Поиск

Орден Жёлтого Дятла Часть 3. Кот Феликс Глава 5

Граф рассказывает историю.

На следующее утро тетушка Настасия сообщила новость: в курятнике не хватает одного цыпленка. Было двенадцать, а стало одиннадцать.

— Как странно… — удивилась донна Бента.

— Наверно, лисица повадилась или кот какой приблудный, — заметила тетушка Настасия. — А как жалко-то, сеньора, пропал самый большой цыпленок, петушок-то рябенький, знаете?

Когда дети узнали о случившемся, Педриньо сказал:

— Хорошо бы расставить ловушку, а еще лучше — посоветоваться с графом. Он недавно читал книгу про Шерлока Холмса.

Пошли к графу. Он выслушал сообщение и усмехнулся с видом опытного сыщика:

— Предоставьте это дело мне. Я осмотрю место преступления и произведу розыск.

И действительно, граф провел в курятнике целый день. Сначала он исследовал пыль на полу курятника и обнаружил несколько волосков неизвестного происхождения. Потом переговорил с родителями пострадавшего -видным рябым петухом и черной курицей. На следующее утро тетушка Настасия пришла сказать, что пропал еще один цыпленок. Донна Бента расстроилась: так скоро весь курятник унесут.

— Ну, а что же Педриньо? — с досадой сказала она. — Обещал ведь выследить вора.

— Высидеть? — переспросила тетушка Настасия. — Да они с графом все сидят да сидят в курятнике, но покамест никого не высидели.

А Педриньо с графом в это время держали совет.

— Мое мнение, — говорил Педриньо, — что это лиса.

— А я нахожу, что ни о какой лисе здесь не может быть и речи, -отвечал ученый сыщик. — Я все обследовал тщательнейшим образом и нашел некий волос, который явно не принадлежит ни лисе, ни лесной крысе опоссум, ни крысе домашней, обыкновенной.

— Тогда кому же?

— Это мне еще неизвестно. Я должен изучить этот волосок под микроскопом. Изготовьте мне микроскопчик, будьте добры.

— У бабушки есть бинокль. Может, подойдет?

— Должен подойти. Принесите, будьте добры.

Педриньо сбегал в дом и принес бинокль донны Бенты. Граф-сыщик положил волосок под бинокль и долго изучал. Потом произнес:

— Я питаю надежду, что напал на след вора…

— Кто же он?

— Я еще не могу сказать окончательно, но мы имеем дело, повидимому, с животным о четырех ногах из семейства кошачьих. Идите, пожалуйста, играть и оставьте меня одного. Мне необходимо сделать вывод из моих исследований, и полагаю, что к вечеру проблема будет решена.

Педриньо пошел играть, оставив графа погруженным в глубокое раздумье.

День стоял погожий, и донна Бента, сидя на своем низеньком стуле с подпиленными ножками, шила Носишке платье, а Носишка помогала ей вдевать нитку в иголку и вертеть ручку швейной машинки.

А Эмилия? Эмилия покачивалась в своем гамаке на веранде и предавалась воспоминаниям о вчерашнем успехе, как вдруг кот Феликс, проходивший мимо крыльца, присел на задние лапы и, выводя хвостом ленивые зигзаги, так и впился в нее взглядом.

— Чего это вы на меня так уставились? — недовольно спросила Эмилия. — Никогда не видали, что ли?

Кот иронически усмехнулся и промяукал:

— Такой важной, как сегодня, — никогда. Словно какую победу одержали.

Эмилия качнулась в гамаке и пробормотала:

— Завистливый по чужому счастью сохнет…

Кот отвечал с видом высочайшего презрения:

— Этого только недоставало, чтоб знаменитый кот Феликс завидовал тряпичной кукле, которую сшила какая-то старая негритянка…

— Завистливый по чужому счастью сохнет, — повторила Эмилия. — Я-то кукла, а вот вы — самый настоящий притворщик, понятно?

— Почему это?

— Почему это? Да потому, что вы вовсе не американец, и ни в каком небоскребе не родились, и никакой вы не родственник Коту в Сапогах, и никакая акула вас в жизни не глотала. Все это одни сказки. Я очень хорошо знаю, когда человек правду говорит, а когда врет. У меня чутье…

Кот вскочил, заворчал и хотел оцарапать Эмилию. Но Эмилия завопила так громко, что испугала Носишку.

— Что случилось, Эмилия? — спросила Носишка, подбегая. — Чем ты так взволнована?

Эмилия выпрямилась в своем гамаке и гневно указала на кота:

— Этот хулиган хочет меня оцарапать! Свинство какое, а?

— Да почему? Из-за чего вы поссорились?

Эмилия еще больше выпрямилась.

