Поиск

Орден Жёлтого Дятла Часть 8. Охотничьи подвиги Педриньо Глава 1

Это, честное слово, ягуар!

Из всего семейства донны Бенты самый большой гуляка был маркиз де Рабико. Он знал наизусть все окрестные леса и перелески и успел сунуть свой пятачок даже в бамбуковые заросли, хотя донна Бента строго-настрого запретила там гулять, потому что бамбук разросся так густо и высоко, что и днем там было почти темно.

И вот как-то раз, когда Рабико предпринял поход в бамбуковый лес, чтоб полакомиться «древесными ушками», которые вырастают на гнилых стволах, что-то, видно, пришлось там ему не по щетинке, потому что он примчался оттуда, как борзый конь.

— Что случилось? — спросил Педриньо, видя, что у маркиза глаза вот-вот выскочат из орбит. — У тебя такая мина, как у маркиза, который видел ягуара…

— Не видел, но почти что видел! — прохрюкал маркиз, подвизгивая и отдуваясь. — Я услышал довольно странное мяуканье, а потом увидел очень странные следы. Я никогда не видел ягуара, но, говорят, это огромный котище — с целого теленка. Так вот, мяуканье, которое я слышал, было кошачье, только гораздо громче, а следы тоже были кошачьи, только гораздо больше. Значит, это был ягуар.

Педриньо задумался над рассказом Рабико. Может, это и правда? Он вспомнил, как сосед на днях рассказывал, что в окрестности стал скот пропадать… Он побежал искать Носишку.

— Знаешь что? Рабико сделал открытие: в бамбуковых зарослях бродит ягуар!…

— Ягуар? Да что ты! Пойду скажу бабушке…

— Не делай глупостей, — предупредил мальчик: — бабушка такая трусиха, она или умрет со страху, или сегодня же увезет нас в город. Лучше ничего никому не будем говорить и сами поймаем ягуара.

Носишка вылупила глаза:

— Ты что, с ума сошел, Педриньо? Ты не знаешь разве, что ягуар -это дикий зверь, который охотится на людей?

— Знаю, да, и еще знаю, что люди охотятся на ягуара.

— Так то ж взрослые люди, дурачок!

— «Взрослые люди»… — повторил мальчик, усмехнувшись. — Бабушка и тетушка Настасия взрослые люди, а как завидят таракана, так и убегают со всех ног. Важно быть не взрослым, а храбрым, и я…

— Я знаю, что ты храбрый, как бойцовый петушок, но ягуар — это ягуар. Одной лапой любого охотника уложит, говорит тетушка Настасия.

Педриньо залихватски ударил себя в грудь:

— Увидим! Я устрою облаву и, даю слово, притащу этого ягуара за уши к нам на двор. Кто боится, может остаться дома. Я пойду один.

Носишка просто задрожала от восторга при виде такой храбрости и отстать от брата не захотела.

— Я тоже пойду! — вскрикнула она. — Тот, у кого курносый нос, не должен бояться… Пойдем собирать народ…

И они отправились разыскивать своих товарищей. Первым на глаза попался маркиз де Рабико; он нашелся у кухонных дверей и, как всегда, был очень занят: ел кожуру тыквы.

— Поторопись, маркиз, ты примешь участие в экспедиции в лес на охоту за ягуаром.

Услышав такое сообщение, бедный поросенок подавился тыквой.

— На охоту за ягуаром? Я? Упаси господи!…

Педриньо был неумолим:

— Ты пойдешь хотя бы в качестве приманки, понятно?… Трус!

Рабико дрожал, как желе на блюдечке.

— Дворянин! — сказал Педриньо презрительно. — Сын знатного сеньора — и так дрожать! Позор…

Рабико не отвечал. Он выпил глоток воды, чтоб успокоить нервы, и снова принялся за свою тыквенную кожуру, думая про себя: «В критический момент я что-нибудь придумаю. Уж не считают ли они, что я позволю ягуару съесть меня в сыром виде?»

