miloliza-logo

 


Побег из Простоквашино


В Простоквашино была осень. Шарик во дворе телёнка Гаврюшу на сторожевого быка дрессировал. Бросил ему палку через забор и приказал:

– Подать!

Гаврюша через забор прыгнул, но вместо палки соломенную шляпу в зубах принёс.

Оказывается, за забором почтальон Печкин стоял, в дырочку подсматривал.

Печкин шляпу ухватил, а Гаврюша её не выпускает. И тянут они её туда-сюда.

Кот Матроскин из окна высунулся и скомандовал:

– Гаврюша, голос!

Бычок как замычит: «Му-му!» – и шляпу выпустил.

Печкин обрадовался, что его шляпу не съели, и дяде Фёдору письмо вручил. Письмо было такое:

...

Дорогой наш мальчик! Ты живёшь в сельской местности совсем заброшенный. А к нам приехала тётя Тамара Алексеевна. Она решила тебе подарок сделать, рояль купила. Будет тебя на лауреата международного конкурса готовить. Чтобы ты был хорошо воспитан и музыкален.

– А я и так хорошо воспитан и музыкален! – говорит Шарик. – Я при гостях никогда блох не ловлю. И пою не хуже, чем Полад Бюль-Бюль-оглы на пластинке.

Он как взвоет... Матроскин так и передёрнуло от такого пения.

– У меня такое ощущение, – сказал он, – что бензиновая пила «Дружба» на гвоздь наехала. А откуда эта тётя взялась?

– Это мамина сестра. Она недавно на пенсию вышла. Ей силы девать некуда. Вот и покупает рояли для всех.

И стали они ждать нашествия Тамары Алексеевны, как в старину ждали незваных гостей.

Шарик всё время бегал на дорогу смотреть. Однажды прибегает и кричит:

– Едут! Едут! И рояль везут.

И точно.

Едет грузовик, в кабине – шофёр и тётя, а в кузове – папа, мама, фикус и рояль.

– Так, – говорит Тамара Алексеевна, – вот вы, значит, какие!.. И кто же из вас будет дядя Фёдор?

Тут почтальон Печкин как из-под земли вырос:

– Вот этот, который в брюках и без хвоста, и будет дядя Фёдор.

– А вы, значит, почтальон Свечкин?

– Печкин я. Печкин.

– Вот и хорошо. Помогите мне рояль из машины вытащить.

Стали они рояль двигать, а он ни с места.

– Ещё бы, – говорит тётя, – его в магазине семеро двигали.

Тогда Матроскин взял цепь, на которой Мурка паслась, от Мурки отцепил и карабинчик на ножке рояля защёлкнул. И говорит шофёру:

– Трогайте.

Машина поехала, а рояль на месте остался, в воздухе. Все вместе его поймали и на землю поставили.

– Ну и дом у вас... – говорит тётя. – Будем расширять. Второй этаж надстраивать.

– Нам и так хорошо живётся, – заметил Шарик.

– Вам плохо живётся, – возразила тётя. – Просто вы не знаете. Вы по ошибке счастливы. Но я вам глаза раскрою. Я вас нацелю куда надо, на соответствующие показатели.

Она велела рояль в коровнике поставить.

– Но там же Мурка живёт, – напомнила мама. – И Гаврюша.

– Ничего, мы их переселим. Мы им во дворе палатку разобьём. Мы будем теперь без церемоний. Вы любите без церемоний?

Никто без церемоний не любил, только Печкин любил.

И всё стало в Простоквашино меняться. Раньше просто за грибами ходили, теперь стали организовывать сбор грибов.

Утро. Тамара Алексеевна сидит, как начальник, за столом и проводит оперативку:

– Составим план на день. Матроскин с Шариком бросаем в реку – рыбу ловить. Дядю Фёдора в сарай – музыкой заниматься. Почтальон Печкин командируется в огород и в магазин. А папа с мамой направляются на спецзадание – изучать учебник педагогики. Всем ясно?

Все было ясно.

– Так, – говорит тётя, – а теперь о новостях. Есть у нас какие-нибудь события?

– Никаких, – отвечает Печкин. – Только корова Мурка за ночь дырку в палатке проела.

