Поиск

Щелчок повесть для детей Лидия Чарская Часть II Глава XIV

Проехали верст восемь, еще две остаются... Миновали поля, въехали в лес.

Здесь хорошо и привольно. Не пыльно, прохладно, тенисто. Пахнет смолою, грибами и тем, чуть заметным, запахом, который несет с собою осень.

Глаза Орли жадным взором впиваются в чащу. Вдруг невольный крик, готовый вырваться от неожиданности, замирает на его губах.

Среди начавшейся золотиться и багроветь по-осеннему чащи он видит грязно-серые пятна... Потом что-то вы­сится яркое над кустами. Одновременно слышится какая-то возня и как бы задавленное ржание лошади...

Взор Орли зорче проникает в чащу... Что-то пестрое, ярко-красное, наполовину с желтым и зеленым, висит прицепленное к ветке дерева... Какие-то лохмотья...

Едва сдерживая свое волнение, мальчик потянул но­сом. Так и есть -- запах гари!..

Поднял голову: чуть заметной струйкой вьется дымок над шатрами кустов и деревьев.

-- Цыгане! Табор! Наш табор! -- вихрем пронеслась в голове Орли быстрая мысль.

Его соколиные, по зоркости, глаза приметили все тог чего не видели другие. Неимоверно развитые жизнью сре­ди природы слух и обоняние подтвердили догадку.

Мальчики и Мик-Мик не могли заметить там, далеко в чаще, ни спрятанных в кустах телег с навесами, ни су­шившихся на дереве цыганских лохмотьев, ни высокого шеста с красной тряпкой, который служил как бы флагом и знаменем дяди Иванки.

Этот красный значок был значком их табора, и теперь в присутствии здесь дяди Иванки со всей его цыганской семьей Орля не сомневался больше.

* * *

-- Наконец-то!.. А я уж думала, не дождусь дорогих гостей!

Натали Зараева стояла на крыльце своего домика, утонувшего в зелени акаций и сирени, окруженная детьми Сливинскими: веселой институткой Сонечкой, Катей, То­лей и Валером. Тут же, с трубкой во рту, находился сам полковник, под руку с женой.

Тетя Натали была в простом темном платье. На ее печальном лице играла какая-то странная, загадочная улыбка. Она протягивала руки приезжим и издали кивала головою.

-- Добро пожаловать, дорогие гости!.. Пожалуйте в столовую!.. Обед на столе!

Дети с шумом выскочили из экипажей и стали здоро­ваться с семьею Слививских.

-- Tante Natalie! Можно перед обедом обежать сад и показать его нашим друзьям? -- ласкаясь, как кошечка, просила Сонечка.

-- Обед на столе, мы ждем вас! -- успела только ответить та.

Но шумная ватага, вырвавшись из гостиной, уже мча­лась по запущенным аллеям сада.

-- Господа! Я нарочно привела вас сюда, -- говорила через минуту Сонечка, запыхавшись от быстрого бега, останавливаясь в отдаленном уголку сада, -- сюда на эту площадку. Слушайте, нас ждет сегодня большой сюрприз.

-- Сонька подслушала его, когда tante Natalie гово­рила с маман, -- вставил свое слово Валя.

-- Неправда! Неправда! --вспыхнула девочка. -- Tante Natalie сама сказала мне, что сегодня поведет нас в таин­ственную комнату и -- ах! -- что мы там увидим! -- и Сонечка на минуту даже зажмурила глаза.

-- Что? Что увидим? -- заинтересовались дети.

-- Она и сама не знает, -- заявил Толя.

-- Я и сама не знаю. Но... tante Natalie сказала, что мы увидим там что-то особенное, -- проговорила его сестра.

-- А что же ты не говоришь, что tante Natalie обе­щала нам рассказать интересную историю после обеда? -- напомнил Валя.

-- Да! Да! И историю расскажет, и в таинственную комнату поведет, -- подхватили хором дети Сливинские.

-- Обедать, детвора! Суп простынет! -- послышались голоса старших в открытые окна столовой.

И вся ватага понеслась к дому.

Какой вкусный был обед у tante Natalie! Каким оча­ровательным десертом угостила она своих гостей!

Но странно. Г-жа Зараева не притрагивалась ни к одному блюду, и, когда раскладывала кушанья по тарелкам гостей, руки у нее дрожали как в лихорадке. А глаза подолгу останавливались на личике сидевшей подле нее Гали.

Едва успел кончиться обед, как хозяйка поднялась с места.

-- Я попрошу вас. дорогое друзья, уделить мне несколько минут внимания. -- произнесла она взволнован­ным голосом, проходя в гостиную впереди гостей. -- Присядьте, господа, и выслушайте меня. Я хочу вам рассказать небольшую историю юности одной моей знакомой, которая должна заинтересовать вас всех. Вы разрешите?

-- Помилуйте! Мы очень рады, -- отозвались взрослые.

-- Рассказывайте! Рассказывайте! Мы все внима­тельно слушаем, вас, tante Natalie! -- неистово кричали дети.

И несколько десятков глаз жадно уставились в ее лицо.

Г-жа Зараева обвела своими печальными глазами слушателей и начала свой рассказ.