Поиск

Любимая девочка дяди Фёдора


Глава 6. Ещё одно спасение дяди Фёдора. Уже настоящее

Утром раньше всех проснулся «Матраскин». Он встал с хорошим настроением. И стал думать: а почему он такой радостный?

Он вспомнил. Сегодня средство против девочки Кати должно сработать. Дядя Фёдор про неё забудет.

Он Шарика растолкал:

– Шарик, давай праздничный завтрак готовить.

– А что? – спрашивает Шарик. – К нам девочка Катя придёт?

– Наоборот, – говорит Матроскин. – В том-то и праздник, что мы от этой девочки избавились.

– А мне жалко, – говорит Шарик, – что мы от неё избавились.

– Ты не жалей, а лучше на стол накрывай. Тащи всё самое вкусное. Кашу там молочную, яичницу. Какао и масло с белым хлебом.

Шарик все это выполнил. Ещё и белую скатерть подо всё подстелил.

Тут и главный колдун на полставки появился – Печкин. Сели они все у кровати дяди Фёдора и стали ждать.

И вот дядя Фёдор глаза открыл. Посмотрел на всех внимательно. На потолок, на стены, в окошко. И говорит:

– Где я?

Шарик быстро понял – доигрались. А Матроскин и Печкин ещё ничего не поняли.

Матроскин даже пошутил:

– На Луне, вот где.

– А почему я на Луне? – спрашивает дядя Фёдор.

Печкин стал объяснять:

– Ты, дядя Фёдор, во сне летал, летал, вот и долетался.

Дядя Фёдор смотрит на Шарика, Матроскина и Печкина и спрашивает:

– А вы кто? Марсиане?

– Почему марсиане? – удивился кот. – Если мы на Луне, мы – луняне.

– А почему вы небритые? – спрашивает дядя Фёдор.

– Потому что мы не марсиане, – объясняет Печкин. – Мы – простоквашинцы.

– А чего вы делаете на Луне? – спросил дядя Фёдор.

Тут все запутались.

Шарик говорит:

– Ты что, дядя Фёдор, нас не узнаёшь?

– А кто вы такие? – спрашивает дядя Фёдор.

– Мы твои друзья. Мы тебя от одной девочки отвораживали.

– Зачем? – спрашивает дядя Фёдор.

Шарик говорит:

– Чтобы ты умнее стал и нас полюбил.

– И как, получилось? – спрашивает дядя Фёдор.

– Не знаю, – говорит Матроскин.

Неизвестно, чем бы всё это закончилось. Но тут папа дяди Фёдора входит. У него в руках большая корзина для грибов и сумка со вкусными продуктами.

Он к дяде Фёдору бросился:

– Сынок, дорогой, я так по тебе соскучился. Наконец-то мы вместе за грибами пойдём.

Дядя Фёдор спрашивает:

– А вы тоже марсианин?

– Какой марсианин? Я же твой папа с планеты Земля, – говорит папа дяди Фёдора.

– И что вы здесь делаете, на Луне? – спрашивает дядя Фёдор.

– Ничего не делаю. Я за грибами собираюсь.

– А разве на Луне грибы растут? – поражается дядя Фёдор.

Тут и до папы дошло, что с дядей Фёдором не все в порядке. Он стал Матроскина и Шарика расспрашивать, в чём дело.

Матроскин и Шарик всё ему рассказали. И про девочку Катю, которая всё знает и очень красивая. И про гриб африканский. И про то, что почтальон Печкин – на полставки колдун.

Папа в ужас пришёл. Он за голову схватился и стал срочные меры принимать – самые необходимые. Он маме позвонил.

Мама была в Москве. Она решила врача-психиатра разыскать, самого знаменитого. Стрельцова Владимира Владимировича. И привезти к дяде Фёдору.

Она к нему в институт психиатрический позвонила:

– Мне срочно нужен доктор Стрельцов. Мне надо с ним поговорить.

А ей по телефону отвечают:

– Вы что? Знаменитый психиатр Владимир Владимирович в отпуске. Он в самом модном месте отдыхает, в Простоквашине.

Мама срочно об этом нашим сообщила.

И тогда все наши на поиски Стрельцова бросились. А где его искать? На пляже, в лесу за грибами, на лодке, на фотоохоте? И как он выглядит?

Шарик, Матроскин и Печкин с папой везде бегать начали.

Как они видели человека, похожего на учёного, они немедленно подбегали к нему и спрашивали:

– Вы, случайно, не знаменитый учёный Стрельцов?

И люди им по-разному отвечали.

Видит пёс Шарик: на полянке в лесу сидит человек с бородой в вязаной кофточке, в годах уже. Весь книгами учёными обложенный. А глаза добрые, как у прокурора.

Такого человека даже спрашивать не надо. Любому дураку ясно, что это не учёный-психиатр. Крупному учёному никаких книг не надо. Он и так всё знает. Он сам книги пишет.

Значит, это студент. Или аспирант какой-нибудь. И Шарик мимо бежит.

Или вот видит Шарик – на лошади едет человек. В городском костюме, глаза умные и никакую книгу в руках не держит. Да ещё толстый. Сразу чувствуется, непростой человек.

Шарик спрашивает:

– Вы учёный?

– Учёный, – отвечает человек.

