Поиск

Чебурашка Сказка Глава восьмая Полёт на воздушном шаре Успенский читать

Гена с Чебурашкой шли нарасхват. Где бы они ни появились, к ним немедленно бросались люди и рассказывали, какие спортсмены живут в их деревне, посёлке, городе, республике.

Их маршрут поэтому всё время менялся, а количество впечатлений постоянно росло.

Вот наши друзья снова в пути. Уже целый час они летели на воздушном шаре.

— Представляете, — объяснял им пилот, — какое безобразие. Наш вид спорта не включён в список олимпийских видов.
— А в чём вы будете соревноваться? — спрашивал Гена.

— Да во всём — кто дальше улетит, кто быстрее прилетит. Мы умеем подчинять себе ветер. Потому что мы те же воздушные яхты.

— Хорошо, напишите заявку, и мы передадим её в Олимпийский комитет, — предложил Гена.

— Если мы туда когда-нибудь доберёмся! — прокомментировал Чебурашка, заглядывая в карту пилота. — Потому что мы уже вернулись назад на триста километров.
В это время старуха Шапокляк сидела в шикарном гостиничном номере типа «люкс». Она умела хорошо устраиваться.

Перед ней на столе была расстелена большая стратегическая карта, и она, как Гитлер, или Сталин, или маршал Жуков, рисовала стрелами план сражения.

Положение на карте Чебурашки показывал мерцающий значок, маленькая звёздочка. Это был сигнал радиомаяка. Вы помните, что такой значок старуха подарила Чебурашке в знак большой любви.
— Итак, они отброшены в северном направлении! — сказала Шапокляк Лариске. — Судя по скорости, они летят на воздушном шаре. Впереди у них непроходимые керченские болота.

— Мы летим в непроходимые керченские болота! — вдруг закричал пилот воздушного шара, глядя на путеводный прибор. — Мы там пропадём.
— Мы там не пропадём! — гордо сказал крокодил Гена.

Он лёг на пол корзины, пропустил свой хвост в щель и заработал хвостом, как крокодил при плавании.

Воздушный шар стал набирать скорость и уходить от опасности.
— Они изменили направление, — сообщила старуха крыске. — Сейчас они летят над военной частью № 1213. Скорее всего, их будут сбивать.

— Мы летим над военной частью № 1213, — словно эхо, повторил пилот воздушного шара. — Сейчас нас будут сбивать.

И точно: двое бравых военных закрутили свои крутилки, наводя ракеты на цель.

Джунглевый зверёк Чебурашка вспомнил свою лиановую юность и быстро по верёвкам, опутывающим шар, забрался наверх. Там он поднял воздушный клапан, и шар, как детский шарик с развязанным узлом, начал метаться во все стороны.

В тот же миг в то место, где он должен был находиться, ворвались две ракеты. Они с изумлением посмотрели друг на друга, влетели одна в другую, и одна в другой растворились.
Как ни метался воздушный шар из стороны в сторону, как ни бросало его то вверх, то вниз, Чебурашку с Геной и пилотом всё-таки занесло в военную часть.

И туда, где они приземлились, скоро примчались два вездехода повышенной проходимости, то есть два болотохода.
— Руки на капот! Ноги в стороны, — командовали суровые военные.

— Ребята, вы что, нас не узнаёте? — спрашивали Гена и Чебурашка.

— Может быть, мы вас и узнаём, — отвечали военные. — А только вас проверить надо.

И Чебурашку вместе с Геной привели на КПП. Это такое место, откуда начинается военная часть. И здесь очень серьёзный сержант начал проверку. Он был очень ответственный сержант, и на нём для суровости было надето пенсне.

Сердитый следователь хотел напугать друзей, он просто раздувался от важности:
— Адреса, явки, пароли.

— Чьи адреса? — спросил Гена.

— Вашей организации.

— Наша организация — зоопарк.

— Я и сам вижу, что зоопарк. Пароль?

— «У вас продаётся славянский шкаф». Отзыв: «Шкаф продан, есть только кровать с шариками», — вдруг выпалил Гена.

Он когда-то слышал такой пароль в старинном шпионском фильме.

— А зачем в зоопарке шкаф? — поразился сержант.
— Правильно, — поправился Гена. — «У вас продаётся славянский бассейн?» — «Бассейн продан. Есть только кровать с шишечками».
— А кровать-то откуда в зоопарке?

