопитесь?

— Обедать! — крикнул Педриньо.

— Сеньор Лафонтен, — сказала Эмилия, — имейте в виду, что вы нам очень понравились. Приезжайте к нам на чашку кофе. Ладно? Только наденьте длинные брюки и пиджак, а то тетушка Настасия испугается. Да вы не стесняйтесь! Донна Бента любит гостей, она добрая… Баснописец обещал приехать.

— О ревуар! — крикнула издали Носишка.

— О ревуар! — отозвался сеньор Лафонтен и помахал на прощанье рукой.

Он долго еще смотрел им вслед, сидя на своем камне на берегу реки, а когда ослик исчез вдали за тучей пыли, вздохнул:

— Счастье, имя твое — молодость!