– Большой учёный? – допытывается Шарик.

– Да так себе, в пределах нормы. А что?

– А как ваша фамилия?

Человек отвечает:

– Святослав Фёдоров. Я глаза лечу. Зрение улучшаю.

– Тогда вы мне не нужны, – говорит Шарик.

– Понятно, – говорит Фёдоров. – Вам тот нужен, кто мозгами занимается.

В это время Матроскин другого человека встретил на берегу реки. Человек непростой, весь в лозунгах и формулах.

Бывает, люди на манжетах мысли записывают, а этот даже на самом себе. Ему, наверное, разные идеи в голову ночью приходили, а записать было негде. Видно было, что и обеспечен он хорошо. Цепь золотая на нём, как у кота учёного.

Матроскин так вежливо спрашивает:

– Гражданин отдыхающий, можно к вам обратиться?

– Тамбовский волк тебе – гражданин отдыхающий, – ответил учёный. – Чего тебе надо?

Матроскин даже растерялся от такого ответа и спрашивает:

– Вы, случайно, не являетесь авторитетом в психиатрической области?

– В какой области?

– В психиатрической, – поясняет кот. – Нам надо одного мальчика в разум привести.

– В Псковской области я являюсь авторитетом, – говорит учёный. – Там мы любого мальчика тебе в разум приведём. Даже дяденьку.

Матроскин испугался этого сурового учёного. Уж больно он учёный был. И скорее сбежал.

Печкин самым правильным путём пошёл. Он пришёл на почту и стал письма разбирать. Видит, одно письмо Стрельцову В. В. адресовано. Там и адрес был:

...

Улица Пушкина, дом Кукушкина, для Стрельцова В.В.

По этому адресу немедленно папа дяди Фёдора и пошёл.

Там он нашёл того дедушку в кофте, который книги на пеньке читал. Которого Шарик за аспиранта принял.

Папа сразу к профессору Стрельцову бросился:

– Наш мальчик чего-то ничего не понимает. Он как будто на Луну попал.

– А почему? – спрашивает психиатр.

– Да потому, что мы его грибами накормили отворотными, – признался Шарик.

– Какими такими грибами?

– С дурман-травой. Чтобы он одну девочку забыл, в которую влюбился.

– Интересный случай, – говорит профессор. – Скорее ведите меня к этому мальчику.

Его скорее к мальчику привели. Он стал у дяди Фёдора спрашивать:

– Ты помнишь, как тебя зовут?

– Дядя Фёдор.

– Почему же ты дядя, когда ты мальчик?

– Не знаю.

– А кто это рядом с тобой?

– Марсианская собака, которая с Луны.

– Правильно, молодец. А это кто? – доктор показал на Матроскина.

– Кот-луноход.

– Молодец, мальчик. А вот это кто? – Он подвёл к дяде Фёдору Печкина.

– Марсианский почтовый.

Профессор Стрельцов задумался и говорит:

– Тяжёлый случай. Галлюцинозный бред с выпадением памяти.

Потом он подумал и спросил:

– А есть у вас фотография этой девочки?

– Зачем фотография! – кричит Матроскин. – Мы сейчас её саму живьём приведём.

Побежали за девочкой Катей. По дороге Матроскин и Шарик ей всё объяснили. И про любовь, и про африканский гриб с дурман-травой. И про то, как дядя Фёдор марсианином стал.

– Вас в подвал бы посадить за такие дела вместе с вашим Печкиным, – сказала Катя. – И этими грибами забросать с ног до головы. Чтобы вы тоже на недельку марсианами сделались.

А пока кот и пёс за девочкой бегали, папа объяснил профессору Стрельцову, почему дядю Фёдора дядей звать. Потому, что он очень серьёзный мальчик и воспитанный.

Вот Катя пришла. Подвели её к дяде Фёдору. Профессор спрашивает:

– Дядя Федор, знаешь ли ты эту девочку?

Все замерли.

– Знаю, – говорит дядя Фёдор. – Это девочка Катя. Её дядя профессор Сёмин. Он зверей изучает. Она из Америки вместе с папой приехала.

Профессор Стрельцов вздохнул и перекрестился даже.

– Ну так вот. Катя и ты, дядя Фёдор, идите погулять в лесу, и в поле, и на речке и поговорите обо всём. Я думаю, к дяде Фёдору скоро память вернётся.

Катя взяла дядю Фёдора за руку и в поле повела.

– А вы знаете, дядя Фёдор, сколько у вас недостатков? У меня даже целый список есть.

– Откуда? – спросил дядя Фёдор.

– Ваши друзья приготовили.

И они ушли в поля деревни Простоквашино.

– А вы, приятели дорогие, – обратился профессор Стрельцов к Печкину, Шарику и Матроскину, – вы сами себе наказание придумайте.

Они задумались, и все стали затылки чесать. Такое с ними в первый раз в жизни случилось – наказание себе самим придумывать.

Тут и мама на такси приехала. А с ней тётя Тамара, её сестра из военных.

Как только Печкин маму увидел, а особенно её сестру тётю Тамару, он тихо так Матроскину говорит:

– Всё. Я для нас наказание придумал. Уходим в партизаны. На месяц. И ни на секунду не откладываем.

И все трое они бросились бежать в сторону леса.

Конец