— Пусть будет матрас, — сказал Гена.

— Какой?

— Надувной. Чтобы плавать.

— Где плавать?

— В бассейне, — догадался Чебурашка.

Вдруг в КПП вошёл вестовой:

— Задержанных просят доставить к генералу.

Генерал уверенно прохаживался по своему шикарному кабинету, сверкая погонами и лампасами.
К удивлению Гены и Чебурашки, в углу кабинета за маленьким столиком сидела старуха Шапокляк.

— Так что ж вы не сказали, кто вы такие? — спросил генерал. — Вас бы сразу отпустили.

— А нас про это не спрашивали, — ответил Чебурашка.
— А про что вас спрашивали? — заинтересовался генерал.

— Про явки, пароли. Про кровать с шишечками, — объяснил Гена.

— Пережитки социализма, — горестно вздохнул генерал. — Никак от них не избавимся. Хорошо, что эта прогрессивная гражданка сумела к нам пробиться. А то бы это всё кончилось плохо. И для вас, и для нас.

«Больше для нас», — подумал про себя Гена.

— Спасибо, бабушка, — сказал Чебурашка, — что вы нас выручили.

— Пожалуйста, — ответила старуха. — А за бабушку ответишь.
И тут дело успешно стало двигаться к финалу. Когда суровые военные узнали, куда направляются Гена с Чебурашкой, они очень взволновались. Дело в том, что они давно хотели продвигать в жизнь военно-олимпийские виды спорта: бег на лыжах в противогазах по пересечённой местности, прыжки с парашютами в полном обмундировании, стрельба из движущегося танка по движущейся мишени.

Чебурашку с Геной устроили в очень хорошей военной гостинице с пулемётами на подоконниках. Их напоили чаем, накормили обедом из железного котелка и уложили спать.
В это время командиры из секретной части № 1213 готовили проект о военных видах спорта. Они излагали чётким военным языком, какие сооружения надо строить и какие виды оружия надо готовить к военным олимпийским играм.

И все эти свои военные предложения командиры решили отправить с Геной и Чебурашкой в Сочи.

И вот, ребята, Гена и Чебурашка уже летели в самолёте в небе над Сочи. Они стояли с парашютами за спиной около люка для парашютистов.

— Вперёд, друзья, — скомандовал пилот. — Летите, голуби, летите.

Гену с Чебурашкой трудно узнать. Они в военной зелёной форме, с одного бока висит военная сумка, с другого — зелёный полевой бинокль.
Первым шаг в синюю бездну сделал Гена. За ним с отчаянным криком: «Наши погибают, но не сдаются!» — бросился в синеву Чебурашка.

Отдельно от них на другом парашюте летели бамбуковый велосипед и лыжи на колёсиках.

Чебурашка постепенно приближался к земле. Он внимательно посмотрел вниз и заволновался.

— Что-то не так, — сказал он, сравнивая нижний пейзаж с маленькой картой города на своей планшетке.

Он достал сотовый телефон и позвонил Гене:

— Гена, Гена! — кричал он. — Военные ошиблись. Это не Сочи. Это какой-то Стамбул!

Но город, который расстилался под Геной и Чебурашкой, был не Стамбул. Это был всё-таки город Сочи. Только новый, совсем перестроенный.

Гена с Чебурашкой оказались над большим чёрным вспаханным полем. С хорошо прогретого поля вверх поднимался сильный поток воздуха.

Тёплый поток стал поднимать Гену и Чебурашку вверх, всё выше и выше. Вместе с ними поднимались велосипед и лыжи.

— Гена, — снова позвонил Чебурашка по сотовому телефону. — Нас опять уносит куда-то.

— Куда бы нас ни отнесло, — ответил Гена, — мы с тобой не пропадём. Мы с тобой всю страну прошли. Можем ещё две таких пройти.

Воздушный поток смилостивился над путешественниками и аккуратно опустил их на снежную крутую вершину.

Вершина была снежная, но залитая солнцем.

И весь город был виден с неё как на ладони. Это была новая спортивная лыжная трасса. Гена и Чебурашка стали рассматривать город в бинокль.

— Ой, — закричал Чебурашка, — Гена, смотри!

