Поиск

Особенная - Глава XXIV Повесть для детей Лидия Чарская

Месяца два спустя, совсем уже выздоровевшая Лика венчалась с князем Всеволодом Гариным.

Богатырь Сила Романович и Толя были шаферами у невесты.

Лика убедила мать не делать роскошной свадьбы. Она упросила князя, ассигнованные на свадебные торжества деньги пожертвовать на питомник.

Приглашенных было немного: семья Карских, тетя Зина, Рен с мужем, баронесса Циммерванд, Сила с сестрой и больше никого. Таково было желание жениха и невесты. Тотчас после венчания решено было поехать в Нескучное, которое князь купил у Марии Александровны, и где они с Ликой решили устроить богадельню и больницу для бедняков. Тетя Зина и Хана должны были сопутствовать им туда.

"Да, да, в Нескучное... И не на лето, только а навсегда, как в детстве и мечтала я жить среди бедняков, -- мысленно говорила себе Лика. -- Вот где смысл жизни ее, где ее заветные идеалы! Вот оно ее счастье, неизменное счастье! Благо тетю Зину удалось уговорить Лике остаться теперь вместе с ними навсегда в России. -- Добрая, милая тетя, она только и мечтает видеть довольной, и счастливой свою Лику. И как чудесно сделал князь, купив Нескучное. Сколько им всем предстоит теперь там дела и труда! Любимого труда!"

Когда кончился свадебный обряд и новобрачные прошли на амвон слушать напутственный молебен. Лика взглянула на мужа... Да именно он, а никто иной не мог бы так подойти душой к ее Ликиной душе. И как она благодарна за это! Пока она болела, пока лежала при смерти, он целыми днями и ночами простаивал у ее дверей, полный ужаса и скорби за нее. И каким счастьем сияло его лицо когда она стала поправляться! Он так неисчерпаемо добр и предупредителен к ней, Лике, к ее малейшим желаниям!

-- Да, да, такого именно спутника жизни надо было ей, душевного, отзывчивого к нуждам других, чуткого и доброго, доброго без конца. Как они будут работать все вместе! Они оба -- тетя Зина, Хана... Да, да, и маленькую Хану тоже, они приучат к работе. Она тоже должна идти по стопам старших окружающих ее друзей.

Лика живо воспроизвела в своем воображении трогательный образ маленькой японочки. Сегодня ее не было в церкви... Почему?

Несколько дней тому назад девочка приехала к Лике в сопровождении m-lle Веро.

До глубины души растрогало их недолгое свидание Лику.

Едва увидя выздоровевшую поправившуюся от болезни Лику, Хана бросилась к ее ногам и залепетала в иступленном восторге, покрывая поцелуями лицо, руки и платье молодой девушки.

-- О, миленькая, бедненькая, мусме! Хана счастлива снова, когда видит тебя живой! Хана дрожала... Хана боялась, что бедненькую мусме зароют, как покойную mama-княгиню в могилу. А Хана так любит мусме! Так любит, Хана слышала от мусме, что Христос христиан и русских милосерднее Великого Будды и шести главных божеств. Милосерднее самой Кван-Нан и всех в мире. И вот Хана решилась: если мусме поправится сделать такое большое, большое дело.

Тут Хана таинственно замолкла, приложив пальчик к губам. Об этой таинственности думала Лика, едучи в карете из церкви в дом мужа.

В роскошной квартире князя Гарина уже собрались все немногие приглашенные на свадьбу, когда сияя своей скромной красотой и белизной своего свадебного наряда, Лика об руку с мужем переступила порог его гостиной.

И вмиг что-то стремительное и бурное бросилось к ней на шею.

-- Беленькая мусме! Задохнувшись от прилива восторга, кричала Хана покрывая поцелуями шею новобрачной. -- Беленькая мусме! Дождалась тебя наконец, дождалась.

-- Хана, милая Хана! -- ласкала девочку Лика.

-- Послушай мусме Лика, Хане надо открыть своему другу большую, большую тайну! Торжественно произнесла последняя, увлекая новобрачную в кабинет названного отца.

