miloliza-logo

 


Каникулы в Простоквашино


В Протоквашино была зима. Папа, мама и дядя Фёдор жили в городе.

Дядя Фёдор в школу ходил. А Шарик и Матроскин в деревне жили.

Дымки чуть вьются над деревней. Снега нападало как в старину. А дом дяди Фёдора почему-то поделён белой линией пополам. Посредине дома ходит кот Матроскин и ворчит:

– Безобразие! На дворе социализм построили, а у нас одна пара валенок на всех, как при гнилом царизме.

– А почему так получилось? – спрашивает почтальон Печкин. – У вас средств нету? Денег у вас не хватает?

– Средства у нас есть, – отвечает кот. – У нас ума не хватает. Говорил я ему: «Купи себе валенки». А он кеды купил. Тоже мне чемпион сельской местности. Лучше бы он альпинизмом занялся.

– Почему альпинизмом? – спрашивает Печкин.

– Там несчастных случаев больше. Тьфу! Балбес он!

– А вы скажите ему об этом. Раскройте ему глаза.

– Не могу. Мы два дня не разговариваем.

Печкин сразу нашёл выход:

– Вы ему письмо напишите. Я вам даже открытку дам. Вам простую или поздравительную? У меня только поздравительные.

Взял Матроскин поздравительную открытку с цветочками и стал писать: «Шарик, ты – балбес».

– Неправильно это, – говорит Печкин. – Если бланк поздравительный, сначала поздравить надо.

Тогда кот дописал: «Поздравляю тебя, Шарик, ты – балбес».

Шарик на печи обиделся и говорит Печкину:

– Я в него сейчас кочергой брошу.

А Печкин говорит:

– Зачем бросать, если почта есть. Это уже бандероль получается. Сейчас мы ее упакуем и коту передадим. Платите десять копеек.

Он к коту подошёл и говорит:

– Вам кочергу прислали бандеролью. Хотели в вас запустить.

– Что?! – кричит Матроскин. – Да я за это в него утюгом!

– Это уже посылка получается, – говорит Печкин. – Потому что больше килограмма. Платите двадцать копеек за доставку.

Так они ползимы ссорились. А папа с мамой ничего этого не знали. Папа и дядя Фёдор старый «Запорожец» купили и чинили его прямо в комнате. И папа говорит:

– Скоро у нас Новый год. Надо в Простоквашино на каникулы собираться.

А мама говорит:

– Вы как хотите, а у меня выступление в «Голубом огоньке». Я не могу в Простоквашино.

– А после выступления – на последней электричке? – предлагает дядя Фёдор.

– Я, конечно, люблю Простоквашино, – отвечает мама, – но не до такой степени, чтобы в вечернем платье в электричках разъезжать.

– Это верно, – заметил папа. – Сейчас в Простоквашино надо вечернюю телогрейку надевать и вечерние валенки.

Тут в дверь постучали. Телеграмма пришла. Вернее, почтальон пришёл. В телеграмме было написано:

...

ШАРИК С МАТРОСКИНЫМ ПОРУГАЛИСЬ. ВЕЩИ ДЕЛЯТ. СКОРО ПЕЧЬ ПИЛИТЬ НАЧНУТ. ПЕЧКИН.

– Ничего не понимаю, – говорит мама. – Почему они скоро печь пилить начнут?

А папа всё понял и стал в Простоквашино собираться.

А в Простоквашино ссора продолжалась. Кот подзывает Печкина и говорит:

– Передайте этому типу срочную телеграмму.

– Записываю, – говорит Печкин.

Матроскин ему диктует:

...

СКОРО ДЯДЯ ФЁДОР ПРИЕДЕТ. СРОЧНО БЕРИ МОИ ВАЛЕНКИ И ИДИ В ЛЕС ЗА ЁЛКОЙ.

Печкин посчитал на счётах и говорит:

– Четырнадцать слов, доставка. С вас пятьдесят копеек.

Потом он к Шарику подошёл и сообщает ему:

– Вам телеграмма пришла. Будете ответ писать?

– Не буду, – отвечает Шарик. – У меня денег нет.

– А вы поищите в карманах.

– Всё равно не буду. У меня и карманов нет. Я ответ нарисую.

Он мелом рисует домик на печке.

