Поиск

Орден Жёлтого Дятла Часть 8. Охотничьи подвиги Педриньо Глава 7

Эмилия развивает бешеную деятельность.

После этого приключения Педриньо стал прямо бредить охотой. Бразильские звери его уже не устраивали…

— Бабушка, ну как это в Бразилии нет ни львов, ни тигров, ни носорогов! — говорил он с упреком, как будто донна Бента была в этом виновата. — Вот в Африке же есть… Давай, бабушка, продадим дом и поедем путешествовать, а? Охотиться на львов, как, наверно, интересно… А здесь, кроме ягуара, какие водятся хищники? Почти никого. Только пака, олень и тапир -травоядные бедняги, которые людей боятся. Вот мне бы с носорогом встретиться, уж я бы с ним потягался!…

Донна Бента приходила в ужас от этих речей. Она много читала про зверей, водящихся в лесах Африки, и знала, что нет никого свирепее и яростнее носорога. Бедная старая сеньора холодела с головы до ног при мысли о том, с какой силой можно бодаться таким рогом.

— Вы только подумайте, Настасия, в какие крайности ударился Педриньо, — говорила она. — Хочет охотиться на носорога… Не знаю, в кого он пошел. Ни за его отцом, ни за дедом ничего такого не замечалось…

Тетушка Настасия крестилась. Она не знала, какой такой носорог, никогда его не видала, ни в кино, ни во сне. Но само слово было страшное. «Носорог, господи спаси!»

— И хуже всего то, — сетовала донна Бента, — что когда эти дети вобьют себе что-нибудь в голову, то они уж обязательно добьются своего. Они сегодня выдумают то, завтра это, и кончится тем, что они и в самом деле поймают какого-нибудь носорога, вот увидите.

Так оно и случилось. Это кажется сказкой, басней, выдумкой, а, однако, это истинная правда: внуки донны Бенты поймали настоящего носорога! Каким образом? Погодите, не все сразу…

Через некоторое время после нападения ягуаров в Рио-де-Жанейро приехал цирк. Но что за цирк! Кого-кого там только не было: шесть львов, три жирафа, четыре тигра, зебры, гиены, тюлени, пантеры, кенгуру, удавы и… огромнейший носорог. Когда Педриньо прочел в газете сообщение о таком потрясающем событии, он совершенно потерял покой. Немедленно надо ехать в Рио, не теряя ни минуты, пока звери не уехали… Он даже написал письмо маме, донне Тонике,: прося прислать денег на дорогу. Однако, раньше чем от мамы получился ответ, в Рио произошла сенсация: как-то ночью, когда завывала буря, носорог выломал железные прутья своей клетки и бежал. Бежал за город, в леса Тижуки, дальнейшее направление неизвестно.

Это событие всколыхнуло всю Бразилию. Газеты ни о чем другом не писали. Даже один государственный переворот, намеченный на конец недели, был отложен, потому что заговорщики так заинтересовались носорогом, что решили оставить в покое враждебную партию, мало, впрочем, отличающуюся от их собственной.

«НОСОРОГ УГЛУБЛЯЕТСЯ В БРАЗИЛЬСКИЕ ЧАЩИ» — под таким заголовком, набранным крупным шрифтом, сенсационное сообщение появилось во всех газетах. В течение целого месяца только и было разговоров, что о сбежавшем носороге. На поимку животного были брошены целые отряды сыщиков и полицейских. Самые опытные сыщики Рио-де-Жанейро прилагали в этом деле всю свою сноровку и строили планы «кампании» один хитроумнее другого. Полиция оставила все очередные дела и в полном составе отдалась новому спорту — охоте на таинственное чудовище.

Но где оно, чудовище? В диких чащах реки Амазонки? В девственных лесах штата Эспириту Санту? Никто не знал. Со всех концов страны дождем лились телеграммы от «напавших на след». Из города Манауса писали: «В лесу, отстоящем на девять с половиной миль от города, в бамбуковых зарослях, замечено чудовище черного цвета, по-видимому являющееся носорогом. Пришлите подкрепление».

Пятеро сыщиков и множество полицейских были немедленно отправлены самолетом в указанный район для расследования. Расследование показало, что замеченным чудовищем была черная корова, заплутавшаяся среди нескольких бамбуковых деревьев…

Другая телеграмма, в таком же роде, пришла из города Кашоэйру в штате Эспириту Санту: «В районе окрестных лесов слышится завывание, исходящее явно не от ягуара или иного животного, известного у нас. Пришлите срочное подкрепление».

Самолет с сыщиками немедля поднялся в воздух. Расследование показало: «завывал» попугай, сбежавший из зоологического сада, где научился подражать голосам всех животных.