...Яркий день. Все при деле. Дядя Фёдор в коровнике в большой тоске играет полонез Огинского. Сарай скрипит ему в такт... Он шатается. Потому что к нему привязана корова Мурка.

Почтальон Печкин на Гаврюше картошку в огороде окучивает. Матроскин и Шарик на речном горизонте с удочками сидят. Мама с папой видны в палаточную дыру. Они книгу читают.

– Почтальон Печкин, – командует тётя, – временно оставьте вверенный вам участок и проведите беглый осмотр того, что сделано!

Печкин на берегу:

– Граждане сотрудники, прошу вас дать показания... то есть сведения. Сколько рыбы выловлено за истекшее время?

– Одна, – коротко, по-военному, отвечает кот.

– Прошу уточнить, – говорит Печкин. – В каких единицах ведёте измерения. Что у вас одна? Одна тонна, кубометр, одно ведро?

– Одна килька, – поясняет кот, – весом в одну тонну, размером в один кубометр.

– Еле запихнули в ведро! – добавил пёс.

Печкин отметил что-то в своей книжечке и дальше пошёл.

Он подошёл к папе и маме:

– Уважаемые, сообщите, какие у вас успехи и какие новости за текущий период.

– Новости хорошие, – говорит папа. – За текущий период корова Мурка «Педагогику» съела. Теперь умнее станет в десять раз.

Печкин и это записал в книжечку. И к дяде Фёдору подошёл.

– А как у вас дела, молодой человек? Что доложить руководству?

– Доложите, что куры в рояле гнездо устроили. Цыплят высиживают. Пора музыку прекратить.

И вот Печкин к Тамаре Алексеевне с докладом пришёл.

– Кот с собакой рыбу ловят. Одну кильку поймали. Весом в одну тонну, размером в один кубометр. Еле-еле в ведро запихнуть удалось. У дяди Фёдора всё тоже хорошо. Куры в рояле, слава Богу, цыплят высиживают. Можно музыку не учить.

– Понятно, – говорит тётя. – А у папы с мамой всё, надеюсь, хорошо?

– Лучше не надо. Корова Мурка «Педагогику» съела.

– И что же здесь хорошего?

– Теперь умнее станет раз в десять.

– Караул! – закричала тётя Тамара и вызвала маму.

– Я, как старшая сестра, тебе говорю: ты должна воспитывать не только сына, но и мужа.

– А может, не надо меня воспитывать? – говорит папа. – Мне уже скоро сорок.

– Мужчину надо воспитывать до пятидесяти, – отвечает тётя. – А после пятидесяти можно перевоспитывать начать. Завтра с новым подъёмом за дело.

И вот начался новый подъём. Раннее утро. Из чердачного окна в мегафон тётя передаёт распорядок дня:

– Матроскин и Шарик бросаются в лес на землянику. Дядя Фёдор – в палатку, дырку от Мурки зашивать. Папа и мама будут кур из рояля в корзину переселять. Почтальон Печкин делает для всех обзор сегодняшних газет.

Трудовой день в разгаре. Почтальон Печкин обходит всех с книжечкой.

Папа с мамой кур переселили, в две руки играют «Чижика-пыжика». Корова мычит с ними в такт.

– Как дела, уважаемые? – спрашивает Печкин.

– Прекрасно! – отвечает папа. – Отдыхаем хорошо. Как в изоляторе.

– От такого прекрасного отдыха скоро зеленить начнём, – добавила мама.

Печкин это записал и дальше пошёл. В лесу он Шарика с Матроскиным встретил и спрашивает:

– Как у вас дела со собором весенних плодов в осеннее время? Нашли чего-нибудь?

– Нашли одну, – отвечает Матроскин.

– Чего одну? Одну тонну? Одну корзину? Одну ягоду?

– Одну ягоду, – отвечает кот. – Весом в одну тонну. Если в ней сердцевину съесть, отличная земляничная будка получится.

Печкин всё записал.

И к дяде Фёдору пошёл.

– Как дела, уважаемый молодой юноша?

– Очень здорово. Я сам себе штаны к палатке пришил.

