Поиск

Клоун Иван Бултых ГЛАВА N + 19 (Совет в Филях. Накануне. Ночь перед Рождеством. И т. д.) Успенский читать

Кто я – дурак или умный? Если я – умный, соображающий, почему я не ударился в науку, в производство, в семью? Стал бы кандидатом наук, отцом троих детей и жил бы себе спокойно. Так нет – несет меня лиса за темные леса. Что-то будет.

Три дня назад Тихомирову присвоили звание заслуженного деятеля культуры РСФСР. Завтра суд.

Подведем некоторые итоги.

1. Приглашения разосланы. Почти все нужные и хорошие люди обещали прийти.

2. Лебедка готова. Первый образец у меня в руках.

3. Получена справка из циркового училища о том, что оно не может меня принять. Общеобразовательные предметы мною сданы в моем вузе, а профессиональные навыки у меня на должной высоте.

4. Собрана папка отвергнутых Тихомировым номеров. Две трети в ней – это сцены, принятые в других местах: в печати, на радио или на эстраде.

– Ну, что ты скажешь, бабуся?

– Не знаю, как сейчас, а в мое время для вступления в комсомол требовались две комсомольские рекомендации или одна партийная. Ее могли дать члены семьи. Так вот я бы тебе дала рекомендацию. Человек ты для общества нужный.

– А я бы тебе, бабуся, рекомендации в комсомол не дал.

– Это еще почему? – взвилась она.

– Возраст у тебя, бабушка, не комсомольский.

– Но ты меня не дослушал. Человек ты для общества нужный, но для семьи я, безусловно, пожелала бы другого родственника. То есть внука. Ну, например, такого, как он.

Она показала на Топилина.

– Спасибо, – ответил Топилин. – Я о лучшей бабушке и не мечтал!

– Измена! – закричал я. – Ладно, теперь ты, бабушка, как честный человек, должна его увнучить. А ты, Топилин, убабусивай ее. Что касается меня, то с обоими развод. Но не сейчас, завтра вечером.

– И еще, – сказала бабушка, – помнишь наш первый разговор о том, у кого какое дело главное. Ты, конечно, рискуешь всем. И все-таки ты прав.