Поиск

Зима в Простоквашино


Глава 6. Простоквашино готовится

Когда телеграмма из Москвы пришла, Шарик и Печкин очень обрадовались, а Матроскин сразу насторожился:

– А почему это мамы в этой телеграмме нет? Что-то здесь не так!

Но он особо эту мысль обдумывать не стал. Он просто решил взять командование в свои руки.

На следующее утро, ближе к полудню, он грозно так сказал Шарику:

– Вот что, охотник, тридцатое число на дворе, завтра Новый год. Бери ты в лапы пилу и топор и отправляйся в лес новогоднюю ёлку добывать. А мы с почтальоном Печкиным будем сибирские пельмени готовить. Или новогодний деликатес – макароны по-флотски.

Шарик не согласен:

– Мне жалко ёлки рубить. Они такие красивые!

– Ты не о красоте думай, а о том, что они бесплатные! – кричит кот. – Сейчас, между прочим, время настоящей экономии наступило. Значит, всё бесплатное надо брать как можно скорее.

Он опять лапы за спину положил и по избе прошёлся. И всё ворчал:

– Он о красоте думает! А о нас кто подумает? Антон Павлович Чехов? Да? Или Фёдор Иванович Шаляпин?

Почтальон Печкин спрашивает:

– Разрешите поинтересоваться. Кто это такой, Антон Павлович Чехов, будет?

– Не знаю, – отвечает Матроскин. – Только так пароход назывался, на котором мой дедушка плавал.

– А кто такой Фёдор Иванович Шаляпин?

– Тоже не знаю. Так другой пароход звали.

– Я думаю, они были очень хорошие люди, – сказал Шарик, – раз их именем пароходы назвали. И они ни за что бы не стали ёлки рубить.

– А что бы они стали делать?

– Они бы пошли в магазин и искусственную ёлку купили, – говорит Шарик. – Они бы ещё всяких масок купили, хлопушек и косточек, чтобы на ёлку вешать.

И тут в дверь постучали. И как раз входит человек в маске и с искусственной ёлкой в руках:

– Угадайте, кто я?

Простоквашинцы хором и сказали:

– Антон Павлович Чехов!

– И вовсе нет, – говорит гость.

Печкин, Матроскин и Шарик сразу догадались:

– Фёдор Иванович Шаляпин!

А это был папа дяди Фёдора.

– А где дядя Фёдор?

– Он в машине сидит. Мы в снегу застряли.

Простоквашинцы сразу обрадовались и дружно побежали машину вытаскивать.

Ветер воет, снегом и дорогу, и простоквашинцев забрасывает, но они смело тянут машину сквозь темноту и колючую пургу. Просто как бурлаки на Волге.

– Ездовые собаки, это я знаю, – говорит Матроскин. – А чтобы были ездовые коты, с этим я в первый раз сталкиваюсь.

– Ничего, ничего, – говорит папа, – у нас дороги такие, что ездовые академики встречаются. Я сам видел.

Папа веселится, шутит, а глаза у него грустные.

Машину они очень быстро дотащили. Даже тр-тр Митя не понадобился.

Вошли они в дом, и папа стал подарки раздавать.

– Это тебе, Шарик, ошейник с медалями. Кожаный, сносу ему нет.

– А медали за что? – спрашивает Печкин.

– За разное. Есть за слух, есть за нюх. Есть «За двадцатипятилетие Трактороэкспорта». Есть «За спасение утопающих». Мне эти медали один полковник-собаковод подарил.

– Но он же никого не спасал! Никаких утопающих! – возмутился Матроскин.

– Зато меня самого спасали! – отвечает Шарик. – Я сам был утопающим! Мне за это медаль.

Тут Печкин вмешался:

– А где моя лизучая собачка Щицу?

Тут дядя Фёдор сразу про собачку вспомнил и к машине побежал вместе с папой.

Через пять минут они приходят и собачку приносят вместе с бампером от «Запорожца». Оказывается, собачка бампер лизнула и примёрзла к нему.

Долго её вместе с бампером на печке держали, пока она от бампера не отлепилась.

Печкин тут же собачку взял и за пазуху засунул:

– Это моя собачка. Я её никому не отдам.

Матроскин спрашивает:

– А где мой радиоколокольчик для моей коровы?

Дядя Фёдор его в сторону отозвал и говорит:

– Я радиомаячок привёз, а стрелочный указатель я тебе позже передам. Не беспокойся, он до лета сюда ещё десять раз успеет приехать...

Матроскин ужасно расстроился:

– Шарику всё в целости привезли, а мне по частям.

Папа тем временем стал всё кругом осматривать. И спрашивает:

– У вас рис есть?

– Нет, – говорит Матроскин. – Только гречка.

Папа вздохнул:

– Придётся мне новогодний узбекский плов из гречневой крупы делать. А телевизор у вас есть?

– Есть. Вон он на шкафу стоит.

Папа телевизор со шкафа снял и спрашивает:

– А что это у вас такая странная настроечная таблица – кругами?

Почтальон Печкин говорит:

– Это у них не таблица. Это у них всё паутиной заросло. У них на каждой кастрюле такая настроечная таблица имеется.

Папа решил во что бы то ни стало телевизор наладить. Ведь в новогоднем «Огоньке» сегодня мама Римма поёт вместе с менеджером по колготкам!

Когда папа об этом менеджере думал, ему самому хотелось колготки на голову натянуть и с опасным оружием – с вилами – в подвал Дома журналистов явиться для выяснения отношений. Но он быстро себя успокоил и говорит:

– А у меня такая мысль есть прогрессивная. А давайте мы к себе на Новый год всех простоквашинских позовём.

– Да у нас тут простоквашинских только и осталось, что бабка Евсевна с дедом Сергеем с горушки да бабка Сергевна с дедом Александром за церковью, – говорит Печкин. – Да сторож Шуряйка хромой с лесопилки, который гармонист свадьбешный.

– Вот всех их и позовём.

– Все не придут. Шуряйка хромой ни за что не придёт.

– Почему?

– Он стесняется. Он негром стал.

– Как так негром стал? Разве неграми становятся?

– Становятся, да ещё как. К нам морилку завезли венгерскую для мебели. Он её выпил заместо спирта на одной гулянке. Наутро весь окрасился в коричневый цвет. Вот, не пей что ни попадя.

– Ну и пусть он коричневый. Всё равно позовём, – говорит папа. – В нашей стране все равны, независимо от цвета кожи.

Он взял лист бумаги из своего чемоданчика и стал рисовать пригласительные билеты:

...

Уважаемый дед Сергей с горушки!

Приглашаем вас с супругой (Евсевной) на торжественный банкет – встречу Нового года. Форма одежды нарядная. Лучше всего приходить со своим стулом или с табуреткой.

Встреча состоится в доме дяди Фёдора.

– Почему дяди Фёдора? – спрашивает Печкин. – А моя почта на что? Там помещение побольше будет. Там можно даже танцы устраивать.

– А телевизор там есть? – спрашивает папа. – Ведь мы должны нашу маму видеть. Её будут из подвала передавать.

– Есть там, есть телевизор! Мы всё увидим. И там большая ёлка прямо перед окном растёт.

Папа все пригласительные билеты на почту переписал. А Печкин их быстро по адресам разнёс.

Потом они все, кроме папы, взяли всё нужное и пошли на почту, чтобы почту в зал приёмов переоборудовать. Папа в избе остался, ему надо было к празднику узбекский плов готовить из гречки.