Поиск

Король Артур и рыцари круглого стола Говард Пайл Глава 16. Участь Мерлина

Они долго странствовали и зашли глубоко в лес, откуда, казалось, не было выхода, и сопровождавшие их люди весьма испугались и начали роптать.

— Куда же Мерлин завел нас с помощью своего волшебства? А ну как он не сможет вывести нас обратно, а также спасти от лесной бури, когда начнет она вырывать с корнем деревья и валить на нас?..

Услыхав эти разговоры, Мерлин велел своим спутникам поскорее остановиться, что они с неохотой сделали, потому что у них не было крыши над головой, они проголодались и замерзли. Не обращая внимания на их недовольство, он отошел в сторону, поднял руки к небу и велел всем замолчать, пока он будет произносить заклинания.

Все подчинились, умолкли и вскоре почувствовали, как их глаза заволоклись какой-то розовой мутной пеленой, а потом она стала рассеиваться, и тогда перед их взорами возникли контуры огромного замка, башни которого сияли в свете взошедшей луны.

Увидев, что сотворил Мерлин, Вивьен опустилась перед ним на колени и поцеловала ему руку.

— О, мой учитель! — воскликнула она. — Научите и меня делать то же самое! Я же поклянусь любить вас вечно!

— Да, я научу тебя, дитя, — отвечал растроганный старец. — И еще многому другому. Например, изменять форму предметов, а также тому, чего никто и никогда не умел делать до меня.

— Вы самый лучший в мире! — воскликнула Вивьен.

— И ты уже не испытываешь ко мне прежней зависти или злости? — осторожно спросил он.

— Нет, клянусь, учитель!

Но она опять солгала: в сердце у нее уже давно поселилась неизбывная злоба, которая извечно ненавидит доброту и не может примириться с ней. Однако на пальце у Мерлина оставалось то самое злополучное кольцо, и оно мешало ему разобраться в истинных чувствах и намерениях обманщицы, которые были направлены на одно: поскорее научиться у Мерлина могучему искусству магии, после чего весь земной мир, так считала она, станет тесным для двух таких волшебников и один из них должен будет исчезнуть. Этим одним будет Мерлин.
Немало времени прожили они в сказочном замке в глубине леса, и Мерлин неустанно учил Вивьен таинственному искусству магии. Когда же она овладела, наконец, всеми секретами, о чем Мерлин с гордостью и радостью за нее сообщил ей, она сказала самой себе: «Теперь, учитель, берегись! Теперь, если повезет, я постараюсь избавиться от тебя навсегда!..» И она не стала ждать долго.

Во время очередной трапезы она незаметно влила в бокал с вином, предназначенный для Мерлина, большую дозу специально приготовленной ею сонной травы. Подойдя с этим бокалом к Мерлину и поцеловав край сосуда, она сказала такие слова:
— Выпейте это вино, мой учитель! Оно такое же благородное, как вы сами, и в нем вся моя благодарность к вам!

Не подозревая ничего дурного, Мерлин осушил бокал и вскоре почувствовал, что лишился сил, и вынужден был прилечь.

— Меня предали! — вскричал он, пытаясь встать на ноги, но не смог.

Его уложили на широкое ложе, где он лежал неподвижно, а Вивьен молча сидела неподалеку от него, положив подбородок на руки, и смотрела на него пристальным взором. Когда Мерлин окончательно погрузился в глубокий сон, она с помощью приобретенной ею волшебной силы свила вокруг него паутину, как делает паук вокруг пойманной мухи.

На следующее утро Мерлин проснулся, но выбраться из паутины уже не мог.

— Вот, — услышал он слова своей любимой ученицы, — теперь ты целиком в моей власти, старик, и вся твоя волшебная сила перешла ко мне.
Потом она позвала придворных и объявила им, что могуществу Мерлина пришел конец, а в доказательство своих слов велела дергать его за бороду и щипать руки и плечи, на что он не мог никак ответить. Многим это даже понравилось, и они вдоволь издевались и смеялись над ним.

Натешившись над своей жертвой, Вивьен приказала уложить Мерлина в гроб, сотворенный ею из камня, и закрыть тяжелой каменной крышкой. Снова употребив свою волшебную силу, она напустила кругом густой туман, в котором утонули и замок, и каменный гроб с Мерлином, которого с тех пор больше никто не видел.