– Что это? – спрашивает кот. – Что это за народное творчество?

– Это индейская национальная изба, – говорит пёс. – Фигвам называется.

Тогда кот про Шарика сказал:

– Мы его на помойке нашли. Отмыли, отчистили от очистков, а он нам фигвамы рисует. Лучше бы дядя Фёдор черепаху завёл в коробочке.

– А это потому фигвамы, – объясняет Шарик, – что мне жалко ёлки рубить. Они такие красивые.

– А ты не о красоте думай, – кричит кот, – а о том, что они бесплатные! Сейчас, между прочим, пятилетка экономии. Всё бесплатное в цене...

И он всё время ворчал:

– Он о красоте заботится. А о нас кто позаботиться – Антон Павлович Чехов?

Печкин спрашивает:

– Разрешите узнать, а кто такой будет Антон Павлович Чехов?

– Не знаю! – отвечает кот. – Только так пароход назывался, на котором моя бабушка плавала.

– Наверное, он был хороший человек, – говорит Шарик, – раз его именем пароход назвали. И он не стал бы ёлки рубить.

– А что бы он стал делать?

– Пошёл бы в магазин и искусственную ёлку купил.

Тут в дверь постучали. Входит человек в маске и с искусственной ёлкой.

– Угадайте, кто я? – спрашивает.

– Антон Павлович Чехов, – говорит Печкин.

А это папа дяди Фёдора приехал. Все закричали: «Ура!» А кот стал лапами меловую черту стирать.

– А где дядя Фёдор?

– Он в машине сидит. Мы застряли.

И вот, как бурлаки на Волге, наши герои стали лямкой тянуть «Запорожец».

– Ездовые собаки – это я слышал... – ворчит Матроскин. – Но ездовые коты?.. Такого ещё не было.

– Ничего, ничего, – говорит папа сзади. – У нас дороги такие, что и ездовые академики встречаются. Я сам видел.

Папа решил телевизор включить, чтобы «Голубой огонёк» посмотреть.

– Странная у вас какая-то настроечная таблица, – говорит папа. – Кругами.

– Это у них не таблица, – объясняет Печкин. – Это у них всё паутиной заросло. У них на каждой кастрюле такая таблица. Потому что они поссорились.

– Мы уже помирились, – говорит кот. – Потому что совместный труд для моей пользы облагораживает.

– Говорят, что скоро ёлки будут выпускать вместе с игрушками, – сообщает Печкин, вешая игрушки. – Они будут, как зонтики, открываться.

– У нас во дворе настоящая ёлка есть, живая! – кричит дядя Фёдор. – Давайте её наряжать.

Они на чердак бросились – там старинные вещи были, и стали ими ёлку во дворе наряжать.

– Какие там у вас новости в городе? – спрашивает Матроскин у мальчика.

– Никаких особых нет. Только родители ещё одного ребёнка решили доставать.

– Дожили... – ворчит кот. – Теперь детей, как дублёнки, доставать стали. Или как чёрную икру.

Тут Печкин из окна высунулся:

– Ой, вашу маму по телевизору показывают. Какая радость – ей тип с большими усами розы подарил.

Папа сразу помрачнел и к окну бросился.

– Это вовсе не тип, – сказал он. – Это руководитель маминой самодеятельности.

А Печкин телевизор в окошко выставил, чтобы всем маму было видно.

Дядя Фёдор говорит:

– Ой, сейчас наша мама петь будет. А у вашего телевизора звука нет.

И точно, появляется в телевизоре мама, начинает петь, но её не слышно.

– Как жалко, что мы её не слышим, – говорит дядя Фёдор. – Она к этому выступлению полгода готовилась.

И вдруг мамин голос потихоньку становится слышен.

– Ой, – удивился Печкин, – кажется, звук включили! А вот и сама мама появилась с лыжами.

– Ничего себе, – заявил Печкин, – до чего техника дошла: вашу маму и там и тут передают.

А это не техника дошла, это мама дошла. Все бросились к ней и стали качать вместе с лыжами.

– Я же говорила, – сказала мама, – что не могу без вашего Простоквашино.

И тут часы двенадцать пробили. Пришёл Новый год.

 

Поиск

Елизавета Лиза Элизабет

Статьи о сказках

Main Page Contacts Search