Поиск

Орден Жёлтого Дятла Часть 6. Бродячий цирк Глава 1

Предложения Эмилии.

Вскоре после конкурса на проект брата Буратино в Домике Желтого Дятла был объявлен новый конкурс: «Кто придумает самое интересное?» Победила… вы не догадываетесь?… Ну конечно, Эмилия. Поблескивая новыми глазами из голубого шелка, вышитыми накануне, она выдвинула великолепное предложение: устроить праздник, на котором будет выступать «Бродящий циркуль». Донна Бента, назначенная судьей конкурса, нашла, что идея превосходная, но очень смеялась над тем выражением, которое Эмилия употребила.

— Не «бродящий», а «бродячий», Эмилия. И не «циркуль», а «цирк». Циркуль — это прибор для черчения.

— А мне так больше нравится, — сказала Эмилия.

— Очень жаль, что у тебя все всегда не как у людей.

Эмилия упрямилась, упрямилась и наконец приняла только половину поправки:

— Если вы, сеньора, придаете такое назначение, то хорошо — пусть будет «цирк», но непременно «бродящий».

Донна Бента объяснила, что не «назначение», а «значение», и сказала, что «бродящий цирк» — такого названия нет.

— Нет, так будет! — сказала Эмилия. — Более звучно; вам что, одну букву жалко, что ли?

Донна Бента не соглашалась, но Педриньо нашел, что, правда, более как-то звучно, и решил так афишу и писать. Начали обсуждать план представления и распределять роли. Эмилия будет наездница и будет прыгать через обручи верхом на лошади. Жоан Представь Себе будет фокусник — ему придется глотать шпаги и есть огонь. А клоун? Главного-то и нет, кажется. Что ж за цирк без клоуна?

— Граф будет хорошим клоуном, только пускай не выражается поученому, — сказала Эмилия.

Пошли к графу. Домик графа находился на книжной полке: стены его составляли два толстых тома «Словаря португальского языка». Столом служила обложка какого-то древнегреческого трактата, кроватью — «Энциклопедия Смеха», замечательное снотворное средство. Другая мебель — шкафы, кресла, полки — тоже была из книжек в кожаных переплетах, унаследованных донной Бентой еще от ее дяди Агапито Заприкозу де Оливейра…

В этом домике граф проводил почти все свое время за чтением.

— Как ты думаешь, Эмилия, зачем он читает все эти старые книги? -шепотом спросила Носишка, подходя к домику графа. — По-моему, это очень опасно, правда?

Эмилия кивнула.

— Хорошие книжки, — продолжала Носишка, — это те, где рассказывается правда — как люди живут, разговаривают… И где есть над чем посмеяться… Правда?

Эмилия кивнула и, задрав голову, крикнула:

— Выходите, граф! Бросьте ваши старые книги, вы нужны для нового дела.

Граф, вздыхая, спустился с полки: он ни в чем не мог отказать знаменитой кукле…

Репетиции начались в тот же день. Педриньо был доволен своим учеником.

— Граф будет прекрасный клоун, — говорил он. — Даже лучше, чем этот такой знаменитый, которого тетушка Настасия так хвалит. Носишка, ты должна сшить ему какой-нибудь особенно потешный костюм.

— Я думаю, надо сшить костюм, как у настоящего клоуна: с большим желтым солнцем на спине.

— Ладно, ты займись солнцем, а я буду афишу писать.

Афиша вскоре была готова. И какая афиша!

"Знаменитый бродящий цирк.

Пешие и конные номера под управлением кавалера Ордена Желтого Дятла Педро Пустикозу де Оливейра.

Известная наездница Эмилия покажет художественную школу езды на своем коне Петуший Хвост.

Фокусник-иллюзионист-шпагоглотатель огня пожиратель (Дрожите!)

Прославленный клоун Куку Курузо. Смейтесь, смейтесь, смейтесь!

Пантомима «Сон в саду»

Представление закончится потрясающим сюрпризом.

Каждый зритель имеет право получить в фойе одну сладкую кокосовую лепешку и одно миндальное печенье типа «сахарные пальчики» — изделия знаменитой мастерицы сластей Настасимовой.

