Поиск

Король Артур и рыцари круглого стола Говард Пайл Глава 17. Сэр Ланселот и королева Гиневра

Из всех рыцарей Круглого Стола самым благородным, самым смелым, доблестным и красивым был, по единодушному мнению, сэр Ланселот. Больше всех остальных он совершил благородных дел, больше всех спас нуждающихся, выручил из беды обездоленных, чаще других защищал честь и достоинство женщин. И за все это король Артур выделял его из всех и любил больше других.

Своим лучшим и самым преданным другом считала его и королева Гиневра, нередко приглашала к себе и с удовольствием слушала его рассказы и песни, на которые тот был большой мастер. И конечно, он часто сопровождал ее в поездках.

Шло время, и по наветам недобрых людей и не без участия Вивьен и леди Морганы по стране поползли слухи, что королева Гиневра и сэр Ланселот больше, чем друзья, и что тот вероломно хочет отнять у короля Артура любовь его жены. Молва достигла в конце концов ушей Артура, который сначала ни за что не хотел верить, но люди так упорно повторяли ее, что он поневоле начал с меньшим доверием относиться к супруге и к своему другу.

Одним из завистников, кому не нравилась дружба короля с Ланселотом, был племянник Артура, сэр Мордред, который спал и видел, как бы отобрать королевский трон у своего дяди.

И вот однажды вечером этот родственник позвал к себе юношу-пажа из свиты королевы и сказал ему так:

— Отправляйся к сэру Ланселоту и тайно сообщи ему, что королева желает незамедлительно побеседовать с ним. Только смотри, чтоб об этом никто не узнал.

Паж тотчас выполнил поручение, и ничего не подозревающий Ланселот направился в покои Гиневры, которая очень удивилась его приходу, да еще так близко к ночи, и только тогда в душе рыцаря возникли подозрения, что он угодил в ловушку. И он был совершенно прав.
Как только Ланселот вошел к королеве, следивший за ним Мордред кинулся к своему брату Агревену с криком, что Ланселот силой проник в ее покои и тем самым предал короля. Сэр Агревен, не долго думая, собрал десяток преданных ему рыцарей и поспешил с ними к покоям королевы с намерением арестовать преступника.

Однако служанки Гиневры вовремя заметили вооруженных решительных людей и тотчас сообщили об этом своей хозяйке, а та велела запереть все двери. Нападавшие остановились перед ними и, подстрекаемые Мордредом и его братом, начали кричать:

— Эй ты, вероломный рыцарь! Что ты делаешь за закрытыми дверями королевы? Выходи к нам, твоим собратьям по Круглому Столу, и объясни свое поведение!

Сэр Ланселот понял уже, что западня захлопнулась, и был готов сражаться, однако на нем не было доспехов, что сулило верную смерть. И все равно он решил дать бой. Только перед этим обратился к Гиневре и сказал так:
— Леди, я вынужден открыть дверь и вступить в сражение, хотя знаю, что меня убьют, поскольку я не защищен доспехами. Вас же умоляю немедленно отправиться в замок к моим родным и просить у них убежища, ибо этот мирный дворец станет отныне гнездом клеветы, предательства и раздоров.

Шум и крики за дверью усиливались: нападавшие достали стенобитный таран и с его помощью пытались пробить дверь. Но, прежде чем им это удалось, Ланселот сам приотворил дверь, и в нее ворвался первый из нападавших по имени Колдренс. Увидев, что на Ланселоте нет доспехов, он обрушил на него страшный удар своего меча, но тот сумел увернуться, сбил противника с ног и снова запер двери.

— Моя королева! — сказал он. — Скорее помогите мне снять панцирь с этого негодяя и натянуть на себя. После чего я попытаюсь пробиться.

Облачившись в латы, он рывком распахнул дверь и кинулся на сгрудившихся там рыцарей. Семерых, включая Агревена, он сразил почти с налета, а главного зачинщика Мордреда тяжело ранил, однако тот успел покинуть место сражения вместе с еще двумя воинами.
Преследовать их Ланселот не стал и снова повернулся к королеве.

— Миледи! — воскликнул он. — Теперь, после всего, что произошло, я вынужден немедленно покинуть Камелот, ибо, сам того не желая, кажется, убил Агревена, одного из племянников нашего короля, а также двух сыновей моего доброго друга, сэра Гоуэна, имевших глупость напасть на меня. Однако я не оставлю вас без помощи и завтра же начну собирать верных людей, с которыми вернусь, чтобы спасти вас… От чего? От несправедливого суда, которому, несомненно, пожелают подвергнуть вас эти клеветники и завистники, которые постараются перетянуть на свою сторону короля Артура… Прощайте, моя королева!

Гиневра упала в слезах на постель и простонала:

— Боже! Боже! Я чувствую, приближается конец королевства и нашей мирной жизни. За что же нам все это?..