Поиск

Сказка Жаб Жабыч Сковородкин Глава семнадцатая Большой побег из сарая и стычка в симферопольском аэропорту Успенский читать

Поздно вечером фотограф Стенькин прикатил Жаб Жабыча на тележке к сараю. Он поставил перед ним миску с объедками из ресторана "Ливадия", потрепал его по голове и сказал:
- Отдыхай, усталый друг мой. А я пойду еще поработаю.
Он запер сарай на большой висячий замок и ушел ужинать и спать. Когда в его комнате погас свет, Владик тихонько открыл окошко в сарай и забрался туда. Уставший Жаб Жабыч дремал на сене с клешней краба во рту.
В неярком свете луны блеснула яркая слеза у него на длинных ресницах.
- Жаб Жабыч, - тихо позвал Владик. - Жабчик!
Жаб Жабыч повернул к нему лицо и даже засветился весь целиком от радости.
- Владик, - сказал он, - ты тоже здесь на "Мерседес" зарабатываешь?
- Нет, - ответил Владик. - Я приехал тебя спасать.
Тут в окошко залезли другие ребята, в том числе Вова, и они провели с Жаб Жабычем агитационную беседу.
Они рассказали ему, как фотограф Стенькин его эксплуатирует.
Как он его обманывает и как плохо кормит. И впервые в жизни Жаб Жабыч почувствовал, что он сердится. В нем стал вскипать гнев. А так как Жаб Жабыч был практически хладнокровный, гнев в нем вскипал очень медленно. Примерно на два градуса в час.
Потом ребята залезли под одеяла, а Вова ушел спать домой. Он положил под подушку будильник, с тем чтобы разбудить ребят ровно в пять часов утра.
* * *
Когда человек с руками в карманах плаща сказал Ивану Пистолетову, что он арестован, Иван был просто потрясен.
- Как арестован? Как так арестован? - закричал он. - Я же сам из милиции.
- А вот мы сейчас разберемся, откуда ты, - сказал плащевой человек. - А ну, вперед!
Ивана Пистолетова отвели в специальную комнату на почте, и главный почтовый (а может, не почтовый) начальник спросил:
- Объясните, для чего вы собираетесь приобрести четыре пистолета и у кого?
- Какие четыре пистолета?! - закричал инспектор.
- А вот какие! - зловеще сказал начальник. - Это ваша телеграмма? - Он показал телеграмму, которую Иван только что отправил своему руководству.
- Моя.
- Здесь черным по белому написано: "Прошу срочно выслать деньги для приобретения четырех билетов и пистолетов".
- Не "и пистолетов", - сказал Иван, - а "И, точка, Пистолетов".
- Вот я и говорю, - сказал начальник, - пистолетов и точка.
- И. Пистолетов - это я! - закричал инспектор. - Это моя фамилия такая: Иван Пистолетов.
Начальник почты никак не мог поверить, что у человека может быть такая необычная фамилия. Вот, например, у него, у начальника почты, простая фамилия: Сосновский. У его заместителя фамилия еще проще: Подсосенский. А чтобы фамилия была Пистолетов, такого быть не могло. Поэтому Ивана Пистолетова продержали под пистолетом в милиции до самого утра.
И только утром, когда из Москвы пришел ответ на запрос, участкового инспектора Ивана Пистолетова отпустили.
- Вы же мне всю операцию сорвали! - кричал он на ялтинскую милицию. - Где я теперь буду искать фотографа Стенькина с его дрессированной жабой?
- Та ладно, та не переживайте вы так, - успокаивал его начальник, смягчившись. - Та не убивайтесь. Мы вас мигом довезем до того Стенькина. Ялтинская милиция все про всех знает. Через пять минут будете у того сарайчика, где той москаль свою скотинку держит.
И точно, Ивана Пистолетова посадили на мотоцикл и повезли вверх по дороге в сторону улицы Школьной, дом 1.
Вова Новиков разбудил ребят и Жаб Жабыча вовремя, как договаривались, в пять часов утра. Они быстро вскочили, погрузили Жаб Жабыча в его рабочую тележку и поехали со двора.
Было тихо. Только где-то вдалеке на подъеме надрывался мотоцикл и вовсю блеяла глупая пуховая коза на балконе.
- И чего она орет как ненормальная? - спросила Люба Кукарекова. - Всех людей перебудит.
- Она Жаб Жабыча не любит. Она боится, что он к ней на балкон запрыгнет и все сено съест. Ну все, до свиданья.
