Поиск

Сказка Жаб Жабыч Сковородкин Глава одиннадцатая Письмо из города Ялты Успенский читать

Письмо было написано на дохленькой бумажке синей ученической ручкой. Писал не сам Жаб Жабыч, а мальчик, у родителей которого снимал комнату фотограф Стенькин.
"Здравствуйте, мои друзья и знакомые!
Живу я хорошо в солнечном городе Ялте. Правда, он совсем не солнечный, потому что все время идет снег.
В солнечные дни мы с моим другом работаем на пляже, а когда идет дождь, начинается война и все тогда живут в сараях. Мы живем в разных сараях. Мой сарай лучше, потому что он деревянный.
У нас очень хорошая хозяйка. Очень остроумная. Когда идет мимо меня, она всегда так смешно говорит: "Видеть не могу это чучело!" Хотя меня видно за километр.
Кормят меня хорошо, но невкусно. Мой друг приносит мне из ресторана крабовые очистки. Я немного похудел. Но мой друг меня успокаивает. Он говорит, что похудеть - это поправиться наоборот.
Я дружу с мальчиком Вовой, который сейчас пишет это письмо. Мы с ним ходим купаться по ночам, если тепло. Вова ловит для меня креветок. Это такие вкусные морские тараканы. Они меня очень поддерживают.
На пляже все меня любят, особенно дети. Все со мной фотографируются. Мой друг говорит, что лет за десять я насобираю денег на автомобиль и вернусь к вам на своей машине.
Еще он хочет, чтобы я был не только фотомоделью, но и осликомоделью. Он хочет меня запрягать в тележку, чтобы я катал детей.
Я посылаю тебе свою фотографию вместе с Вовой и с нетерпением жду, когда пройдет десять лет. Вы тоже меня ждите и не забывайте. Я без вас очень скучаю. Иногда даже плакаю".
На фотографии был заснят грустный Жаб Жабыч в обнимку с толстым, добродушным мальчиком. Мальчик был в шортах, коротких сапожках и синей куртке. На Жаб Жабыче почему-то была надета большая женская шляпа.
На обратной стороне фотографии имелась надпись:
"Ваш Жаб Жабыч очень хороший. Приезжайте к нему в родительский день. Вова Новиков".
На конверте был очень простой адрес: "Ялта, ул. Школьная, дом 1".
Владик прочитал письмо и немедленно позвал для совещания ближайших друзей - Витю Верхотурцева и Любу Кукарекову. Они тоже прочитали послание.
- Что будем делать? - спросил Владик. Пока Витя Верхотурцев напряженно думал, пытаясь найти ошибку в слове "плакаю", Люба Кукарекова с ходу произнесла:
- Надо ехать в Ялту.
- Как? - поразился Владик. - Кто ж нам разрешит?
- Никто не разрешит, - ответила Люба. - Мы и не будем спрашивать разрешения.
- А на чем ехать? - спросил Владик.
- На чем угодно, - ответила Люба. - На поезде, на самолете, на пылесосном мотороллере.
- Но мы еще маленькие, - сказал Владик. - Пропадем.
- Это тебе так кажется, что мы маленькие, - заметила Люба. - Если втроем поедем, не пропадем.
Люба Кукарекова никогда не теряла ни минуты ни в гостях, ни дома. Не успели ребята оглянуться, как они уже считали свои капиталы и прикидывали свои продуктовые и рюкзаковые возможности.
С рюкзаками все было в порядке, у каждого имелся свой. С деньгами было хуже. С трудом набрали на один детский билет до Симферополя.
Тогда Любой было принято героическо-историческое решение двигаться автостопом.
- Это как? - спросил заинтеллигентенный Владик.
- А так. Останавливаем грузовик и залезаем в кабину. Шофер только счастлив: ему одному скучно. Мой папа всегда людей подбрасывает.
- Когда поедем? - спросил настороженный Витя Верхотурцев.
- Завтра, - ответила ему решительная Люба.