— Он умирает от злости, что провалился со своей историей, и завидует моему успеху. А так как я сказала, что он не американец, и не родственник Коту в Сапогах, и никакая акула его не глотала, то этот осел хотел меня оцарапать. Гиппопотам и больше никто!…

Кот повернулся к Носишке:

— Вы сами слышали, как она меня оскорбляет. Если я гиппопотам, то кто же она, скажите на милость? Обезьяна?…

Это было уже слишком. Эмилия ринулась к коту Феликсу, схватила его за подбородок и стала так трепать, что даже вырвала один волосок. Носишка разняла дерущихся. Кот был вынесен в сад, а Эмилия осталась одна на веранде, обдумывая план мести: она была так возбуждена, что вслух говорила сама с собой. Тут-то и появился граф.

— Сеньор граф, — окликнула его Эмилия, — послушайте, прошу, историю моей ссоры с котом Феликсом!

Граф сел рядом с ней в гамак и выслушал всю историю от начала и до конца. Когда дошли до волоска, который Эмилия вырвала у кота, граф осведомился:

— А где волос? Я сейчас как раз занимаюсь исследованием волосяного покрова некоторых животных, и мне было бы очень интересно познакомиться также и с этим волосом.

Эмилия открыла коробочку, где был спрятан кошачий волос, и отдала его графу со словами:

— Берите, только потом отдайте. Я хочу сохранить этот гадкий волосок на память о моей битве с этим хулиганом… этим… — Эмилия задохнулась.

Граф бережно взял волос и отправился изучать его с помощью бинокля донны Бенты.

Когда настал вечер и тетушка Настасия зажгла лампу в столовой и сказала: «Пора, милые!» — и все уже уселись на свои привычные места, пришел и граф. Но, прежде чем лезть в банку, он приблизился к тетушке Настасий и тихонько сказал ей на ухо:

— Возьмите метлу и поставьте ее вблизи от себя.

Старая негритянка нашла эту просьбу очень странной и потребовала объяснений.

— Я не могу ничего объяснить, — отвечал граф, — но прошу вас выполнить мое распоряжение. Поставьте метлу поближе от себя, потому что весьма возможно, что, после того как вы услышите историю, которую я расскажу, возникнет необходимость кое-что отсюда вымести…

Тетушка Настасия принесла метлу и поставила ее возле себя, хотя никак не могла понять, зачем это все-таки нужно. Когда эпизод с метлой закончился, Эмилия объявила:

— Слово имеет сеньор граф де Кукурузо.

Граф выпрямился в своей банке, откашлялся и начал:

— Уважаемые дамы и господа!

Кот Феликс натянуто усмехнулся:

— Это не называется история, сеньор граф! Это скорее речь или доклад, если хотите… В этом доме любят критиковать других, но я вижу, что рассказывать истории здесь все-таки никто не умеет.

Это был прямой намек на Эмилию, и она нервно заерзала на своем стуле, готовая уже ответить какой-нибудь дерзостью, однако Носишка успокоила ее. Граф не смутился этим отступлением. Он ограничился тем, что бросил на кота грозный взгляд и произнес:

— Нет, это не речь и не доклад, сеньор кот! Это нечто другое, а что это такое, вскоре объяснит вон та сеньора метла, которая находится возле тетушки Настасий!…

Все в крайнем испуге взглянули на графа, не понимая, что означают его слова. Но граф не счел нужным ничего пояснять и продолжал:

— Уважаемые дамы и господа! История, которую я вам расскажу, не была мною прочитана ни в какой книге; она является плодом моих собственных научных исследований, результатом долгих раздумий и тщательных математических выкладок. Я провел две ночи без сна, составляя эту историю, и надеюсь, что все присутствующие должным образом оценят мои усилия.

— Конечно, конечно, — быстро сказала Носишка, — но выкладывайте же все поскорее.

— Жил-был однажды некий кот, — начал граф, — и был это кот без всякого воспитания, кот, не имеющий никаких заслуг и обладающий весьма дурными наклонностями. Если бы он был котом порядочным и культурным, я бы с превеликим удовольствием сообщил здесь об этом, но, к сожалению, он не являлся таковым. Этот кот был, как говорится, «на руку нечист», то есть, иными словами, был вором, и никто не желал иметь с ним никакого дела. В доме, где он родился, вскоре разгадали его дурные наклонности и выгнали его на улицу, задав при этом хорошую трепку. Кот еле унес ноги и поселился в другом доме, находившемся очень далеко от первого, сказав, что его прежний хозяин умер, и отрекомендовавшись лучшим в мире охотником на мышей. Все поверили словам лгуна и разрешили ему остаться. Но этот кот был настолько нахален, что, вместо того чтобы исправиться и переменить образ жизни, продолжал заниматься мародерством. В первую же ночь, проведенную им в новом доме, он отправился на кухню и украл кусок мяса, который кухарка хранила на завтрашний день. Украл и не почувствовал никаких угрызений совести, даже когда кухарка взвалила вину на бедную девчонку негритянку, прислуживавшую в доме, и побила ее палкой.