Вторым был приглашен граф де Кукурузо, принявший предложение с простотой и благородством, какие отличают настоящего ученого: он пойдет, чтоб победить или умереть; такие, как он, показывают себя именно в минуту опасности…

Потом пригласили Эмилию. Она захлопала в ладоши и радостно затараторила:

— Блестящая идея! Можно даже подумать, что это я придумала! Наконец-то у нас будет настоящее приключение! Жизнь здесь та-кая ску-у-чная… Да, конечно, я пойду и клянусь: уж если кто одолеет ягуара, то это буду я…

Два дня ушло на приготовления. Педриньо решил взять охотничье ружье, которое он сам смастерил, втайне от бабушки, из зонтика; оно было заряжено настоящими холостыми патронами, а курок спускался при помощи резинки.

— Пойду с ружьем наперевес! — сказал он. Граф вооружился шпагой, сделанной из обруча бочки; она получилась довольно острая, только вот как ударишь, так согнется. Но, несмотря на этот недостаток в вооружении, граф должен был играть важную роль в экспедиции — как Ученый.

— А ты, Эмилия, какое возьмешь оружие? — спросила Носишка.

— Я возьму вертел для жарки цыплят. Для охоты на ягуара это самое подходящее!

Оставался маркиз. Так как он был большой трус, то решено было вместо оружия на него надеть вожжи: Рабико повезет маленькую пушку, сделанную из печной трубы, привязанной к тачке. Пуля в пушке была одна, но хорошая -круглый камень, найденный на берегу реки. Поскольку благородный маркиз будет в упряжи, удрать он уже не сможет.

В назначенный день выпили утренний кофе с кукурузной кашкой и вышли из дому на цыпочках, чтоб старшие не заметили. Вышли через задний двор, прошли через перелесок, населенный носатыми красноперыми туканами, и вступили в густую чащу — ягуарову вотчину.

Рабико не солгал: следы ягуара ясно отпечатались на сырой земле. При этом открытии сердца пяти героев забились чаще. Пяти? Нет, четырех. Эмилия осталась совершенно хладнокровной.

— Что это, Педриньо? — спросила она, заметив бледность на лице отважного вождя. — Боишься?

— Я не боюсь, Эмилия! Я…

— Ты… опасаешься, знаю… — съязвила неумолимая кукла.

— Не шути со мной, Эмилия! — крикнул Педриньо, красный от гнева. -Все знают, что я ничего на свете не боюсь, только ос! Понятно?

Граф тоже шел «наперевес», только не с ружьем, а с бабушкиным биноклем, который он тут же снял с плеч и приложил к глазам, чтобы взглянуть на следы «научно».

— Это следы ягуара, именно, — сказал он. — Ягуар пятнистый, млекопитающее из семьи кошачьих, по-латыни «Felis onza», наиболее крупный и свирепый из хищников бразильской фауны, то есть животного мира.

— Короче, граф! — прервал Педриньо. — А откуда известно, что пятнистый?

— Мною обнаружено на земле два волоса — один желтый и один черный.

Это научное открытие чрезвычайно огорчило Рабико. Капли холодного пота покрыли его голову и уши. У него был порыв высвободиться из упряжи и дать стрекача; удержала его от этого поступка только мысль, что Педриньо рассердится и тогда пуля, предназначенная для ягуара, будет израсходована на него, Рабико. И он решил: а, все равно, будь что будет!

Идя по следам ягуара, охотники уже не могли сбиться с пути: хочешь не хочешь, а наткнешься на это неприятное животное…

— Вперед, рыцари! — крикнул Педриньо, протыкая воздух охотничьим ружьем так, словно это была шпага.

— Вперед! — повторили хором все… кроме Рабико, который потерял дар речи.

И наши маленькие герои с огромным воодушевлением зашагали вперед, и шагали полчаса. Внезапно граф, который шел в авангарде, держа бинокль в положении «наготове», крикнул твердым голосом:

— Я-гу-ар!…

— Где? — встрепенулись охотники.