-- Слушай, миленькая мусме, что скажет тебе Хана твоя верная собачка, -- заговорила она новым серьезным голосом какого еще не слышал у нее никто и усаживая Лику на тахту сама устроилась как котенок подле ее плеча. -- Когда была больна маленькая девочка из приюта, что ты обещалась Богу? -- задала она тем же серьезным тоном вопрос, пытливо глядя в лицо нового друга.

-- Я дала слово, Хана, -- в тон японочке не менее серьезно ответила Лика -- дала слово бросить отныне всякие удовольствия и отдать себя всю на служение людям, моим ближним, всю без остатка.

-- Papa Гари говорил мне это и ставил тебя мне в пример, -- подхватила все тем же серьезным тоном японочка и когда в свою очередь заболела моя миленькая мусме, Хана чуть не помешалась от страха и горя... И тогда же вспомнив твое обещание, решила тоже пообещать как ты, лишь бы не умерла миленькая мусме!

-- Что же ты обещала, Хана, дитя мое? -- живо заинтересованная речью девочки, спросила Лика.

-- О, беленькая мусме! Вот что пообещала Хана. Помнишь ты говорила Хане о милосердии вашего христианского Бога. О Христе рассказывала ты ей, о Том милосердном Христе, Который исполняет все что просят у Него люди. И вот что сказала Христу маленькая Хана... -- Сделай так чтобы выздоровела мусме Лика, чтобы не умерла мусме и тогда возьми Хану Милосердый Христос в число твоих христианских детей. Вот что пообещала тогда. Хана

-- О! -- вырвалось радостным возгласом из груди Лики и она прижала девочку к своему усиленно забившемуся сердцу.

-- Да, теперь Хана будет христианкой! Мусме Лика жива. Хана счастлива и должна отплатить за это счастье христианскому Богу! -- серьезным и проникновенным тоном говорила девочка. -- Papa Гари приводит теперь каждый день русского священника к Хане, и он учит ее молитвам, символу веры и десяти заповедям христиан. Сейчас еще Хана не может войти в христианскую церковь, но после потом, там в деревне ее окрестят. Дядя Сила и тетя Бэтси будут слушать обеты Ханы быть верной христианкой Милосердному Христу. Так сказал papa Гари и Хана исполнит все, что ей велят! с неизъяснимой трогательной покорностью закончила свою речь девочка.

Лика снова заключила девочку в свои объятия.

Пришедший за ними князь Всеволод застал эту трогательную картину.

-- О, Лика! Добрый ангел вошедший в мой дом! Чем отблагодарить вас за дарованное мне счастье! -- дрожащим голосом произнес князь, целуя руки молодой жены.

И все трое они вышли к гостям.

За ужином Анатолий весело шутил и дурачился с Бэтси и Ханой, говоря, что в "Нескучном очень скучно", и что вместо лошадей там ездят зимой на волках, а летом наоборот волки ездят на людях.

Обе они и девушка и девочка заразительно смеялись шуткам молоденького пажа.

В это же время на другом конце стола Сила Романович, у которого было свое имение близь Нескучного, предложил князю и Лике совместно построить еще один питомник, убежище для призрения бедных деревенских сирот и дом для бобылок, одиноких нищих старух.

Лика внимательно вслушивалась в каждое слово молодого заводчика, сочувствуя и изредка вскидывая глаза на сидевшую против нее тетю Зину.

-- Видишь, тетя, сколько добрых людей на свете, казалось, говорили без слов эти сияющие взоры молодой женщины, -- и как приятно, как хорошо, как дивно хорошо иметь кругом таких добрых, таких отзывчивых людей!

И радостно сияющий взор Лики уже видел где-то далеко, далеко отсюда еще так недавно, бедные деревенские избушки теперь превратившиеся как в сказке в хорошие, крепкие деревянные дома... Огромные здания, прекрасной больницы, богадельни, убежища для бедных старух и детей, и светлый фасад новой деревенской школы, который мерещился ей уже давным-давно...

И радостно торжествовала красивая душа Лики...