Поиск

Сказка Жаб Жабыч Сковородкин Глава четвертая Жаб Жабыч становится великим исполнителем суринамских песен Успенский читать

Имя Суринамыч как-то не прилипло к Жаб Жабычу. Он был слишком мудр и солиден для того, чтобы его звали только по отчеству: Михалыч, Степаныч или там Капитоныч. Он снова стал Жаб Жабычем.
Но, несмотря на свою солидность и важность, он часто поступал совсем несолидно и нелепо. И вот новая неожиданность - Жаб Жабыч запел. То ли весна в нем какие-то таланты разбудила, то ли сам по себе у него талант проснулся, только Жаб Жабыч начал удивительно громко квакать, кукарекать и блеять по вечерам.
Как только чуть-чуть падала сырость и звуки становились пронзительней и звонче, Жаб Жабыч садился около маленького прудика, выкопанного для него папой, и заводил свою невыносимую дальнобойную песню. Главные слова в этой песне были "ква-ква" и "тыртыр"!
В ответ на эту призывную песню во всех окружающих домах закрывались окна, включались магнитофоны и в форточки вылетали ругательства.
Сколько Жаб Жабыча ни уговаривали петь вполголоса или петь в подушку, он никак не желал расставаться с возможностью петь для народа и для окружающей среды.
Однажды пришел строгий участковый милиционер по фамилии Иван Пистолетов. Он вызвал папу и сказал:
- На вас пришло заявление.
- Какое такое заявление? - удивился папа.
- Что вы содержите неизвестное науке животное и его мучаете.
- Мы его мучаем? - спросил папа. - Там нет ошибки?
- Ну да, вы, а кто же? Чего же оно кричит у вас по вечерам, как будто его режут?
Папа пригласил Жаб Жабыча для разговора. Жаб Жабыч неохотно вылез из будки и протянул участковому лапу.
- Здравствуйте. Жаб Жабыч.
Милиционер лапу не взял. Он приложил руку к козырьку, с удивлением взирая на мокрое чудовище.
- Приветствую вас.
- Разве похоже, что мы его мучаем? - спросил папа.
- А чего же он так у вас кричит?
- Он не кричит, он поет и заливается, - ответил папа.
- Да, я заливаюсь, - подтвердил Жаб Жабыч.
- И потом, почему вы решили, что это неизвестное животное. Очень даже известное. Это гигантская жаба, суринамская пипа из Суринама, из Африки.
"Вот бы и кукарекала она себе в Суринаме, - подумал про себя участковый. - Привозят черт-те кого черт-те откуда, а ты здесь разбирайся!"
Но папа его успокоил:
- Ничего, мы примем меры: или противогаз ему приобретем, или научим на балалайке играть.
- Это правильно, - согласился участковый. - Мы тогда сможем принять его в наш ансамбль милицейской песни. Кстати, а есть у вас документы на эту пипу? Прививки вы ему делали?
- Пипам прививки не делают, - убежденно сказал Жаб Жабыч. - Пипы - это не собаки. Они не кусаются.
- А документы все-таки нужны, - сказал Пистолетов. - Прошу вас о них побеспокоиться.
Папа уверил его, что все будет в порядке. Что документы будут.
Он твердо решил сделать ксерокопию страницы про суринамских пип из книги знаменитого изучателя животных Альфреда Брема.
Когда участковый Иван Пистолетов ушел, мама спросила у папы:
- А почему это мы будем учить Жаб Жабыча на балалайке, когда у нас пианино есть?
- Да потому, что у всех жаб только четыре пальца на передних лапах, - ответил папа. - А на балалайке вообще можно вилкой играть.
Таким образом Жаб Жабыч был спасен от долгих занятий музыкой.