Поиск

Глава XII. Кому это снилось — Алиса в Зазеркалье — Льюис Кэрролл

— Ваше черное величество, не мурлыкайте так громко, — сказала Алиса, протирая глаза и обращаясь к котенку почтительно, но строго. — Вы разбудили меня. А мне снился такой... ах, такой прелестный сон. И ты была со мной, Китти, все время, пока я была в Зазеркалье. Ты это знаешь?

Это очень неудобная привычка у котят (Алиса как-то это заметила). С чем бы вы к ним ни обратились, они все мурлычат. Неужели они не могут мурлыкать, скажем, вместо "да" и мяукать вместо "нет", ну или как-нибудь там иначе. Можно было бы с ними разговаривать. А то не угодно ли разговаривать с особой, которая отвечает вам всегда одно и то же?

Котенок только замурлыкал и на эти слова Алисы, и совершенно невозможно было догадаться, что собственно хотел он сказать — да или нет?

Алиса разрыла шахматные фигуры на столе и нашла Черную Королеву. С Черной Королевой в одной руке и с котенком в другой она стала на колени на ковре у камина и ткнула их нос к носу, друг с другом.

— Ну, Китти! — воскликнула она, с торжеством хлопая в ладоши. — Признайся теперь, что это ты была Черной Королевой. Ну, посиди, милочка, минуту прямо... И делай реверансы, пока ты не придумаешь, что отв... что промурлыкать. Это сберегает время — помнишь?

И Алиса подняла Китти и поцеловала ее. Как же, ведь она была Королевой.

— Снежок, мой дусик, — сказала она оглянувшись на белого котенка, который все еще терпеливо подвергался операции облизывания. — Когда же Дина кончит мучить тебя? Вот почему ты был такой замарашкой в моем сне. Дина! Ты знаешь, что ты облизываешь Белую Королеву? Очень непочтительно с твоей стороны.
— А во что же превратилась Дина, не понимаю? Скажи, Дина, это не ты была Ванькой-Встанькой? Ты?

— Кстати, Китти, если бы ты действительно была со мной в моем сне, там была одна вещь, которая бы тебе наверно страшно понравилась бы... Я там столько стихов наслушалась, и все про рыб. Завтра утром у вас будет настоящее представление. Когда вы будете завтракать, я вам прочту "Тюленя и Плотника". И вы сможете вообразить себе, что вы едите устриц на завтрак, дусик.

— Послушай, Китти, чей же это все-таки был сон? Это очень серьезный вопрос, дусик, — и нечего тебе лизать лапку... словно бы Дина не умыла тебя сегодня утром. Ты понимаешь, Китти, это ведь был или мой сон, или Черного Короля. Он был частью моего сна, конечно, но ведь, тогда и я была частью его сна. Как ты думаешь, Китти, это был сон Черного Короля? Ты была его женой, так ты должна знать, дусик. Ну, Китти, скажи же... Подождет твоя лапка!

Но Китти, оставив облизывать свою лапку, принялась немедленно за другую и притворилась, будто не слышала вовсе вопроса.

Чей это был сон, как вы думаете?

———

Июльский вечер на реке...
Скользим мы в легком челноке...
Горят заката краски.
Как любо детям, вижу я,
Внимать, дыханье затая,
Словам волшебной сказки.
Закат тот отсиял давно,
Все отзвучало, все темно,
Июль убит морозом...
Но часто вижу я тайком
Алису в странном мире том,
Доступном только грезам.
И вновь мы по реке скользим...
И вновь вниманьем молодым
Зажглись детишек, глазки...
Они готовы — вижу я —
Внимать, дыханье затая,
Словам волшебной сказки.
Мы все в Стране Чудес живем —
В мечтах, в прекрасном сне своем...
Дни гаснут: вянет лето...
Мы-ж все плывем в потоке том,
В сияньи медля золотом...
Но жизнь — не сон ли это?

КОНЕЦ