В самом центре города они увидели два высоченных небоскрёба — гостиницы. На одном большими буквами, стоящими на крыше, было написано: «Крокодил Гена», на другом — «Чебурашка»!
— Я же говорил тебе, Чебурашечка, что мы не пропадём. А теперь нам есть где жить. Надеваем лыжи и едем вниз.

— Но у нас одна пара лыж, — сказал Чебурашка. — А как же я?

— А ты садись ко мне на хвост.

И Гена стал надевать новые всесезонные лыжи.

Неожиданно, как из-под земли, вырос человек с телекамерой. Он направил камеру на наших путешественников и сказал:

— Начинаем репортаж с главной олимпийской лыжной трассы. Дорогие телезрители, так вот он — этот ожидаемый сюрприз. Вот кто откроет главную лыжную трассу!

Он обратился к Гене и Чебурашке:

— Поздравляем вас! Город Сочи давно ожидал вашего прибытия.

В это время в небе затарахтел вертолёт.
— Это за нами, — закричал Чебурашка, — бежим к ним навстречу!

— Наоборот, — тихо сказал Гена, — бежим от них как можно скорее.

— Почему?

— Потому что прилетел Президент.

— Ну и хорошо.

— Ну и плохо. Мы же в военной форме. Нас примут за террористов.

— Мы им документы покажем! — сказал Чебурашка.

— Не успеем, — ответил Гена.

И наши путники кубарем помчались вниз. Причём Гена мчался на колёсиковых лыжах, а Чебурашка сидел у него на хвосте.

Не успели они проехать и половины трассы, как их обогнал человек, который прибыл на вертолёте, окружённый зелёными военизированными спортсменами.

Чебурашка с Геной перепутались с ними, и все помчались вместе.

Внизу спортсмен из вертолёта, а это действительно был Президент, подкатил к важному чиновнику в мохнатой шапке и сказал:

— Отличная вертикаль.

После этого вся военизированная группа слезла с лыж и стала пересаживаться в машины. Гена и Чебурашка на автомате тоже сели в чёрную машину поближе к окошку.

Они ехали по городу к главному олимпийскому дворцу. Весь народ высыпал на улицу. Люди махали лозунгами:
«ДА ЗДРАВСТВУЕТ ПРЕЗИДЕНТ!»
«ПРИВЕТ РУКОВОДЯЩЕЙ ПАРТИИ!»
«НАРОД И ПАРТИЯ ЕДИНЫ!»
А на другой стороне улицы демонстранты держали портреты Чебурашки и Гены. У них были другие лозунги:

«ДА ЗДРАВСТВУЕТ КРОКОДИЛ ГЕНА!»

«ПОЗОР ПРАВЯЩЕЙ ПАРТИИ!»

«НАРОД И ЧЕБУРАШКА ЕДИНЫ!»

Гена и Чебурашка не знали, что им делать от такого внимания, — радоваться или огорчаться.

— Знаешь что, Гена, — сказал Чебурашка. — Давай радоваться. Я думаю, этот день — самый счастливый в нашей жизни.

И крокодил Гена согласился с ним.
И тут в небо взлетели фейерверки, сотни сверкающих звёзд. Зазвучала музыка. Заметались прожектора. И из всех репродукторов загремела песня:

Пусть бегут неуклюже

Пешеходы по лужам,

А вода по асфальту рекой…

И вся площадь подхватила эту песню и допела её до конца.

— Внимание, внимание! — вдруг сказал репродуктор голосом мэра Москвы Юрия Лужкова. — Просим всех почётных гостей пройти в главный зал Олимпиады.

Кто-то подхватил Гену и Чебурашку под руки, и их торжественно ввели в главный, обитый красным бархатом зал.

Дальше было торжественное заседание. Орденами и медалями награждали строителей олимпийских объектов.

И вдруг торжественный голос объявил:

— На сцену вызываются крокодил Гена и Чебурашка.

Тогда Гена вынес на сцену и бамбуковые лыжи, и бамбуковый велосипед, и предложения военных об олимпийских играх, и предложения воронежских компьютерных спортсменов.

Руководители будущей Олимпиады были потрясены. Они долго благодарили Гену и Чебурашку, а потом торжественно надели им на шею большие золотые медали, на которых было написано:

«ЗА ПОМОЩЬ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ ОЛИМПИАДЫ!»

Так что этот день для Гены и Чебурашки действительно оказался самым счастливым.

ЭТО КОНЕЦ.