Поиск

Сказка Жаб Жабыч Сковородкин Глава пятнадцатая Всё, что хочешь, есть на пляже: банки и бутылки даже. С удивленьем смотрят турки, как в песке лежат окурки Успенский читать

В Ялте на городской набережной кого только нет. И чего только нет. И люди, и целые экскурсии, и огромное количество ларьков.
Не заходя в гостиницу, Иван Пистолетов начал вживаться в город. Он заходил в каждое кафе, в каждый бар, всовывался в каждый ларек почти по пояс и, показывая фотографии ребят, спрашивал:
- Вам не знакомы эти ребята? Они должны появиться в Ялте.
- Нет, не знакомы. Наверное, еще не появились, - одинаково отвечали и ларечники, и бармены, и официантки.
Тогда он сообразил, что надо показывать фотографию Жаб Жабыча. Дело пошло веселее.
- Да у нас в налоговой инспекции один точь-в-точь такой сидит! - сказала первая же официантка.
Швейцар из гостиницы "Ялта" долго рассматривал фотографию, а потом произнес:
- Это же кандидат в городскую думу Пилипенко! Им у нас все стенки заклеены.
Только третий опрашиваемый - водитель экскурсионного автобуса - наконец дал правильный ответ:
- Да это чучело у нас на массандровском пляже тележку катает.
- Где этот массандровский пляж? - спросил Пистолетов.
- В Массандре, там, где детский санаторий. А иногда с ним на морском вокзале отдыхающие мужики фотографируются.
- Зачем?
- Чтобы жен успокаивать.
- Как успокаивать?
- А так. Фотограф надевает на эту лягушку женскую шляпу и всех желающих снимает. Мужики фотографируются и фотографию домой шлют. Вот, мол, смотри, дорогая жена, больше и погулять в этой Ялте не с кем, кроме как с этой чучелой в панаме. И все остальные тетки на набережной не лучше.
- И что?
- Жены сразу успокаиваются. Ясно, с такими подружками муж долго дружить не будет. Скоро домой вернется.
"Хорошая мысль, - подумал Пистолетов. - Надо будет мне мою Марусю тоже так успокоить. Я обязательно с этим суринамским пипом сфотографируюсь".
Где-то в глубине души ему даже стало жалко Жаб Жабыча. Еще бы, только что ему выдали паспорт, сделали гражданином, а теперь он тележку катает.
"Ну и что? - думал про себя Иван. - Если ему так хочется, пусть катает".
Вот он бы, Иван Пистолетов, ни за что бы тележку катать не стал. Даже если бы его попросил об этом в форме приказа его любимый начальник Т. Т. Бронежилетов.
И он направился к массандровскому пляжу.
Наша великолепная троица в это время нашла Школьную улицу и разыскивала Вову Новикова - нового друга Жаб Жабыча. Дом номер один был очень большой, целых три этажа, а номер своей квартиры в письме Вова не указал.
Люба Кукарекова действовала не хуже Ивана Пистолетова. Она достала фотографию мальчика в объятиях Жаб Жабыча и стала опрашивать местную молодежь на предмет, не знают ли они этого юношу в синей куртке и сапожках.
Первая же девочка с лопаткой, которая трудилась в песочнице, дала показания, что этого мальчика знает. Что он живет в квартире номер четыре на втором этаже с балконом. К нему еще вот эту толстую лягушку приводят на поводке.
Все сходилось. Люба, Владик и Витя Верхотурцев направились в квартиру номер четыре.
Несмотря на ранний час, мальчик Вова оказался дома, а не в школе. На радость Владика, Любы и Вити, он прогуливал.
- Это твоя фотография? - спросила его Люба.
- Моя, - ответил толстый мальчик. - Да вы входите.
- Ты Вова?
- Вова.
- Почему ты не в школе? - спросил Владик.
- Мне мама утром сказала: "Пока все вот это не будет съедено, из дома не выходить!" - Мальчик показал на две котлеты в тарелке, холодную яичницу на сковороде и большую кружку молока на столе.
- Давай мы тебе поможем, - предложил Витя Верхотурцев.
И в три минуты проблема с выходом из дома была решена: все было съедено подчистую.
Вова рассказал им, что фотограф Стенькин безжалостно эксплуатирует Жаб Жабыча и что его надо спасать.
- А как? - спросил Владик.
- Надо его похитить из сарая. На ночь фотограф запирает его на большой замок.
- А где мы возьмем ключ? - спросила Люба.
- У него в пиджаке. Он же снимает комнату у нас в квартире. А пиджак на вешалке висит.
Несмотря на свою толстоту, этот мальчик был достаточно разумен.