Куда девался носорог? Этот вопрос задавали себе многие, утром вставая с постели и вечером ложась в постель. Куда, действительно, мог спрятаться этот ужасный зверь?

Ни у кого не было материала для ответа на этот вопрос. Ни у кого, кроме… Эмилии! Да нет, вы не ослышались, именно так: кукла из Ордена Желтого Дятла знала местопребывание чудовища!…

Как это случилось? Очень просто. Убежав во время грозы из клетки и углубившись в леса Тижуки, носорог побрел куда глаза глядят и так трусил быстрой рысцой все вперед, все вперед, пока не оказался, уже под утро, в лесных зарослях неподалеку от Домика Желтого Дятла. Место ему понравилось, и он решил остаться тут попастись, полакомиться сочными травами, которые так бурно разрослись.

Лесное население переполошилось. Капибара, которая может жить как на суше, так и в воде, бросилась в реку и боялась нос наружу высунуть. Ягуары разбежались. Обезьяны вскарабкались на самые высокие деревья. Никто из зверей не понимал, кто такой этот новый зверь и почему он такой странный. Увидев, какая в лесу создалась обстановка, жуки Эмилии решили, что надо поставить ее в известность. Разыскали куклу.

— В лесу, — сказал жук.

— Появился, — сказала жучиха.

— Зверь, — сказал жук.

— Совершенно, — сказала жучиха.

— Неизвестный, — сказали жук и жучиха вместе: от волнения.

— Большой? — спросила кукла.

— С маленький деревенский дом, — отвечали жук и жучиха, опять вместе.

Эмилия вначале решила, что это, верно, какой-нибудь бык, отбившийся от стада, но по описанию близнецов выходило что нет, не бык. И вдруг ее осенило:

— Послушайте, этот зверь черный?

— Черный.

— Кожа в складках?

— В складках.

— Рог на носу имеется?

— Имеется.

— Он ест людей?

— Нет, он ест траву и листья.

Эмилия подперла рукой подбородок и предалась размышлениям. Постепенно припомнив все, что слыхала от Педриньо про сбежавшего из цирка носорога, она решила: никто другой это быть не может.

— Это он! — воскликнула она громко.

— Кто — он? — поинтересовались жуки.

— ОН! — повторила Эмилия, сделав такое страшное лицо, что жуки задрожали. — ОН — это ОН, понятно?

Эмилии было лень объяснять жукам, что такое носорог. Поэтому она ограничилась тем, что сделала еще раз страшное лицо и повторила хриплым шепотом:

— ОН!…

Жуки грохнулись в обморок.

Эмилия довольно спокойно оставила их в этом состоянии и пошла домой задумчивой походкой. Что делать? Просто так вот прийти и всем сказать? Ну нет, не на такую напали…

— Педриньо, — сказала она, взойдя на веранду, — у меня к тебе дело.

Педриньо читал газету. Не отрываясь от чтения и даже не взглянув в сторону Эмилии, он сказал:

— Ну какие у куклы дела? Чепуха…

— Серьезные. Узнаешь — ахнешь!

— Ну, давай выкладывай. Пристала тоже… — сказал Педриньо, все не отрываясь от газеты. — Я читаю новости про носорога, а ты…

Эмилия притворилась заинтересованной:

— Да? А что пишут?

— Пишут, что вся эта история с носорогом — просто газетная утка. Никакого носорога нет. Директор цирка выдумал всю эту историю для рекламы.

— Как жалко! — воскликнула кукла с притворным огорчением. — А как было бы интересно, если б это оказалась правда…

— Да я сразу разобрал, что это утка, — сказал Педриньо, чтоб похвастаться своей прозорливостью. — Конечно, утка. Носорог — в Бразилии?! Невозможно! Это животное не переносит нашего климата.

Эмилия улыбнулась так странно, что Педриньо насторожился:

— Да чего ты смеешься, дурочка?

— Над тобой смеюсь… что ты такой умный. Хорошо говорит тетушка Настасия: прост как дрозд…

— Благодарю за комплимент; а хоть бы и как попугай, тебе-то что? Отстань, Эмилия! Пойди посмотри, нет ли меня на улице, понятно?

— Значит, мое дело тебя не интересует?

Педриньо заколебался: что она задумала?

— Ну, говори скорей. Только без лишних слов.

Но Эмилия начала издалека:

— Как ты считаешь, Педриньо, почем ценятся у нас в Бразилии носороги? Как ты думаешь?

Педриньо обиделся: более глупого вопроса придумать было невозможно.

— Так ты помешала мне читать газету для того, чтобы сказать еще одну глупость? Да? Вот что… Съешь банан и посчитай обезьян. Ясно?

