Поиск

Дядя Фёдор идёт в школу, или Нэнси из Интернета в Простоквашино


Глава 4. Кот Матроскин спасает палеонтологический музей

В Простоквашине дожди бывают трёх видов. Грибные – это когда солнце и дождь вместе. Помидорно-огурцовые – это когда полдня дождь, полдня солнце. И капустные. Это когда целую неделю дождь напролёт и никакого тебе солнца в помине.

Занятия в кружке у Кати по Интернету продолжались.

В этот раз занимающимся сильно повезло. На улице лил капустный дождь, и ничто не отвлекало Матроскина, Шарика, дядю Фёдора и Печкина от занятий.

Проводила занятия Катя, а помогал ей сам профессор Сёмин.

– Чем мы займёмся в этот раз? – спросила Катя участников семинара.

– Как – чем? – сказал дядя Фёдор. – Мы уже давно собирались сходить в музей. Мы давно в музее не были. Вот ты, Шарик, когда ты последний раз в музее был?

– Когда? – задумался Шарик. – Да просто никогда. Всё некогда было.

– А ты? – спросил дядя Фёдор Матроскина.

– Я был. Я много раз был в одном музее. Я там мышей гонял. Это Палеонтологический музей в Москве. Там чучела зверей стоят. И много всяких костей. Даже кости мамонта есть.

Шарик сразу загорелся этим музеем:

– Мне ничего другого смотреть не интересно. Давайте мне этот музей, где кости.

Профессор Сёмин вызвал на экран табличку «Музеи». И стал выбирать музей для Шарика, по алфавиту.

Там были разные музеи – и Лувр, и Эрмитаж, и музей восковых фигур мадам Тюссо, и даже музей паровозов.

Наконец профессор нашёл то, что искал, он нашёл « Москва – Палеонтологический музей».

Сначала на экране появился план музея. Там были отдельные залы и было написано: «Зал доисторических животных», «Зал первобытных людей», «Зал млекопитающих», «Зал китообразных».

– Ой, – закричал Матроскин. – Это мой зал. Я в этом зале ночевал. Я у этого кита во рту спал!

Дядя Фёдор хотел попасть в зал доисторических животных:

– Ой, давайте посмотрим саблезубого тигра!

Профессор Сёмин стал двигать по столу «мышку-черепашку» и, когда стрелка на экране попала на этот зал, нажал специальную кнопку.

На экране сразу возникло большое помещение, и стало видно большое количество чучел. Это было чучело мамонта, чучело огромной трёхметровой птицы киви и чучело огромного доисторического носорога, который был размером с хороший бульдозер. К чучелам можно было приближаться, рассматривать их и от них отъезжать.

Получилось так, что, не выходя из дома, дядя Фёдор и другие участники семинара оказались в музее. Причём в самом интересном месте. Это было удивительно!

А почтальон Печкин твердил одно:

– Давайте разыскивать Утреннюю Звезду. Давайте разыскивать Утреннюю Звезду. Мы же послали ей письмо.

– Подождите со звёздами, Игорь Иванович, – сказала Катя. – Нам ещё в музее очень интересно.

Профессор Сёмин вдруг говорит:

– Смотрите, здесь есть специальный значок «Телекамера».

– Что это значит? – спросил дядя Фёдор.

– Это значит, если мы его включим, то нам покажут всё, что происходит в этом зале сейчас. Это будет прямой репортаж за ту же плату.

– Как так? – спросил дядя Фёдор.

– Очень просто. В музее стоит телекамера. И она показывает всё, что там сейчас происходит. Если сейчас в музее ночь, мы увидим ночь. Если в музее пусто, одна уборщица убирается, мы увидим одну уборщицу. Это называется репортаж в режиме реального времени. А если там есть посетители, мы их тоже можем увидеть. Хотите?

– Хотим, – сказали все, кроме Печкина.

– А вы, Игорь Иванович, что хотите?

– Я хочу получить письмо от Утренней Звезды.

– Это следующим заходом, – сказал профессор.

Он наехал стрелкой на значок телекамеры, и она включилась. Музей был закрыт. Посетителей не было. В музее было темно. Было совсем неинтересно.

– А звук можно сделать погромче? – вдруг спросил Матроскин.

– Можно. А зачем? – спросила Катя.

– Очень нужно, – сказал кот.

– И мне нужно, – поддержал его Шарик.

Профессор сделал звук на полную мощность. Но ничего не услышал.

– Что-то пилят, – сказал Матроскин.

– Где? – спросил профессор. – У нас или в музее?

– В музее, – сказал Шарик. – Пилят пилой по кости.

– Ой, – сказал глазастый дядя Фёдор. – Видите, чей-то локоть высовывается.

Все заметили – на краю экрана мелькала чья-то рука.

– Караул! – сказал Матроскин. – Это чучело мамонта! Я как сейчас помню, что оно там в углу стояло. По нему всё время мыши бегали. Кто-то отпиливает у него бивень. Это воришки.

– Немедленно звоним в Москву, – сказал профессор Сёмин.

Он быстро набрал телефон папы дяди Фёдора и всё ему объяснил. Папа дяди Фёдора позвонил в милицию и всё ей рассказал. Милиция сразу всё поняла и ответила, что примет меры.

Дядя Фёдор, Матроскин, Шарик и все-все, не отрываясь, смотрели на экран. Вот раздался грохот, очевидно, рухнул на пол отпиленный бивень. Потом раздался жалобный крик. Очевидно, этот бивень упал на ногу жулику. (Бивень мамонта весит все двести килограммов.)

Потом хромающий жулик появился на экране. Он с трудом нёс огромный бивень.

Потом появились два милиционера и помогли ему. Хотя видно было, что он их не просил.

– Ну и как теперь, – спросил Печкин, – мамонт будет без клыка?

– С клыком, – сказал профессор Сёмин. – Сейчас есть такие клеи, что лучше любого железа держат. Бивень у мамонта будет как новенький.

Тут на экране появился директор Палеонтологического музея в домашнем халате и с котлетой в руке и сказал в камеру:

– Дорогие неизвестные друзья! Спасибо вам, что вы спасли наш бивень. Теперь вы можете приходить в наш музей бесплатно до тех пор, пока вы не умрёте от старости.

И он поклонился нашим друзьям.