Поиск

Сказка Жаб Жабыч Сковородкин Глава пятая Занятия музыкой и плаванием Успенский читать

С тех пор как Жаб Жабычу купили балалайку, жизнь снова на какое-то время наладилась. Жаб Жабыч с утра до вечера бренчал на ней что-то несусветное. Непонятно было, что это: набор бренчаний и тырканий или какая-то великолепная лягушачья симфония Опус Номер Пятый - Прелюды для балалайки с кваканьем.
Участковый милиционер Пистолетов пришел, послушал и сказал, что до уровня милицейского ансамбля он не дотягивает. Но больше документов и справок о прививке не спрашивал.
Владик начал дрессировать Жаб Жабыча на сторожевую собаку.
Все время кричал:
- Голос!
- Дай лапу!
- Чужой!
- Барьер!
Эту команду Жаб Жабыч меньше всего любил. Он был несколько ленивоват. Зато он любил команду "Подай!". Особенно если предмет, который Владик бросал, был недалеко. Жаб Жабыч тогда выстреливал языком в мячик или там в пластмассовую игрушку и мигом подавал ее своему дрессировщику.
Потом Владик стал готовить с Жаб Жабычем цирковые номера. Он засовывал Жаб Жабычу голову в пасть, ездил на нем верхом. Пытался заставить его прыгать через горящее кольцо.
Голову его Жаб Жабыч в пасть принимал, а при виде горящего кольца замирал минут на сорок. Его можно было перекатывать с места на место, поливать водой - он ничего не ощущал, так он боялся огня.
Тем временем пришло лето. Сначала так, слегка весна. Потом всякие цветочки-одуванчики. Потом как грянула жара! Такая жаркая жара, что всех немедленно потянуло на воду.
Жаб Жабыч все время сидел в своем маленьком прудике, тараща одни глаза из воды. А восьмилетний Владик все время бегал с соседним Витькой на речку.
Однажды они уговорили пойти с ними купаться Жаб Жабыча. Они погрузили его в садовую тележку и с грохотом потащили к реке.
Там, конечно, все обрадовались Жаб Жабычу.
- Ой, какое чучело! Можно с ним сфотографироваться?
- Ой, он не кусается? Можно его потрогать?
- А пусть он покатает нашего мальчика.
То есть было не до купания. А один фотограф, местный мастер пляжных композиций, вообще положил на Жаб Жабыча глаз.
- Дайте мне его напрокат. Я вам буду процент отчислять.
Ему отказали, но он все время приставал к Владику:
- Поймите, молодой человек, у вас эта лягушка бесполезная, а у меня она будет доход приносить.
Владик и Витя ни за что не соглашались сдавать Жаб Жабыча. Но фотограф по фамилии Стенькин все приставал:
- Давайте я его у вас куплю.
- Поймите, - сказал Владик. - Он для нас как родственник, как дядя или тетя. Смогли бы вы продать своего дядю?
Фотограф подумал секунду и сказал:
- Смог бы.
- А вот мы не можем.
Пришлось сбежать. А противный соседский подросток Толик Кукареков весь этот разговор слышал.
С этих пор дети с Жаб Жабычем ходили купаться только ночью и вместе с папой.
Они приходили на речку с фонариками, разводили маленький костер, пекли картошку и радовались, потому что никого вокруг не было.
Ребята поднимали в воде жуткий шум. Это огорчало Жаб Жабыча. Однажды он сказал:
- Послушайте, как вы прыгаете в воду! Бухаетесь, как бревна, или шлепаетесь, как табуретки. Вот вы все закройте глаза и послушайте: услышите, как я нырну, или нет?
Все закрыли глаза. Жаб Жабыч подошел к крутому берегу и, не торопясь, повалился вниз. Вышло отлично: он вошел в воду, как огромная капля масла, без малейшего шума.
- Ну и что? - закричал соседский Витька Верхотурцев. - Я тоже так могу!
- Ну, давай!
Витька подошел к берегу, прицелился и сиганул. Ничего не вышло, он такой плеск-треск поднял, что за три километра было слышно.
Сколько ни прыгали все остальные, бесшумность ни у кого не получалась.
- Если вы так будете шуметь, вы ни одного водяного таракана не поймаете, ни одной личинки.
Ребята и папа после таких слов огорчились. Но Жаб Жабыч их успокоил:
- Ладно, я вас научу! И нырять научу, и под водой научу быстро плавать.
Он стал проводить с ребятами уроки плавания и ныряния. В дальнейшем это им пригодилось.