Как только ребята вышли с Жаб Жабычем на асфальт, к ним подлетел милицейский мотоцикл.
- Ага, попались! - сказал им инспектор Иван Пистолетов.
- Ой, дядя Ваня участковый! - радостно закричал Владик. - Вы тоже здесь?!
Мальчик и решительный милиционер стали обниматься.
- Он что, тоже на "Мерседес" зарабатывать приехал? - тихо спросил Жаб Жабыч Любу Кукарекову.
- Не знаю. Но мы от него на орехи заработаем! - так же тихо ответила Люба.
- Я орехов не ем, - сказал ей Жаб Жабыч. - Лучше, чтоб на креветки заработали.
* * *
В аэропорту города Симферополя шла посадка на самолет, следующий рейсом 10–11 в 11–10 на Москву. Жаб Жабыч и трое детей ждали инспектора с билетами и ели пирожки на лавочке в скверике.
Вдруг возник фотограф Стенькин.
- Ага, попались, - злорадно сказал он. - Хотели моего напарника украсть, моего друга! Отдавайте!
- Он у вас не напарник. Он у вас раб! - смело сказал Владик Устинов.
- Мы его вам не отдадим! - добавил Витя Верхотурцев. - И не мечтайте. Это наш друг.
- Я сейчас позову милицию, - заявил фотограф Стенькин. - Она вам покажет!
- Не надо звать милицию. Я и есть милиция! - сказал подоспевший инспектор Пистолетов. - Они вам его не отдадут.
Он показал Стенькину удостоверение.
- Тогда я мафию позову, - сказал Стенькин.
Из кустов вышел здоровый хрен с чугунным затылком и в кожаной куртке.
- Не надо звать мафию. Я и есть мафия. Кто тебя обижает? - спросил он фотографа.
- Вот эти, - показал фотограф на детей и милиционера.
- А ну пошли отсюда вон! - приказал громила. - А то как дам по башке! - Он достал из штанов гантелю.
- Руки вверх! - приказал Пистолетов и направил на бандита красное удостоверение.
Бандит размахнулся гантелей. Еще секунда - и инспектор упал бы на землю без сознания (но с огромной шишкой). Тут сверкнула зеленая молния, и гантеля была вырвана из рук хулигана. Это Жаб Жабыч стрельнул в него своим клейким языком.
Бандиту не повезло. На его несчастье, сегодня ночью Жаб Жабыч впервые в жизни начал сердиться. В нем стал возникать и вскипать гнев. К моменту прибытия в аэропорт гнев кипел уже на полную катушку.
- Ах ты, пучеглазое чучело! - крикнул бритоголовый. - Да я тебя!
Он схватил двумя руками лавочку и поднял ее над головой. (Люба едва успела с лавочки спрыгнуть.) Тут же ему прямо в лоб влетел тяжелый резиновый кулак языка Жаб Жабыча.
Жулик рухнул на землю. Мозгов у него было не очень много, но, видно, кое-что еще оставалось. Потому что первое, что он сказал, было:
- Понял… Больше не буду.
- В следующий раз я с тобой еще не так разделаюсь, - пригрозил ему решительный милиционер Пистолетов.
И они все вместе - инспектор Иван Пистолетов, Жаб Жабыч Голиццын-Сковородкин и трое детей - направились на посадку.
* * *
В самолете стюардесса смотрела кто как сидит: кто пристегнут, кто нет, - и разносила на подносе сосучие конфеты.
- Граждане пассажиры, пристегните свои ремни. Граждане пассажиры, "Аэрофлот" угощает вас минеральной водой и конфетами. Конфеты очень полезны при взлете.
Все пассажиры охотно угощались.
Жаб Жабыч сидел последним. Не дойдя до него, стюардесса остановилась:
- Ой! Я его боюсь. Он очень страшный. В Симферополь эту репу с глазами везли в наморднике.
Она попятилась назад со своим подносом. И тут сверкнула зеленая молния, и липкий язык Жаб Жабыча аккуратно скользнул по подносу. Все конфеты до одной прилипли к нему.
- Спасибо, милочка, - вдруг сказал он. - Воды не надо!
Жаб Жабыч явно начал расти. Он делал первые самостоятельные шаги.

 

Примечания

1

Что касается меня, я считаю, что родители больше отвечают за детей. Они ведь целых пять лет ребенка воспитывают до школы.
2

Разве можно сказать про дождик "мокрый"? Можно. Особенно в сырой день. Все и без того мокрое. И каждая капелька, попав на человека, расползается по нему большой и холодной кляксой.