Поиск

Орден Жёлтого Дятла Часть 6. Бродячий цирк Глава 2

Цирк.

Построить цирк не так-то просто. Педриньо пришлось делать все самому. Сначала он нарезал в лесу веток и лиан — это еще ничего, работа приятная. Но вот рыть ямы, чтобы поставить подпорки и шест, — это адский труд. Вы знаете, сколько ям? Больше тридцати. Подумайте только! Педриньо просто потом обливался: даже мозоли на руках натер. Эмилия, которая время от времени приходила «наблюдать», дала ему блестящий совет:

— Я бы на твоем месте наняла в лесу броненосца, чтоб рыть ямы. Броненосец — это лучший зверь для земляных работ, он всегда роет норки, такие кругленькие…

— А я бы на твоем месте, — ответил Педриньо в весьма дурном расположении духа, — съел банан и посчитал обезьян.

Эмилия показала ему язык и побежала в комнаты — жаловаться Носишке.

— Болван какой-то! — сказала она, надувая губы. — Я ему подсказала такой изумительный выход, а он послал меня считать обезьян! Болван!

— Но ты же знаешь, что Педриньо, когда работает, не любит, чтоб ему мешали.

— Да я…

— Придержи свой язычок и лучше помоги мне шить. Я вот кончаю солнце и сейчас начну тебе балетную юбку для лошади, для тебя то есть.

— Хорошо как! И у меня на спине тоже будет солнышко, да?

Носишка засмеялась:

— Никак нельзя, что ты, Эмилия! Солнце носят только клоуны. Тебе самое большее, что можно, — так это луну.

— Полную луну или не очень?

— Я думаю, лучше всего месяц.

Эмилия топнула ногой:

— Не хочу месяц! Хочу год!

Носишка снова засмеялась и обняла свою куклу со словами:

— Эмилия, Эмилия! Вот такая ты мне нравишься — глупенькая. А то вдруг важная, ученая ходишь! Кукла обязательно должна быть глупенькая…

А Педриньо между тем все рыл, да рыл. Вот уж последние ямки готовы, пора и подпорки ставить. Втыкай-вбивай, держи-вяжи — три дня сражался Педриньо со своими палками…

— Запотел как стекло, когда на улице холодно, — говорила Эмилия.

Однако цирк все больше становился похожим на настоящий, а когда Педриньо обтянул его ситцем, то и вовсе стал точь-в-точь как цирк Спинелли, куда они прошлой зимой ходили.

Педриньо был в совершеннейшем восторге. Заложив руки в карманы, он несколько раз прошелся вокруг своей постройки, изнывая от гордости. И крикнул:

— Народ, сюда!

Все собрались на площадке, где был построен цирк, восхитились и стали хлопать в ладоши.

— Замечательно! — сказала донна Бента тетушке Настасий. — Мой внук, когда вырастет, будет большим человеком, нет никакого сомнения.

— Вот и я всегда говорю, сеньора, — живо подхватила старая негритянка, — этот мальчик, Педриньо то есть, подает надежды. По моему мнению, он кончит инспектором.

«Инспектор», по мнению тетушки Настасий, была высшая должность, о которой может мечтать человек. «Потому что он ловит воров», — объясняла она.

Когда цирк был построен, начались репетиции. Педриньо и Носишка заперлись со своими артистами, строго-настрого запретив всем подсматривать. Крошка прибыла даже в ошейнике, и ей была поручена служба охраны у дверей цирка. Ей был дан приказ в случае чего лаять, но не кусать.

Когда репетиции первой части программы были вчерне закончены, Педриньо занялся пантомимой. Ну и адова работа, я вам скажу! Эта пантомима была задумана по определенному плану, но так как все считали долгом совать свой нос, то получилась сплошная путаница. Эмилия взяла на себя труд написать плакат и написала что-то совсем не то: «СОНВ СОДУ».

— Во-первых, "в" отдельно, Эмилия, — поправила Носишка, — а потом, «саду», а не «соду». Одно дело «сода», другое — «сад».

— Я это знаю не хуже тебя, — сказала Эмилия, — но я хочу, чтоб было «соду», иначе я выйду из труппы и моя лошадь тоже.

— До чего ж упряма! Если человек что-нибудь хочет, то он должен объяснить причину, а не говорить «я хочу»!

— У меня есть причина, — возразила Эмилия. — Сонв — это вовсе не сон, а такой зверь, которого я придумала. У него глаза на ногах, ноги на носу, нос на животе, живот на пятках, пятки на локтях, локти на боках, бока на…

— Довольно! — взмолилась Носишка, затыкая уши. — Совсем не нужно описывать всего зверя… Но почему же «соду»?

— Это я не могу объяснить, но так мне больше нравится. Если вы оба будете очень настаивать, то можно сократить и будет «Сонв со». Больше я ничего не могу для вас сделать… Брат и сестра переглянулись:

— Мне кажется, она сходит с ума, — шепнул Педриньо на ухо Носишке.