Поиск

Дядя Фёдор идёт в школу, или Нэнси из Интернета в Простоквашино


Глава 1. Дядя Фёдор собирается учиться

Время в Простоквашине медленно, но неуклонно шло в сторону увеличения: год прибавлялся к другому, а не наоборот. И скоро дяде Фёдору исполнилось шесть.

– Дядя Фёдор, – сказала мама, – а ведь тебе пора в школу идти. Так что мы заберём тебя в город.

– Почему в город? – вмешался кот Матроскин. – У нас в соседнем селе Троицком прекрасная школа открывается, типа гимназия-лицей.

– Знаем мы эти сельские школы! – сказала мама. – Вечная нехватка учителей. Плохое преподавание языков.

– Знаем мы эти городские! – сказал Матроскин.

– А что?

– Вечно курят в туалете. Плохое влияние улицы.

Этот разговор происходил ярким летом в июне, когда мама Римма и папа Дима в свой отпуск приехали к дяде Фёдору и коту Матроскину на дачу отдыхать.

В разговоре принимал участие и почтальон Печкин. Он сказал:

– Первый класс, это подготовительный. Он два раза в неделю. И в деревне, и в городе он одинаковый.

– Откуда вы знаете, Игорь Иванович? – удивилась мама.

– А я и сам собираюсь в школу ходить.

– Как так в школу? – спросила мама. – Разве вы не учились раньше?

– Учился, – грустно сказал Печкин. – Только плохо учился, прогуливал. Курил на переменах. Кое-как закончил с тройками. Я теперь хочу всё снова начать. Я буду стараться. Я с первого класса отличником стану. И так дальше пойду. Я хочу золотую медаль получить.

– Ой, – сказал папа. – Какая прекрасная идея. Может быть, я тоже в школу с начала пойду.

– Тебе, папа, надо не со школы начинать. Тебе с детского сада начинать надо, – сказала мама Римма. – Мне твоя бабушка рассказывала, что ты уже в детском саду был запущенный, плохо себя вёл. А Игорю Ивановичу большое спасибо за шутку.

– Это не шутка, – серьёзно ответил Печкин. – Я это твёрдо решил. Ещё я буду детям труд преподавать: как почтальоном работать, как правильно почтальонскую сумку носить.

– А как быть с языками? – спросила мама. – Детей языкам учить надо как можно раньше. В вашем Простоквашине пока я ни англичан, ни немцев не встречала.

– Мы язык будем по компьютеру изучать, – объяснил дядя Фёдор.

– Это кто же тебя, дядя Фёдор, такому научил? – ахнула мама.

– Это профессор Сёмин научил, – ответил Матроскин. – Мы часто к нему в гости ходим.

– Вот пусть он вам компьютер и покупает, – решила мама.

– Он собирается себе покупать, – открыл тайну Шарик, – а нам свой старый отдаёт. Поношенный, но совсем новый.

– Задаром? – удивилась мама.

– Нет, – ответил Матроскин. – Я ему всё лето свежее молоко носил.

– Он нас и к Интернету подключит, – сообщил дядя Фёдор.

– Как! – ахнул папа.

– А так, – ответил Шарик. – У нас же есть телефон.

– Дела! – удивился папа. – Я смотрю, наше Простоквашино такое передовое в смысле науки, что вы впереди всей планеты идёте.

После этого папа с мамой срочно решили погулять, на летнюю природу посмотреть. А сами устроили производственное совещание.

– Дмитрий, что будем делать? – спросила мама. – Так мы скоро ребёнка потеряем.

– Почему? – удивился папа.

– Потому что с этими Интернетами он скоро умнее нас сделается.

– И слава Богу!

– Какая же тут слава? Он нам будет про Интернет говорить, про выходы во все библиотеки мира, во все музеи, на все научные конференции, а мы в ответ про хорошую погоду на завтра. Он с нами по-английски, а мы ни «бе» ни «ме».

– Значит, нам тоже придётся компьютер покупать, – решил папа.

С этими невесёлыми мыслями папа и мама вернулись с прогулки. И очень скоро уехали в город.