— Ну, я б ему задал!… — воскликнул Педриньо. — Я б в него так запалил из рогатки, что у него бы звезды из глаз посыпались…

— В конце концов, — продолжал граф, — в этом доме также вывели его на чистую воду и выставили за дверь.

И он бежал и решил податься в такое место, где много цыплят. Он нашел такое место и поселился там. Но хозяин заметил, что число цыплят катастрофически падает, что каждый день исчезает два, а иногда и три цыпленка, и сообщил жене, что намеревается нанять собакуищейку, чтоб она по ночам стерегла курятник. Кот-вор подслушал эту беседу и ушел. И шел, и шел, и шел, пока не нашел другой дом, где жили две старушки и двое детей, один ребенок мужского пола и другой — женского.

— Какое совпадение! — воскликнула Носишка. — Похоже на бабушкин дом…

— Он избрал этот дом, — продолжал граф, — и втерся в доверие к хозяевам с самой наглой бесцеремонностью, уверяя, что он из благородной кошачьей семьи, что он родился за границей, и так далее.

Эмилия взглянула на кота Феликса:

— Верно, ваш родственник. Много сходных моментов…

— У меня нет родственников такого пошиба! — отвечал кот с гордостью. — Этот кот-вор скорее приходится родственником какойнибудь сеньоре кукле.

— Продолжайте, сеньор граф, — сказала Носишка.

Граф снова откашлялся и продолжал:

— Этот кот-вор остался жить в указанном домике. Все обращались с ним крайне ласково и любовно, но, вместо того, чтобы проникнуться благодарностью к своим новым хозяевам за все оказанные ему знаки внимания, он попытался и здесь продолжать свою кошмарную кошачью карьеру. Он пошел в курятник и съел рябого петушка…

Граф сделал паузу и в упор посмотрел на кота Феликса, но кот выдержал взгляд графа с презрительным спокойствием. Граф продолжал:

— Он съел этого несчастного, который был совсем юн и очень хорош собою. На следующий день был съеден другой петушок…

Но тут кот Феликс поднялся, возмущенный.

— Сеньор граф оскорбляет меня! — выкрикнул он. — Этими взглядами в мою сторону он, очевидно, хочет сказать, что я и есть этот кот-вор!…

Граф выпрыгнул из банки и разразился:

— Да, вы и есть! Правильно! Вы и есть кот-вор, слышите, разбойник! Вы и рядом не лежали с котом Феликсом! Вы самый заурядный цыплячий хапуга!

Какой тут поднялся переполох! Все вскочили, не зная, за что хвататься. Кот Феликс, совершенно вне себя, взвыл каким-то некошачьим голосом:

— Докажите, если можете! Докажите, что это я съел ваших цыплят…

— Докажу немедля! — взвизгнул граф. — Доказательства у меня в кармане!

И с этими словами он вытащил из кармана два кошачьих волоска.

— Вот доказательства! Этот волос я нашел в курятнике, на месте совершенного преступления, — он был еще запятнан кровью невинной жертвы. А этот второй волос должен быть вам памятен, мерзавец! Сеньора Эмилия собственными ручками выдрала его из вашей морды! Вот мои доказательства. Кто хочет, может, пожалуйста, обозреть оба волоса с помощью бинокля донны Бенты. Они абсолютно идентичны! — Граф особенно громко выкрикнул это ученое слово. — Идентичны даже по запаху. Оба пахнут котом-вором!…

Доказательства были ошеломляюще неоспоримы. Тетушка Настасия, схватив в руки метлу, с яростью ягуара двинулась на самозванца. Бандит вскочил на подоконник, выскочил в окно и исчез в ночной темноте, зловеще мяукая.

— Браво! Да здравствует граф! — закричали все хором. — Браво! Браво!…

Тут все принялись поздравлять графа, обнимать, целовать… Даже Эмилия, хотя очень стеснялась, но все-таки набралась храбрости и неловко поцеловала графа в голову. Донна Бента взяла слово:

— Вот видите, как мы были несправедливы к нашему бедному графу только потому, что он заплесневел и стал такой некрасивый. События сегодняшнего вечера окончательно доказали, что он настоящий ученый и его наука может принести пользу. Мы должны гордиться тем, что у нас в доме есть такой мудрец. С этого момента я сама буду о нем заботиться. Я вылечу его от плесени и назначу управляющим нашим хозяйством.

Часы пробили десять, и, пока дети укладывались, донна Бента взяла графа и спрятала на своей полке с книгами, между «Арифметикой» и «Алгеброй».