Поиск

Динка Часть 2 Глава 57 Два выстрела — Валентина Осеева

«Что же я стою? – вспоминает вдруг Алина. – Ведь сейчас самое главное… Здесь Костя, он что-то рассказывает… Надо обойти дом…»

Девочку уже не пугает темный сад. Одно присутствие Кости вселяет в нее бодрость и отвагу. Пригнувшись и зорко вглядываясь в темноту, она медленно двигается вдоль террасы… За углом, в нескольких шагах, мамино окно… Алина осторожно заглядывает за угол… и ноги ее прирастают к земле. Узкая, как ниточка, полоска света пробивается сквозь плотно задвинутые занавески, и, словно в горячечном тумане, Алина видит знакомое вытянутое лицо… Собрав все силы, девочка тихо пятится назад, она не смеет повернуться, не смеет вздохнуть… Путь до ступенек террасы кажется ей нескончаемым; пригнувшись к самому полу, неслышно добирается она до комнаты матери и, осторожно приоткрыв дверь, лицом к лицу сталкивается с Костей…

Сердце ее останавливается, побелевшие губы не произносят ни одного звука. Но ужас, застывший в глазах девочки, и слабое движение руки, указывающей на окно, красноречивее слов. Отодвинув со своего пути Алину, Костя бросается на террасу и прыгает через перила в сад. Оцепенев от неожиданности, Катя остановившимися глазами смотрит ему вслед. Марина молча втаскивает в комнату девочку.

Глухой стук оконной рамы и шум борьбы достигает их ушей. Катя, очнувшись, выбегает на террасу… Гулкий и резкий в тишине звук выстрела встряхивает дом. В комнате дребезжат стекла. Марина толкает девочку к детской.

– Иди к детям! – торопливо бросает она ей, исчезая за дверью.

Но Алина не двигается с места; за окном слышен топот убегающих ног, треск ломаемых веток…

– Мамочка… мамочка… – жалобно доносится из детской, и Мышка, сонная, в одной рубашке, протискивается в дверь.

Алина обнимает сестру и уводит ее обратно.

– Ложись, ложись… Это гроза… – укладывая ее в постель, торопливо шепчет Алина.

– Что-то так сильно ударило… – закрывая глаза, бормочет сонная Мышка…

– Это гром… Не бойся… Спи, спи… – укрывая ее одеялом, дрожащим шепотом уговаривает Алина.

Мышка покорно закрывает глаза… Рядом на постели, разметавшись в богатырском сне, сочно всхрапывает Динка…

Уложив сестру и убедившись, что она спит, Алина выходит в комнату матери. Катя в немом отчаянии стоит, прислонившись к притолоке двери…

– Помни о главном… Мы еще ничего не знаем… – строго говорит ей Марина, закрывая на ключ дверь. – Помни о главном, Катя… – повторяет она, сжимая плечи сестры.

Катя, бессильно уронив руки, опускается на кровать.

– Алина, – говорит мать, замечая девочку, – иди спать, я сейчас приду к тебе.

Алина послушно идет в свою комнату и, не раздеваясь, ложится на постель.

Марина заглядывает в детскую, выходит на террасу: остановившись на ступеньках, слушает глухие отдаленные раскаты грома, торопливо проходит в палатку, тушит свет и, возвращаясь к сестре, тихо говорит:

– Сейчас могут прийти. Возьми себя в руки. Где второй ключ от флигеля?

– Под крыльцом справа… Я пойду, я все сделаю, не беспокойся… – чужим, безжизненным голосом отвечает Катя.

Марина порывисто обнимает сестру:

– Катя… родная… Сейчас это главное. Я все понимаю, но надо спасти Николая… Меня могут арестовать…

Катя вскидывает на нее черные сухие глаза:

– А если… и меня?

– Тогда пусть идет Алина. Я сейчас скажу ей, где ключ… – твердо говорит Марина.

Катя молчит… Глухой отдаленный звук второго выстрела доносится с Волги. Катя со стоном хватается за голову.

– Марина! У Кости нет револьвера… Это стреляют в него… – задыхаясь, шепчет она.

– Будем ждать… полчаса, час… – словно окаменев от тревоги, твердо повторяет Марина. – Помни о главном…

Катя помнит, но сейчас главное для нее – это жизнь Кости… Марина уходит, потушив свет. Она проходит в комнату Алины и, ложась рядом с дочерью, обнимает ее худенькие плечи.

– Алиночка! К нам могут сейчас прийти… – шепчет она.

– Я ничего не слышала, я спала… – тихо отвечает девочка.

Марина гладит ее холодные руки.

– На время… может, на несколько часов… нас с Катей могут увести, – с трепещущим сердцем предупреждает Марина и, чувствуя, как дрожат тонкие плечи девочки, замолкает…

Но Алина поднимает голову и, прижимаясь к уху матери, тихо шепчет:

– Я все знаю… Я пройду к флигелю… Отведу к Никичу…

– Ключ под крыльцом… справа… Запомни: справа под крыльцом…

– Не бойся, мама…

Марина молча сжимает руку дочери.

У калитки слышен громкий стук.

– Кто стрелял? – кричит ночной сторож. – Это у вас стреляли?