— Не знаешь, — ехидно улыбнулась Эмилия, — даже приблизительно… Ну что ж, мальчику, который никогда не выезжал из Бразилии и даже не был в Рио, это простительно…

— Ерунда! — загорелся Педриньо. — Совсем не к чему выезжать… Можно и так ответить.

— Так ответь.

— Ну, дорого стоит. Бабушка говорит, что редкие вещи стоят дорого. Там, где много носорогов, он, наверно, не дороже коровы или быка. Если б у меня были деньги…

— Но у тебя денег нет. Меняемся: даешь новую тележку — получаешь носорога. Идет?

Педриньо даже не удивило это предложение, потому что мысли его сразу обратились к тележке. Эту новую тележку подарил Педриньо плотник, который недавно чинил у них пол. Он несколько дней чинил, Педриньо с ним очень подружился, и плотник сделал ему тележку. Педриньо ценил эту тележку больше, чем все королевские золоченые кареты, вероятно, потому, что никогда не видал золоченых карет и они были королевские, а тележка была его собственная. Но носорог — это носорог…

— Я согласен, — сказал Педриньо. И только теперь догадался удивиться: — Но откуда ты возьмешь носорога, Эмилия?

— Из леса. Мои близнецы просто молодцы. Все, что в лесу случается, мне рассказывают. Они рассказали, что появился новый зверь с рогом на носу, и я сразу догадалась, что это носорог.

У Педриньо бешено забилось сердце. Носорог! Настоящий носорог! Чудо!…

— Но что мы с ним будем делать? — сказал он. — Возвратим в цирк?

— Я думаю, надо его принять в Орден Желтого Дятла, — сказала Эмилия. — Носорога нам очень не хватает.

— Да что ты, Эмилия, это невозможно! Это зверь дикий, свирепый и неудобный. Он такой большой, что нигде не помещается. И потом, бабушка с те— тушкой Настасией умрут со страху. Если мы приведем носорога в сад, так они запрутся в доме и никогда не выйдут… А если в дом… Ну подумай сама: например, бабушка на веранде рассказывает сказку или что-нибудь там из истории с географией, и вдруг входит носорог, послушать… Да он и на веранду не влезет…

Но на Эмилию уже «нашло», по выражению тетушки Настасии.

— Влезет! — яростно вскрикнула она и так вылупила свои глаза из шелковых ниток, что они опять угрожали лопнуть. — Если я захочу, так влезет!…

Спорить с Эмилией было бесполезно, да и некогда. Надо было действовать. Спешно собрали членов Ордена Желтого Дятла (не всех: Рабико не нашли, он, верно, где-нибудь что-нибудь ел) и во главе с Эмилией отправились искать жуков-близнецов. Их нашли в полуобморочном состоянии.

— Где носорог? — спросил Педриньо у близнецов, не дав им опомниться.

Еще не совсем придя в себя и совершенно не представляя, что значит «носорог», бедные жуки тупо смотрели на Педриньо. Эмилия вмешалась в разговор и сказала, что она одна умеет объясняться с этими насекомыми.

— Послушайте, — обратилась она к близнецам, — мы хотим знать, где находится ОН.

Жуки пришли в себя и сказали, что ОН в бамбуковых зарослях. Получив точные указания, Педриньо, Эмилия и Носишка направились в лес.

Через полчаса пути дошли до того места, где лес становился все реже и реже и откуда открывалась большая прогалина; на краю ее росло то самое старое фиговое дерево, под которым звери собирались на совет, а по ту сторону начинались бамбуковые заросли. Носорога что-то было не видно.

— Вон там огромный черный камень, — сказала Носишка, указывая на какую-то глыбу с округлой поверхностью, выступавшую из высокой травы. -Давайте взберемся наверх, может, оттуда увидим это чудовище.

Все побежали к круглому камню, взобрались наверх и стали смотреть во все стороны; нет, между деревьями ничего не было.

— Эмилия, — огорчился Педриньо, — никакого носорога здесь нет. Ни тени носорога. Напрасно ты так носилась со своими близнецами: «мои жуки, мои жуки» — жулики они, а не жуки! Да им надо все лапки оборвать. На твоем месте я бы…

Педриньо не смог досказать, что бы он сделал на месте Эмилии: камень зашевелился! Да это был вовсе и не камень — это был сам носорог, который прилег здесь отдохнуть!… Ну, как вся компания прыгала вниз, можете себе представить сами. Жалко, что не было кинооператора, — такой прыжок стоило запечатлеть на экране как самый быстрый и ловкий прыжок на свете. Но, поскольку носорог был неуклюж, то, пока он поднимался на ноги, наши охотники успели забраться на самую высокую ветку старого фигового дерева, откуда могли наблюдать за диковинным зверем, не подвергаясь никакой опасности.

