Поиск

Дядя Фёдор идёт в школу, или Нэнси из Интернета в Простоквашино


Глава 6. К нам едет тётя Нэнси, или Нэт из интернет

Половину почты под ресторан сдавать не пришлось. Скоро от Утренней Звезды по интернетской почте Печкину пришло сообщение:

...

Дорогой дон Почтальон!

Я так рада, что ты наконец решился пригласить меня в гости.

Ты не беспокойся: добрые люди вокруг меня с радостью собирают мне деньги на билет, чтобы я как можно скорее вылетела.

Скоро я вылетаю. Я тебе сообщу, когда меня встречать. Ваша Утренняя Звезда Нэнси. Мечтаю о долгих беседах о нашем с вами месте в мироздании под луной. Твоя фотография у меня всегда под сердцем. Правда, она немного выгнулась. Но от этого вы стали только объёмнее.

– Ну что же, я вас предупреждал, – сказал профессор Сёмин. – Теперь я вас поздравляю. Вы не передумаете?

– Ни за что, – ответил дон Почтальон. – Утренними Звёздами не бросаются.

Со дня на день стали ждать сообщения о прилёте загадочной утренней тёти.

И вот оно пришло по Интернету:

...

Вылетаю к вам 15 июня рейсом № 5621 Панама – Гайана – Амстердам – Хельсинки – Москва – Простоквашинск. Встречайте.

Ваша Нэнси, ваша Нэт из Интернет.

– Значит, она из Панамы, – сказал почтальон Печкин. – Я знаю, это в Южной Америке.

– Совсем не обязательно, – возразил профессор Сёмин. – Этот рейс начинается в Панаме. А она может лететь и из Гайаны, и из Амстердама, и из Хельсинки, и даже из Москвы. Но слово «Панама» меня сильно настораживает.

– Почему? – спросил дядя Фёдор.

– Панама находится в Южной Америке, в самом узком месте. И однажды, в старину, группа жуликов взялась строить там канал, чтобы соединить два океана – Тихий и Атлантический. Они собрали с людей деньги и исчезли. С тех пор большое жульничество всегда называют «большой панамой».

Почтальон Печкин очень забеспокоился, но забеспокоился он не из-за «панамы», он забеспокоился по другому поводу:

– А как мы узнаем Утреннюю Звезду? Она пройдёт мимо нас, а мы её и не заметим. У нас такой большой самолётный вокзал в городе – тридцать метров в длину.

– Не самолётный вокзал, а аэропорт, – поправила его девочка Катя.

– Пусть аэропорт, – согласился Печкин. – Но как мы её узнаем?

– Придётся всех спрашивать, – сказал Шарик. – Мы будем всем симпатичным гражданкам в аэропорту задавать вопрос: «Вы не Утренняя Звезда?», «Вы не Утренняя Звезда?».

– Очень мило, – сказал Матроскин. – Там тысячи гражданок ходят. У всех не наспрашиваешься.

– А вы возьмите плакатик и напишите на нём: «Встречаем Утреннюю Звезду», – предложил опытный зарубежный ездчик профессор Сёмин. – Она сама к вам и подойдёт.

На том и порешили. Профессор Сёмин взял картонку от компьютерных упаковок, приколотил её к палочке и написал по-английски:

...

ВСТРЕЧАЕМ УТРЕННЮЮ ЗВЕЗДУ

– и ещё приклеил Нэнсиновскую фотографию.

Потом он по Интернету нашёл расписание всех самолётов, нашёл рейс № 5621 и узнал, что самолёт прилетает в Простоквашинск завтра, в воскресенье, в 10.00 утра.

И все отправились спать.

В этот день все умывались вдвое дольше, чем обычно, все нарядно оделись и вообще сверкали радостью. Они ехали встречать Утреннюю Звезду Нэнси из Интернета.

В городе Простоквашинске недавно построили небольшой аэропорт, и теперь там приземлялись самолёты.

Кот Матроскин накормил тр-тр Митю вчерашним супом, прикрепил к нему тележку-прицеп для багажа Утренней Нэнси, все уселись на трактор и поехали.

Аэропорт, как всегда, был перегружен. Радио то и дело сообщало:

– Внимание, внимание! Прибыла электричка из Новопетровска. Пассажиров просят пройти на посадку.

– Внимание, внимание: совершил прилёт самолёт Ан-12, совершавший рейс Мурманск – Берлинск – Простоквашинск. Выдача багажа будет производиться сегодня.

– Внимание, внимание: совершил остановку автобус номер 21 из Ореховска. Просьба освободить автобус.

Профессор Сёмин посмотрел на плакатик Печкина на палочке и сказал:

– Пожалуй, надо отлепить фотографию. Очень на некролог похоже.

Печкин быстро отклеил фотографию и стал всем показывать только надпись:

...

ВСТРЕЧАЕМ УТРЕННЮЮ ЗВЕЗДУ.