— Вон там, в кустах… Вон, вон…

Действительно, кусты зашевелились, и вскоре показалась среди листвы огромная физиономия ягуара и стала смотреть именно туда, где находились пять героев.

Педриньо отдал приказ: «В атаку!» — нацелил на куст пушечку и приказал артиллеристу Рабико, распрягая его:

— Оставайся в этой позиции. Как услышишь команду «огонь!», чиркни спичку, подожги фитиль, и… пулей!

— Пулей домой? — спросил артиллерист, дрожа, как молочный кисель.

— Пулей по ягуару, дубина! — взревел Педриньо. Тем временем ягуар вышел из-за кустов и мягким, кошачьим шагом, пригибаясь к земле, направился в их сторону. Настала грозная минута. Граф поднял шпагу и решительным голосом подал команду:

— Огонь!

У Рабико зуб на зуб не попадал, так что он не сумел даже спичку зажечь. Педриньо пришлось прийти ему на помощь. Наконец удалось поджечь фитиль. Послышался скрип, и сразу же раздался выстрел: бум!… Но это был не выстрел, а одно безобразие: каменная пуля упала в двух шагах от пушки, вообразите! Провалилась артиллерия, вот что, а все так на нее надеялись…

Тогда Педриньо выстрелил из своего ружья: ну и выстрел… не лучше, чем первый. Только рассердил ягуара… Зверь оскалил зубы и быстрее пошел навстречу охотникам.

Положение становилось серьезным, и Педриньо, поставленный в тупик безнадежным состоянием огнестрельного оружия, издал боевой клич:

Спасайся, кто может!

Полный переполох… Каждый вообразил себя обезьяной и стал искать спасения на деревьях. К счастью, тут росло одно большое дерево, и на нем разместилась вся охота. Педриньо, Носишка и Эмилия влезли совсем легко, но вот старый граф зацепился ногой за шпагу и со всей своей наукой ударил носом в грязь. Ну ничего, немножко он полежал на земле, а потом Педриньо его зацепил сухим сучком, как крючком.

Рабико всех просто поразил. Такой прыти от него не ожидал никто: он взобрался на дерево, как кошка, и удачно повис на первом суку. Педриньо и Носишке, сидевшим на более высоких ветках, удалось ухватить его за ухо и поднять повыше, чтоб ягуар до него не достал. Когда ягуар приблизился, то все уже сидели удобно в безопасной зоне.

Ягуар сильно огорчился и сел под деревом. Сел на задние лапы и стал смотреть на охотников, которые так его околпачили. Похоже было, что он намеревается так сидеть, пока они не сойдут.

— Обожди, я тебя научу уму-разуму! — сказал Педриньо, вспомнив, что у него в кармане осталось немного пороху от холостых пуль.

Он взял щепотку и, свесившись со своей ветки, которая находилась как раз над головой ягуара, пустил ему пыль в глаза.

Это была удачная идея. Совершенно ослепленный, ягуар начал ерзать на месте и тереть себе лапами глаза с такой силой, словно хотел их выдернуть.

— Час пробил! Вперед, обезьяночки! — крикнул Педриньо и сполз вниз по стволу.

Все последовали его примеру. Издали воинственный клич и бросились на зверя в бешеном порыве, ловко действуя каждый своим оружием. Даже Рабико расхрабрился: поднял с земли камень-пулю и без помощи пушки выстрелил в ягуара в упор.

Когда на него так со всех сторон накинулись, ягуар совершенно запутался, и ему ничего другого не оставалось делать, кроме как умереть. Так он и поступил: стал нервно вздрагивать, а потом задохся. Когда он задохся, Педриньо с невиданным энтузиазмом запел воинственный гимн древних индейцев:

— Але гуа, гуа, гуа…

И все хором отозвались:

— Ура! Ура! Да здравствует Орден Желтого Дятла!…