— Действительно, — сказал Педриньо, который, сидя на своем насесте, мог очень хорошо рассмотреть чудовище, — настоящий носорог, великолепный образец. Смотрите, какой огромный рог на голове! А шкура-то как панцирь…

— Я думаю, надо послать телеграмму в Рио-де-Жанейро, — сказала Носишка, — сообщить тамошним властям, что носорог нашелся. Как ты считаешь, Эмилия?

Эмилия сморщила лоб, что означало, что в ее голове созревает «гениальная идея».

— Я считаю, — отвечала она, — что никакой телеграммы посылать не нужно и вообще никому ничего нельзя говорить. Иначе сразу же набьется к нам в дом целая куча взрослых, и тогда все пропало. Взрослые всегда все портят. Не выношу взрослых!

Педриньо задумался: да, лучше бы без взрослых, но дело особое, прямо сказать, серьезное дело, так что придется просить помощи у взрослых, иного выхода нет. Во всяком случае, бабушке сказать необходимо: дом, в конце-концов, бабушкин, и, если туда придет ктонибудь без спроса… тем более носорог… Было решено рассказать донне Бенте о необычайном происшествии.

Да, но как сойти с дерева в виду этой рогатой опасности? Носорог стоял спокойно, ничем не выражая намерения уходить отсюда. Он ломал ветки окрестных кустов и жевал сочные листья мирно и чинно, как яремный вол… По— ложение спасла Эмилия.

— Ну, вот что, — сказала она, — нельзя пешком, так дойдем порошком. У меня в кармане передника есть немножко порошка пирлимпимпим. Если он не выдохся, то поможет нам добраться до дому.

Педриньо был поражен: порошок пирлимпимпим у Эмилии? Но откуда? Украла, что ли?

— Ничего я не украла, — запротестовала Эмилия, угадав мысли Педриньо, — просто, когда мы покидали Страну Басен и ты мне дал этого порошку, я употребила только половинку, а половинку спрятала на всякий пожарный случай. Вот как раз и кстати.

Все пришли в восторг. До дома недалеко, так что порошка Эмилии вполне хватит, чтоб доставить домой всех троих.

Так и случилось… Очнувшись во дворе Домика Желтого Дятла, они сразу же услышали громкий разговор на веранде. Донна Бента и тетушка Настасия говорили на сельскохозяйственную тему: о том, что Рабико съел в огороде целый кочан капусты.

— Этого маркиза давно пора в печку! — говорила негритянка, никогда не питавшая симпатии к титулованным особам. — И какая с него польза-то? Шляется целый день, да сует повсюду пятачок свой поганый, господи прости! Только убирай за ним. А попробуйте чтонибудь сказать Носишке — дом обрушится…

В этот момент тетушка Настасия повернула голову и увидала, что Педриньо, Носишка и Эмилия, о чем-то перешептываясь, направляются к веранде.

— Чего-то натворили, — проворчала старая негритянка. — Педриньо идет руки в карманы, а Эмилия вон как нос задрала. Каждый день озорничают, боже!

Педриньо взбежал на крыльцо и без всякого предисловия сказал донне Бенте, что носорог нашелся.

— Что? Носо… — Старушка не могла от волнения докончить это слово.

— …рог, бабушка, настоящий, на носу один рог и больше нет, шкура толстая, как полагается. Он возле старого фигового дерева.

Донна Бента посмотрела на тетушку Настасию так, словно просила пощады.

— Носорог! — простонала она. — Боже! Этого только недоставало! Что теперь будет?…

Негритянка, никогда не видавшая носорогов, предложила, что пойдет в лес с метлой и прогонит эту нечисть. Но, когда Носишка показала ей портрет одного из этих толстокожих в книге «Жизнь животных» и рассказала, какие они огромные и какой у них страшный рог на носу, бедная женщина начала дрожать с головы до ног.

— Ах, сеньора, как быть-то? Ах, сеньора, как быть-то? — бормотала она, мелко-мелко крестясь, делая руками магические знаки и произнося древние таинственные заклинания против нечистой силы.

— Как быть? — задумчиво повторила донна Бента. — Что ж, надо немедленно сообщить в Рио, в полицию, чтоб приняли срочные меры, а пока не приедет полиция, пусть никто не выходит из дому. Носорог считается одним из самых свирепых и опасных зверей. Он может напасть на любого из нас!…

Эмилия поспешила вставить свое словечко:

— Донна Бента, я нахожу, что…

Но ее сразу же оборвали:

— Ради бога, Эмилия, ничего больше не находи. Из-за твоих находок мне скоро придется бежать из собственного дома. То на меня ягуары нападают, то носороги…

Эмилия растерялась и в первый раз в жизни не нашла что сказать… Она, правда, высунула язык в спину донне Бенте, но как-то вяло…