Вот прозвучало долгожданное:

– Внимание, внимание: совершил посадку самолёт компании «Дельта-Люкс», следовавший рейсом № 5621 Панама – Гайана – Амстердам – Хельсинки – Москва – Простоквашинск. Встречающих просим встречать. Провожающих просим провожать.

Напряжение у почтальона Печкина и у других встречальщиков достигло наивысшей точки.

Вот посыпались из аэродромной калитки люди. Сначала молодые бизнесмены с дипломатами. Потом пожилые бизнесмены с портфелями. Потом толстые шустрые тёти с большими сумками на колёсиках.

И наконец выплыло какое-то неведомое существо со спортивной сумкой через плечо. Существо было коричневого цвета и такой нарядности и яркости, что ни в сказке сказать, ни по телевизору показать: тонов не хватит.

– Что это за чудо такое в перьях? – удивился Матроскин.

– Я боюсь, что это и есть Утренняя Звезда, – ответил профессор Сёмин.

Почтальон Печкин автоматически спрятал за спину палочку с надписью: «Встречаем утреннюю звезду». Но было уже поздно.

Яркая гражданка, тряся всеми перьями, подбежала к ним и бросилась на шею профессора Сёмина. При этом она громко кричала:

– О! Утренний Полумесяц!

Профессор Сёмин с трудом отлепил её от себя и прилепил к почтальону Печкину.

– Вот ваш Полумесяц!

Гражданка крепко обняла Печкина за шею, и Печкин шлёпнулся на пол.

Дядя Фёдор, Матроскин, девочка Катя и Шарик стояли в стороне и с удивлением смотрели на это совсем непривычное в простоквашинских краях явление.

Звезда явно не сходилась со своей фотографией. Она по возрасту была значительно ближе к пенсии, чем к стипендии.

– Ой, какая она загорелая! – удивился Шарик.

– Она мулатка, – объяснила девочка Катя.

Экзотическая гостья долго и быстро говорила по-английски. Профессор Сёмин переводил:

– Гражданка Нэнси от всех нас в восторге. Она хочет знать, нет ли блох у этой очаровательной собачки? Спрашивает, какой вид из окна её будущей комнаты? Хотят ли русские войны? Ходят ли русские на лыжах летом? Сообщает, что её любимый русский киноартист – великий Пушкин. И очень интересуется, в какое время в России подают второй завтрак.

У Шарика от этих вопросов мозги даже вскипели. Он стал думать: а действительно, почему русские не ходят на лыжах летом? А разве Пушкин киноартист? И что такое второй завтрак? Он никогда и первого-то не видел.

– Какая молодец! – сказал Шарик коту. – Она всем интересуется.

– Пусть она лучше поинтересуется, где её багаж, – проворчал Матроскин.

Услышав слово «багаж», экзотическая Нэнси взволновалась:

– Багажа? Какая багажа? Мне не нужна никакая багажа. Моя друзья – вот моя багажа! Почему мы стоять? – оживлённо спросила экзотическая гостья и заговорила быстро-пребыстро, а профессор Сёмин её переводил.

– Скорее сажайте меня на ваш русский вездеход для сельской местности. Скорее везите меня в дом, покажите мне мою уютную комнату с ванной и видом на лес и горы.

– Да у нас отродясь такой комнаты не было, – тихо сказал Шарик Матроскину. – Разве что будка моя отдельная из ящиков. Так это тётка в неё не влезет.

– Почтальон Печкин её позвал, вот пусть он её и селит где хочет, – сердито ответил Матроскин.

Они подошли к машине.

– Это что такое? – спросила Нэнси из Интернета.

– Русский вездеход тр-тр Митя, – объяснила девочка Катя, которая тоже умела говорить по-английски.

– Может, лучше подождать такси? – спросила зарубежная Нэнси.

– Лучше не ждать, – объяснил Шарик.

– Почему?

– У нас такси пустят в следующем году.

Тень печали пробежала по восторженному лицу экзотической гости. Но она села на самое удобное место на тракторе и сказала по-английски:

– Смело вперёд, к романтическим горизонтам загадочной России!

Во всём Простоквашино не было ни одной уютной комнаты с ванной и с видом на лес и горы.

Утреннюю Звезду целый час возили по большой деревне, предлагая разные комнаты и виды.

В конце концов она выбрала баню почтальона Печкина при условии, что ей туда принесут телевизор дяди Фёдора, диван профессора Сёмина, зеркало девочки Кати и поселят к ней экзотическую, невиданную в её краях птицу Кукареку.

Чтобы выполнить все её требования, всем пришлось изрядно потаскать, погрузить, поподметать и побегать по огородам за ничейным приблудным петухом.

– Что-то мне не очень нравится эта перьевая гражданка, – тихо ворчал вечером кот Матроскин, когда всё угомонилось и все стали расходиться.

– Ничего, ничего, она ещё раскроется и расцветёт лучшими красками, – уверял его почтальон Печкин. – Утренние Звёзды раскрываются с утра.