Поиск

Динка Часть 3 Глава 16 «Отворите мне темницу…» — Валентина Осеева

На следующий день было воскресенье.

Динка проснулась с таким легким, праздничным ощущением, как будто за спиной у нее за ночь выросли крылья и сейчас прямо с постели они вынесут ее через раскрытое окно на улицу и понесут, понесут по городу все дальше и дальше – в леса, поля и рощи… Вот бы удивились птицы, когда бы среди них появилась летающая девочка. Но крыльев не было, зато были крепкие, быстрые ноги. Динка вскочила и побежала умываться.

– Мама! Что мне надеть? Ведь я уже на каникулах! Дай мне простое платье.

Пока мама искала летнее платье, Леня сообщил Динке по секрету, что ей готовится подарок.

– Только помни, Макака, если мама спросит, чего ты хочешь, так не говори про велосипед, это вещь дорогая, мама все равно не сможет купить, а только огорчится. Поняла?

Динка нехотя кивнула головой. Она уже давно-давно – ей казалось, что прямо с первого дня своего рождения, – мечтала о велосипеде. Сначала о трехколесном, потом о двухколесном… Видно, уже никакого ей не перепадет до самой старости. Ну, нельзя так нельзя, она и просить не будет. У нее есть другая просьба… Если б мама согласилась, это был бы самый ценный подарок. И никаких денег он не стоит…

– Что же это такое? – встревожился Леня, но Динка только засмеялась.

– Диночка! – крикнула из столовой Марина. – Иди пить чай!

В воскресенье Вася приходил с самого утра. В столовой собиралась вся семья. Никто никуда не спешил. Это было веселое семейное чаепитие.

– Айдате все сегодня гулять! – говорила Динка, склонив набок голову и щуря веселые синие глаза. – Айдате все вместе!

Но у взрослых всегда есть дела. У каждого свои. Алина собиралась к подруге; Мышка – в библиотеку; Вася и Леня – заниматься…

– А зато мы с тобой сейчас пойдем на Крещатик и купим тебе подарок! – торжественно сказала мама. – Подумай заранее, что ты хочешь: книгу или игрушку? А может, красивый альбом с картинками?

«Велосипед…» – хотела было сказать Динка, но, взглянув на Леню, сдержалась и, смутившись, махнула рукой:

– Мне ничего, ничего этого не надо, мама. Никаких книг, никаких вещей…

Динка вскочила, прижалась щекой к плечу матери, обняла ее за шею:

– Подари мне другое, мама…

За столом стало очень тихо, и все смотрели на Динку: Леня строго и тревожно, Мышка с нежностью и любопытством, Алина просто выжидательно, а Вася, проникшийся к Динке уважением за ее пятерки, с дружеским участием.

– Не бойтесь, не бойтесь! – замахала руками Динка. – Я знаю, что у нас мало денег… Я не прошу велосипеда… Я прошу… Я хочу…

Динка запуталась и замолчала.

– Ну, говори уж… Что за тайна у тебя? – подбодрила ее мать.

– Скоро уже лето… – медленно начала Динка, – будет очень жарко… Пусть Леня острижет меня наголо, чтоб под рукой волосы кололись, ладно?

– Что? Что? Остричь? Чего она просит? – удивленно переспросили за столом.

– И только-то? – усмехнулась мать.

– Нет, подождите… Я хочу, чтобы ты, мама, позволила мне гулять, где я хочу, и чтоб никто меня не ругал… А я буду уходить на солнышко, я обещаю нигде не утонуть, нигде не заблудиться и под трамвай не попасть… Я все, все обещаю, только отпустите меня!

– Это очень серьезный вопрос, Дина, – взволнованно сказала мать. – Это надо обсудить со всех сторон.

Алина неодобрительно молчала, Мышка с тревогой глядела на сестренку.

– Это что же выходит? – сдвинув брови, сказал Леня. – Обрей ее наголо, как мальчонку, и пусти на все четыре стороны?

– Да-да! – обрадовалась Динка. – На все четыре стороны! И каждый день так… Я сама уйду, сама приду! Хорошо, мама? Мамочка?..

– Нет, подожди, Дина… Надо найти какое-то другое решение, – задумчиво сказала Марина.

За столом все замолчали.

Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Долгогривую девицу,
Чернобрового коня… –

неожиданно запел Вася, прикрывая газетой смеющееся лицо. Он часто спорил с Мариной относительно неправильного, с его точки зрения, воспитания Динки и теперь с интересом ждал, как она выйдет из затруднительного положения. Для него не было никакого сомнения в том, что Динку одну можно выпускать только во двор.

Долгогривую девицу,
Чернобрового коня… –

нарочно путая слова, насмешливо тянул Вася.

– Не торжествуйте, не торжествуйте, Вася! Вчера все ваши предсказания с треском провалились! Как бы не было так и на этот раз!.. – ядовито сказала Марина и обернулась к Динке: – Ты уже большая девочка, и если ты дашь мне слово ограничить свои прогулки теми улицами, которые я тебе укажу, то я соглашусь отпускать тебя… И еще: ты должна быть всегда дома к обеду. Поняла?

– Поняла… И я дам тебе слово, мама. Я уже большая девочка. Но если вдруг я нечаянно зайду немного подальше, ты не будешь на меня сердиться?

– Нет, я не только буду сердиться, я раз и навсегда запрещу тебе всякие прогулки без провожатого, так что помни об этом!

– Ну, и стричь тебя мы не будем, – добавил Леня. – С какой это стати ты станешь гололобой? Я сам буду твои косы заплетать, чтобы росли, как у мамы…

– Долгогривую девицу… – насмешливо тянул Вася, постукивая пальцами по столу. – Эх, и драл бы я тебя с утра до вечера за все эти выдумки! – добродушно сказал он, вставая. – Пойдем, Леонид!