Не бойся начала, а жди конца.

Спешите! Только сегодня! Спешите!

Цена: ложи — 1 крузейро, партер — 10 сентаво.

Примечание: вход за кулисы категорически воспрещается"

— Все очень красиво, — одобрила Носишка, — только что это за фамилия «Пустикозу»?

— Это мое предложение, — тотчас же откликнулась Эмилия, — ты на меня, конечно, не обижайся, но ваша фамилия Заприкозу как-то неблагозвучна. Зачем ее запирать, в самом деле. Пускай гуляет!

Носишка нашла, что в рассуждениях куклы есть много верного, и в награду за то, что она такая умная, послала ее погулять по саду.

— А как же будет с музыкой? — спросил Педриньо, когда они остались вдвоем. — Ты не можешь заняться музыкой, потому что будешь встречать гостей. Тетушка Настасия тоже не может, потому что будет раздавать угощение. Кто же тогда?

— Я думаю, Рабико, — подсказала Носишка. — Слух у него не ахти какой, но ничего, сойдет.

— Нет, ни в коем случае! Рабико мне нужен для другого. — И Педриньо что-то зашептал на ухо сестре.

— Замечательно! — воскликнула Носишка, хлопая в ладоши. — Ничего лучшего ты еще ни разу в жизни не придумывал, Педриньо!

— Только никому ни слова! И Эмилии тоже, поняла? А то весь интерес пропадет.

И они еще несколько минут шептались и тихонько смеялись, зажимая рот рукой…

Педриньо переписал программу несколько раз и к каждому листочку приложил пригласительные письма, чтоб послать их своим приятелям и подругам Носишки. Но кому поручить письма? Ну конечно, сеньорам Конвертам. Но сеньоры Конверты не работают одни, им всегда помогают сеньориты Марки. И Педриньо достал много этих помощниц и просил их сопровождать сеньоров Конвертов. И все вели себя превосходно, никто не буянил и не сбился в пути, так что все письма вскоре попали прямехонько в руки тех, к кому были посланы.

— Прекрасно! — сказала Носишка, когда сеньоры Конверты были уже отправлены. — Теперь только остается пригласить наших друзей из Страны Сказок. Они никогда не были в цирке, и им, я считаю, должно понравиться…

— Я вот что думаю, — сказал Педриньо, — не лучше ли написать им всем общее приглашение и попросить сеньора Ветра разнести по адресам?

Так и сделали. Педриньо написал приглашение на хорошей атласной бумаге, разорвал его на множество кусочков и взобрался на самую высокую ветку старой питанги, которая росла у них в саду, чтобы бросить их на ветер. И он даже их в стихах бросил, потому что к Ветру, Воздуху, Огню и другим силам природы следует всегда обращаться в стихах — из уважения.

"Ветер, ветер, милый друг,

Полети-ка ты на юг,

И на север полети,

Наши письма опусти.

Ветер, ветер, наш дружок,

Полети-ка на восток,

И на запад полети,

Наши письма опусти,

Нам, из уваженья,

Сделай одолженье!"

Носишка стояла под деревом, задрав нос кверху, и смеялась. Потом вдруг забеспокоилась:

— Мы сделали ужасную глупость, Педриньо! Послали приглашения всем без разбору! Какая неосторожность! Теперь Синяя Борода припрется обязательно, вот увидишь!

— А ты не бойся, если он заявится, я на него выпущу такую свирепую собаку…

— Собаку? Но ведь у нас нет никакой собаки!

— Нет, так будет. Я попрошу дядюшку Барнабе дать мне Крошку на недельку. Старый негр такой добряк, даст обязательно. Она мне нужна, во-пер— вых, чтоб стеречь кулисы — а то вдруг кто-нибудь зайдет за занавес и раскроет все наши тайны, а во-вторых, чтоб кусать Синюю Бороду, если он вздумает прийти на представление. Ты не находишь, что это блестящая идея?

— Подходящая.

— Тогда держи свой передник, я буду бросать отсюда питанги, они совсем спелые…