– Так ты бы за ножницами сходил.

– Не получится, – говорит дядя Фёдор. – Я сам себя и заштопал изнутри. Вылезти не могу.

Вот Печкин к тёте вернулся. Она спрашивает:

– Как дела? Что у папы с мамой нового?

Печкин в книжечку смотрит:

– Отдыхают хорошо. Как в изоляторе. От такого прекрасного отдыха скоро зеленеть начнут.

– А как со сбором земляники для лечебного варенья?

– Нашли одну ягоду весом в одну тонну.

– Такую огромную?

– Так точно. Если в ней середину съесть, отличная будка получится.

– А что с дядей Фёдором?

– Лучше быть не может. Он сам себя к палатке пришил.

– А что же он не вылезает?

– Он штаны изнутри приметал. Может вылезти только голышом.

– Кошмар! – сказала Тамара Алексеевна. – Надо срочно проводить массовое воспитательное действие! Ну-ка, товарищ Печкин, посмотрите прессу. Какая сегодня главная задача дня?

Печкин начинает читать:

– «Перестройке – государственную приёмку!»

– Прекрасно, но не совсем продумано.

– «Жилищному строительству – бетон высшего качества». Годится?

– Зажигательно, – говорит тётя, – но не для нашей местности. Ещё что есть?

– «Сохранить урожай без потерь – вот главная задача сегодняшней деревни».

– Это для нас. Трубим полный сбор.

И вот за обедом при общем сборе тётя говорит:

– С сегодняшнего дня мы все, как один, будем картошку охранять.

– А у нас никто картошку не ворует, – возражает дядя Фёдор.

– Это сейчас не воруют, – настаивает тётя. – А раз в газете пишут, значит, скоро начнут.

– Я согласна охранять картошку, – говорит мама. – Только пусть и меня саму охраняют. Очень я темноты боюсь.

– А меня надо от комаров охранять, – добавляет папа.

– Выход на поле с первыми лучами темноты, – говорит тётя.

Все стали готовиться. Папа с мамой стали чемодан укладывать.

– Ты и бритву уложи, – говорит папа, – и галстуки.

В стороне Матроскин с дядей Фёдором рюкзаки готовят.

– А что, – спрашивает Шарик, – мы и Мурку с собой берём?

– А как же! – отвечает кот. – Мы ей на рога присоски приставим. Нагнётся жулик картошку копать – она к нему и приклеится.

Поздний вечер. Первые лучи темноты. Тётя выстроила команду перед крыльцом, как на линейке. Только команда получилась очень странная. Кто в вечернем платье, кто с коровой на поводке, кто с чемоданом.

– На охрану колхозного поля – главную нашу задачу – выходи!

– Есть «выходи»!

Тётя идёт впереди. Глядит вдаль. В мегафон строевые песни поёт. К полю подошла, а за ней никого нет.

– Ой, караул! Всех похитили!

Станция железной дороги. Подходят папа и мама. Мама говорит:

– Я думаю, наш мальчик не пропадёт. Ему трудно будет, но он в хорошие руки попал.

– Точно, не пропадёт! – соглашается папа.

– А почему ты так думаешь?

– Потому что он тоже к станции приближается. Тоже сбежал.

– Какое счастье!

– Счастье, да не полное, – спорит папа. – Потому что с ним вместе к нам в город и Мурка едет.

– Ничего, – говорит мама. – Пусть на газоне пасётся.

И снова все в сборе. Кроме тёти. Все обнимаются. А проводник против.

– Это вы куда с коровой? С коровами нельзя.

– А это не простая корова, – говорит дядя Фёдор. – Она учёная.

– И что же она умеет делать?

Мурка смотрит на него, выпучив глаза, потом как замычит полонез Огинского: «Му-му-му-му...»

Проводник сразу дверь открыл:

– Пожалуйста, грузитесь. Я этот марш пожарников с детских лет люблю.

И вот уже поезд едет в сторону города. А по рельсам бежит тётя Тамара Алексеевна и кричит: – Вернитесь, мои хорошие, я больше не буду!

 

Поиск

Елизавета Лиза Элизабет

Статьи о сказках

Main Page Contacts Search